Суффиксы против дактилоскопии

Почему новые паспорта с измененными фамилиями не помогут таджикистанцам в России
Фото с сайта Asiaplustj.info

Многие таджикистанцы, выдворенные из России за нарушение миграционного законодательства, пытаются снова попасть в эту страну, несмотря на закрытие им въезда на несколько лет. Возвращаясь на родину, мигранты заявляют об утере паспорта и делают себе новые документы, изменяя в них имена и фамилии. О том, почему не имеет смысла идти на такие уловки, в материале «Ферганы».

Ахрор Гафаров работал грузчиком в Петербурге. Несколько лет назад получил запрет на въезд в Россию по его утверждению, незаслуженно.

«Обидно, ведь я не совершил ничего криминального. Просто поздно вечером возвращался с работы и, увидев наряд милиции, пытался спрятаться от него надоели поборы. Но меня засекли и задержали, доставили в ОВД и обвинили в нарушении общественного порядка. Был суд, мне пришлось уехать. Два года я не выезжал на заработки, помогая на родине своим старшим братьям в ремонте и других заботах. Они же делились со мной деньгами», рассказывает Ахрор.

Однако ему не нравилось положение иждивенца, ведь у него трое своих детей, и расходы семьи постоянно растут. По совету друзей он обратился в ЗАГС, поменял фамилию, получил новый паспорт и затем въехал по нему в Россию. Все прошло благополучно, и он еще год работал там с другими своими братьями.

«Старший брат уже получил гражданство, но он, зная процедуру, предупредил, что мне нельзя подавать документы на РВП (разрешение на временное проживание. Прим. «Ферганы»), поскольку по дактилоскопии легко обнаружится мой запрет на въезд», поясняет Ахрор.

Чтобы не рисковать, Ахрор вернулся на родину, купил на накопленные деньги грузовую машину и занялся перевозками. «Конечно, денег я зарабатываю меньше, но зато душа спокойна», говорит он.

Изменить ФИО? Запросто!

Право на смену ФИО оговорено законом РТ «О государственной регистрации актов гражданского состояния». После 2007 года, когда президент Рахмонов сменил фамилию на Рахмон, закон изменялся и дополнялся более 10 раз. Дополнения касались порядка написания имен и фамилий согласно национальным традициям. Это предоставило широкие возможности для изменения ФИО, можно сказать, до неузнаваемости. Фамилию теперь можно записать не в прежнем русифицированном варианте, а составить ее от имени отца и даже деда с добавлением суффиксов «-зод», «-зода», «-ий», «-иён», «-пур», «-фар», «-духт». Имя тоже можно образовать из корня фамилии отца с добавлением названных суффиксов. Так, нынешний премьер-министр Таджикистана Кохир Расулзода ранее был Абдукохиром Назировым.

Но если для госслужащих и высокопоставленных чиновников смена имен и фамилий стала своеобразной модой и фактором для дальнейшего карьерного продвижения, то для многих мигрантов – условием получения «чистого» паспорта, не засвеченного в базах российских правоохранительных органов.

Паспортный стол в Душанбе. Фото с сайта Asiaplustj.info

Согласно закону вопрос о смене ФИО должен решаться за три месяца, и оплата за эту услугу (госпошлина) установлена небольшая – один показатель для расчетов, который ныне составляет 55 сомони (около $5,7). Однако для ускорения дела мигранты готовы заплатить намного больше, чем охотно пользуются работники ЗАГСов. «Благодарность», по словам самих мигрантов, может доходить до $300-400.

Между тем в последние годы в Таджикистане замечен и обратный процесс – возврат к прежним русифицированным фамилиям на «-ов», «-ова». На русский лад фамилии переделывают опять же в основном мигранты, которые жалуются, что российские работодатели, полицейские и чиновники не могут отличить таджикские имена от фамилий и искажают их произношение. Эту тенденцию подтвердило и исследование, проведенное в 2018 году Госкомитетом по языку и терминологии. Оно показало, что тысячи жителей Таджикистана в последние годы снова русифицировали свои фамилии, вернувшись из трудовой миграции.

