$22,6 тысячи за проезд по Великому шелковому пути. На поезде

Британский посол туризма Узбекистана — о том, в какую сторону развивать индустрию
Скоростной поезд в Узбекистане. Фото TrainPix с сайта Wikipedia.org

Софи Ибботсон — официальный посол туристического бренда Узбекистана в Великобритании и официальный консультант по развитию туризма в Таджикистане и Кыргызстане. Мы поговорили с г-жой Ибботсон о том, какой туризм предпочтительно сегодня развивать в регионе, что нужно знать иностранцу, впервые оказавшемуся в Узбекистане, и сколько европейцы готовы выложить за VIP-тур по Великому шелковому пути.

— Софи, вы работаете с Узбекистаном уже более 10 лет. Но как вы впервые познакомились с этой страной? И вообще с Центральной Азией?

— Сразу после окончания университета я устроилась работать в Бишкек, в Министерство экономики Кыргызстана. Провела там четыре года и много путешествовала по всей Центральной Азии. Но больше всего мое сердце покорил Узбекистан — благодаря его культуре и блистательной архитектуре. В Кыргызстане потрясающая природа, но таких великолепных памятников там нет.

— Какого рода советы вы даете чиновникам, бизнесменам и другим лицам, заинтересованным в развитии туризма в Узбекистане?

Софи Ибботсон. Фото из персонального аккаунта в Twitter

— Прежде всего я советую обратить внимание на три вещи. Во-первых, необходимо продлить туристический сезон, захватив зимние месяцы, чтобы туристы приезжали не только на небольшую часть года. Во-вторых, мы должны создавать новые туристические продукты: не только города Великого шелкового пути, но и зимний спорт, активный туризм, общинный туризм (когда представители местных сообществ приглашают туристов пожить в их домах. — Прим. «Ферганы»), поездки по природным ландшафтам — все, что сможет расширить интерес к Узбекистану. Наконец, нам нужно выходить за пределы Бухары, Хивы и Самарканда еще и потому, что так получится распространить выгоды от туристического бизнеса на другие регионы страны, а памятники древних городов не будут так страдать от нашествия гостей.

Например, в сентябре я возила группу британских журналистов и блогеров в Навои. А на прошлой неделе уже другую группу — в Нукус и музей Савицкого. Чтобы заявить миру: Узбекистан — это не только Бухара, Самарканд и Хива, в этой стране еще есть что посмотреть.

— Эти поездки дали какой-то рекламный эффект? Видео, статьи, посты?

— Да, появилось немало материалов, например, вот большой репортаж в ирландской газете. На BBC вышла передача. А зимой выйдет еще большая серия статей, в Daily Mail, The Daily Telegraph и других СМИ.

— ВВС представляет вас как посла туризма Узбекистана и консультанта по развитию туризма в Таджикистане и Кыргызстане. Кого вы консультируете, чиновников или туроператоров?

Туристы в Узбекистане. Фото с сайта Novotours.uz

— В качестве консультанта я работаю непосредственно с государственными учреждениями — Госкомитетом по туризму Узбекистана, например. В этом году довелось еще поработать с Министерством культуры и администрацией Навоийской области. В Таджикистане я консультирую Комитет по развитию туризма (по инициативе Всемирного банка). Вместе с тем я пытаюсь максимально плотно взаимодействовать с частным сектором — развитие туризма невозможно, если государственный и частный сектор не сотрудничают. На прошлой неделе, например, я организовала совместный проект «Узбекистон хаво йуллари» и самаркандского туроператора Veres Vert. Я делаю так, чтобы в мире все больше и больше людей слышали и узнавали про Узбекистан. Да, как посол туризма я пытаюсь обращаться напрямую к широкой аудитории. Однако моя стратегия состоит не в том, чтобы общаться с массами, а в том, чтобы работать над имиджем страны в СМИ и у иностранных туроператоров. Я очень обрадовалась, когда узнала, что TUI, одна из крупнейших туристических компаний Великобритании, с 2020 года открывает Узбекистан в качестве направления.

— Ваша работа, ваши усилия — к каким результатам они привели? Чиновники следуют вашим советам?

— Если отвечать совсем коротко, то да. Конечно, существуют определенные временные и финансовые ограничения. Но тем не менее. Наверное, одна из наиболее важных вещей, которые мне удалось достичь, — это безвизовый въезд для иностранных туристов в Кыргызстан — первую страну в Центральной Азии, где ввели такой порядок. Туристический поток сразу же вырос, после чего Казахстан и Узбекистан последовали примеру своего соседа. В Узбекистане к моим рекомендациям прислушиваются. Чиновники позитивно реагируют на мои идеи. Например, я предложила провести пресс-тур по тематике зимних видов спорта в феврале 2020 года, и они очень поддержали этот проект.

— Вы в одном из интервью говорили, что «региону нужен экологически чистый, устойчивый туризм высокого качества, а не массовый туризм». Узбекистан как раз заинтересован в массовом туризме. Поясните, пожалуйста, ваши слова.

Самарканд. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

— Устойчивый туризм — это очень важно, и дело тут не только в «зеленом камуфляже» (green-washing), симулировании заботы об окружающей среде. Мы должны работать над тем, чтобы туристические продукты, которые мы запускаем в Узбекистане, не наносили вреда природе и культуре. Меня очень беспокоят, например, некоторые регионы Непала, сделавшие ставку на массовый туризм бэкпекеров (от backpack (англ.) — рюкзак. Бэкпекер — турист, путешествующий за небольшие деньги без помощи туроператоров. — Прим. «Ферганы»). Мусор, который они оставляют после себя, загрязняет окружающую среду и вредит всей стране. Мне бы хотелось, чтобы в Узбекистане говорили не «нам нужно больше туристов!», а «пускай туризм вносит больший вклад в ВВП». Лучше получить одного туриста, который потратит 2000 долларов, чем двух, тратящих по тысяче. Бутан и Ботсвана — вот две прекрасные страны, позиционирующие себя как очень эксклюзивные направления. Туда приезжает немного туристов, но каждый много тратит.

