Узбекистан против Вьетнама, Chevrolet в Казахстане и деза о запретном слове в Туркмении

Что пишут мировые СМИ о Центральной Азии – еженедельный обзор
На сборе хлопка в Узбекистане. Фото с сайта Amnesty.org

Узбекистан может войти в число мировых лидеров по производству одежды и другой продукции из хлопка — в настоящее время эту нишу занимают Вьетнам, Китай и Бангладеш. Однако есть серьезное препятствие — международный бойкот узбекистанского хлопка.

Американский журнал Foreign Policy призвал прекратить этот бойкот, так как Ташкент предпринимает меры для того, чтобы в сфере производства хлопка больше не нарушались права человека. «6 марта президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев подписал знаменательный указ, который отменяет производственные квоты в хлопковой промышленности страны. Тем самым упраздняется система, которая была впервые введена в 1920-х годах Госпланом Советского Союза. Эта система квот — неотъемлемая часть узбекистанской экономики на протяжении почти столетия — способствовала нарушению прав человека, поощряя использование принудительного труда. Сбор урожая хлопка в Узбекистане являлся крупнейшей в мире сезонной трудовой мобилизацией, более 2 миллионов человек привлекались для сбора хлопка вручную. Несмотря на значительный прогресс в реформировании, в прошлом году более 100 тысяч человек были вынуждены работать на полях», — говорится в публикации издания. Напомним, что бойкот был инициирован международной коалицией Cotton Campaign более десяти лет назад, от использования узбекского хлопка отказались свыше 300 крупных мировых брендов, производящих текстильную продукцию.

Сборщики хлопка в Узбекистане. Фото с сайта Uzbekgermanforum.org

Недавние шаги узбекистанского правительства для модернизации своей хлопковой отрасли, по мнению авторов публикации в американском издании, представляют собой одну из наиболее значительных вех по модернизации сферы труда в мире. «Сегодня достигнут реальный прогресс, но хлопковая промышленность Узбекистана еще не привлекла достаточных иностранных инвестиций в значительной степени из-за международного бойкота, который остается в силе. Если инвестиций не будет, то это поставит под угрозу приватизацию указанной отрасли и повредит перспективам более широкого реформирования в стране... Усилия, предпринимаемые для реструктуризации хлопковой промышленности Узбекистана, свидетельствуют об амбициозности реформ Мирзиёева, которые охватывают макроэкономические сектора, такие как либерализация валюты, фискальные реформы, а также пересмотр налоговой системы, политические реформы, создание новых полномочий для законодательной власти и социальные реформы, среди которых усиление защиты свободы слова и средств массовой информации», — резюмируется в статье.

Новостное агентство «Рейтер» сообщило, что Узбекистан запросил у Азиатского банка развития (АБР) кредит на поддержку бюджета в размере $1 млрд. Оно отметило, что узбекистанский президент в прошлом месяце распорядился, чтобы его кабинет учредил фонд в размере $1,1 млрд для предотвращения распространения коронавируса и смягчения социально-экономических последствий от него. В связи с эпидемией новой болезни растут риски невозврата кредитов на сумму 90 млрд сумов ($9,4 млн) в гостиничном бизнесе, 650 млрд сумов ($68 млн) — в транспортно-логистической сфере, 180 млрд сумов ($18,9 млн) — в сфере общественного питания, 3,6 трлн сумов ($378 млн) — на предприятиях внешней торговли. Турфирмы и гостиницы продолжают платить туристический сбор в размере $2−3 в день. Указанный фонд должен финансироваться за счет внешних льготных кредитов. Президент АБР Масацугу Асакава заявил, что банк уже создал группу для рассмотрения поступившего от Узбекистана запроса.