И это гораздо лучше для Узбекистана, потому что инфраструктура там только начинает развиваться. Пока не хватает мест на высокоскоростном поезде и в хороших отелях в разгар сезона. Поэтому лучше бы приезжали небольшие группы людей, тратили много денег и получали позитивный опыт. Потом они вернутся домой и расскажут друзьям — о`кей, мне поездка обошлась в две или пять тысяч долларов, но она того стоила. Хороший отель, хорошая еда, а еще лишняя тысяча за ковер, шелка и другие прекрасные изделия (эти траты помогут другим отраслям экономики Узбекистана).

— Звучит очень увлекательно! Но развитие туризма в этом направлении потребует больших вложений в инфраструктуру, человеческий капитал и тому подобное.

— Все равно даже сейчас на люксовые туристические продукты большой спрос. Например, в Британии работает компания Golden Eagle Luxury Trains, которая продает роскошные поездки на железной дороге по странам Великого шелкового пути. В 2020 году они запускают новый продукт, и самая дешевая цена там — $22,695 на человека за двухнедельный тур. И они, скорее всего, продадут все туры. Очень у многих туристов есть такие деньги и они готовы потратить их в Узбекистане. Это не означает, что не надо предлагать более бюджетные варианты, — лично я никогда не смогу потратить столько денег на путешествие по железной дороге. Но многие люди могут. И, если мы гарантируем, что для них есть доступные продукты, они принесут Узбекистану огромную экономическую пользу с минимальным ущербом для окружающей среды — это туризм с большой отдачей и маленькой нагрузкой на природу и культуру.

— Если посмотреть с точки зрения самого туриста: что следует знать человеку, отправляющемуся в Узбекистан?

Рынок в Узбекистане. Фото Анлрея Кудряшова, "Фергана"

— Прежде всего надо помнить о том, что всё занимает гораздо больше времени, чем вы ожидали. Вы отправляетесь осмотреть достопримечательность, положив на это час, но на месте столько всего интересного, что вы остаетесь там еще час или два. Во-вторых, еда. Скорее всего, по возвращении домой вы обнаружите, что набрали где-то два килограмма, потому что в Узбекистане обожают угощать гостей. В Великобритании на ланч мы часто довольствуемся сэндвичем, а в Узбекистане это будет обед из нескольких блюд. Еда — это один из способов показать свое гостеприимство, показать, насколько гость важен для хозяев. Так что приготовьтесь есть больше и дольше (да и пища окажется более тяжелой). В туристических центрах страны есть места, подходящие для вегетарианцев, но за пределами больших городов им придется нелегко. А хуже всего — веганам. Не потому, что нет фруктов и овощей, нет. Но в ресторанах вам могут просто не захотеть подавать только фрукты и овощи, а у поваров зачастую нет опыта приготовления блюда для вегетарианцев и веганов. И последний совет: если вы собираетесь поехать в Узбекистан в разгар туристического сезона, билеты на поезда и отель лучше забронировать заранее. Если вы начнете думать даже за неделю до поездки, мест может не быть.

— А что по поводу медицинской страховки? О чем нужно помнить, отправляясь в Узбекистан?

— Стандартная медицинская страховка все «закроет». Я всегда рекомендую приобрести полис перед поездкой. Дело не в том, что страна особо опасная, но вы всегда можете упасть и повредить ногу, у вас может быть инфаркт и так далее. Страховка позволяет не только получить хорошее медобслуживание на месте, но и быструю транспортировку на родину.

— Если укусила змея, жар, тяжелое отравление, то безопасно ли от этого лечиться в Узбекистане?

— Для таких стандартных ситуаций — да, очень безопасно. В 2015 году у одного из членов моей группы случился солнечный удар и обезвоживание. На улице было 45-48 градусов, мы гуляли по солнцепеку, смотрели археологические памятники. Дело происходило в Термезе, вдалеке от стандартных туристических маршрутов. Больница не отличалась новизной и продвинутостью, но там было очень чисто. Сотрудники оказались в высшей степени доброжелательны и профессиональны, и вся медицинская помощь была бесплатной. На меня это произвело очень большое впечатление.

— Отлично! Скажите, ведь ваш первый путеводитель по Узбекистану вышел в 2012 году — то есть вы уже давно ездите в страну. С вашей точки зрения, что изменилось в Узбекистане в годы правления нового президента?

— За три года очень многое изменилось. Новый президент сделал туризм одним из своих приоритетов, и в результате изменения не заставили себя ждать. Визовое законодательство упростилось, больше не нужна регистрация в отелях… Разрешили фотографировать в метро. Отелей и ресторанов, вообще туристических продуктов стало гораздо больше. С другой стороны, многие места, которые я рекомендовала, испортились. Все эти изменения я постаралась отразить в новом издании моего путеводителя.

Читайте также
  • История одного путешествия, которое началось в Минске, а закончилось долгим карантином в Бухаре

  • Почему ограничивали или отменяли паломничество в священные города ислама

  • NQZ

    Аэропорт Нур-Султана получил новый международный код

  • Узбекистанцы помогают россиянам, которые не могут вернуться на родину. А консульство РФ переводит стрелки