Сборочная линия Chevrolet в Кустанае. Фото с сайта Zakon.kz

New Europe рассказала о том, что на автомобильном заводе в городе Кустанае на севере Казахстана запущена совместная линия по сборке казахстанско-узбекистанских автомобилей марки Chevrolet. Долгое время сборкой Chevrolet в Казахстане занимался усть-каменогорский завод «Азия Авто». Из корейских машинокомплектов там выпускали модели Aveo, Tracker и Captiva, однако в 2018 году сотрудничество было прекращено. В то же время на кустанайском предприятии «СарыаркаАвтоПром» понемногу выпускали узбекские автомобили Ravon. Теперь же концерн General Motors дал узбекистанской стороне добро на использование марки Chevrolet, поэтому кустанайское предприятие расширит свой модельный ряд. На новой производственной линии будут собираться Damas, Labo, Trailblazer, Malibu, Spark. Как уточняют казахстанские власти, стоимость автобуса Chevrolet Damas и грузовика Chevrolet Labo составит около 3 млн тенге (примерно $6-7 тысяч), что повышает их привлекательность для малого и среднего бизнеса, специализирующегося на торговле, логистике и сельском хозяйстве.

Катарский телеканал «Аль-Джазира» выпустил сюжет о том, что Казахстан намерен потратить $10 млрд на борьбу с экономическим кризисом в стране, который возник из-за падения цен на нефть и паники в связи с коронавирусом. Как рассказали тележурналистам казахстанские предприниматели, меры, инициированные местными властями во избежание распространения новой болезни, очень серьезно бьют по малому и среднему бизнесу. Другой удар по экономике Казахстана произошел из-за того, что распалась сделка в рамках ОПЕК+ в начале марта. Саудовская Аравия не смогла договориться с Россией о масштабах добычи нефти с 1 апреля текущего года. Это вызвало резкий обвал цен на нефть 9 марта — сразу на 30%. Позднее снижение стоимости углеводородов на мировом рынке продолжилось. Стоит отметить, что ранее рейтинговое агентство Moody's назвало Казахстан в числе стран, чья кредитоспособность окажется устойчивой при возникновении проблем в сфере нефтеэкспорта.

На митинге в Казахстане. Фото с сайта Vlast.kz

Международная правозащитная организация Human Rights Watch раскритиковала казахстанский парламент за то, что он намерен принять закон, который сохранит жесткий контроль правительства над мирными собраниями. 15 марта в ответ на первые выявленные случаи заражения COVID-19 в стране Казахстан ввел чрезвычайное положение, когда запрещены все массовые собрания, включая акции протеста. Общественные активисты заметили, что законопроекту не хватает широкого общественного обсуждения. «На первый взгляд, законопроект выглядит менее авторитарным, чем его предшественник, закон 1995-го года о мирных собраниях. В некоторых случаях организаторам [массовых собраний] потребуется уведомлять органы власти о своем намерении протестовать, а не получать разрешение, хотя они будут ограничены списком мест, который утвержден государством. Тем не менее законопроект по-прежнему дает властям право одобрять или отклонять запросы на проведение мероприятий в зависимости от их формата. Правительственные чиновники могут предложить альтернативные места, время и даты. Если организаторы не согласны с изменением, мероприятие будет отменено. Ничто из этого не соответствует международным нормам уважения свободы собраний», — такую оценку правозащитники дали новому казахстанскому законопроекту.

Турецкая газета Сumhuriyet подхватила тему того, что в Туркмении запрещено использовать слово «коронавирус» (на самом деле нет, но закрытость страны создает все предпосылки для распространения подобных слухов. Вот для примера статья в официальном издании, где спокойно используют это слово. И новость на сайте Государственного информационного агентства Туркменистана. — Прим. «Ферганы»). «Средствам массовой информации больше не разрешается использовать слово «коронавирус». Оно было также удалено из листовок о здоровье, распространяемых в школах, больницах и на рабочих местах... Утверждается, что люди, говорящие о всемирной эпидемии [COVID-19], также подвергаются риску быть арестованными. Полицейские в штатском арестовывают людей в масках или рассказывающих об эпидемии на автобусных остановках и в магазинах», — говорится в статье турецкого издания.


Читайте также