Несчастье не уехать

Таджикистан занимает второе место (после Узбекистана) по численности прибывающих на заработки в РФ мигрантов. Только в первом полугодии текущего года в Россию с целью работы въехали 524 тысячи таджикистанцев. Согласно исследованиям Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС), в текущем году, по сравнению с 2018-м, больше всего выросла трудовая миграция из Таджикистана, Киргизии и Узбекистана. Об этом свидетельствует и количество оформленных патентов на работу, 91% которых приходится на граждан Узбекистана и Таджикистана.

При этом столь малая страна, как Таджикистан (с населением 9 млн человек), занимает одно из первых мест по числу выдворений из России. По данным управления по делам миграции Минтруда РТ, число таджикистанцев, не имеющих права въезда в Россию, по состоянию на октябрь 2019 года оценивается в более 260 тысяч человек. Получается, что примерно четверть таджикских трудовых мигрантов лишена возможности въехать в Россию (если учесть, что в РФ с целью работы находятся в среднем 1-1,2 млн граждан Таджикистана). Это становится несчастьем для многих людей, поскольку отчизна не может предложить своим гражданам зарплаты, обеспечивающие даже самые скромные потребности их семей. Более того, это проблема не только отдельных семей, но и всего государства, поскольку относительная экономическая стабильность Таджикистана базируется на денежных переводах мигрантов, составляющих в разные годы от 35% до 45% ВВП страны.

Мигранты из Таджикистана на вокзале в Москве. Фото Ильи Варламова, Varlamov.ru

Именно поэтому вопрос амнистии трудовых мигрантов из Таджикистана в России на протяжении многих лет является главной темой переговоров правительств двух стран. Весной 2017 года в России уже была проведена миграционная амнистия для граждан Таджикистана, в результате которой получили разрешение на въезд в РФ или легализовали свое пребывание в этой стране свыше 122 тысяч таджикистанцев.

Однако разовые амнистии являются лишь кратковременным решением, так как ежедневно появляются новые нарушители миграционного законодательства. Так, в 2018 году российские суды вынесли 130 тысяч решений об административном выдворении иностранцев, а за 9 месяцев текущего года МВД направило 189,5 тысячи представлений о неразрешении иностранным гражданам въезда в Российскую Федерацию.

Попасть любым способом

Таджикистанцы, по тем или иным причинам выдворенные из России и сменившие затем в новых паспортах фамилии и имена, могут въехать на территорию РФ. Однако далее, кроме получения регистрации и других документов для легализации своего пребывания, им необходимо приобрести патент на трудовую деятельность. При этом придется пройти дактилоскопию, результаты которой передаются в миграционное управление МВД, а там факт предыдущей депортации легко устанавливается по отпечаткам пальцев. И вот результат: за последний год только в Ханты-Мансийском автономном округе было обнаружено 18 ранее выдворенных таджикистанцев, сменивших фамилии и вновь въехавших в Россию. Все они были задержаны, и на них заведены уголовные дела, рассказал председатель таджикской национально-культурной организации «Вахдат» города Сургута Файзулло Аминов на прошедшей на днях в Душанбе конференции.

Файзулло Аминов. Фото из соцсетей

Аминов отметил, что ранее при получении разрешительных документов на работу сдача отпечатков пальцев не требовалась, но несколько лет назад ее ввели, и сейчас эту процедуру не обойти. Более того, в ближайшее время планируется дактилоскопию сделать обязательной для всех въезжающих в Россию иностранных граждан — сейчас этот вопрос активно обсуждается. Тогда «проскочить» через запрет на въезд станет практически невозможным.

Пересечение госграницы России иностранным гражданином, въезд которому в страну запрещен, относится к уголовным преступлениям и согласно статье 322 УК РФ наказывается штрафом в размере до 300 тысяч рублей, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок. По словам представителя МВД РФ в Таджикистане по вопросам миграции Владислава Маркевича, это действие на языке правоохранителей квалифицируется как «умышленное незаконное пересечение границы». То есть если люди, сменившие фамилию из-за предыдущего запрета на въезд, вновь оказались в поле зрения правоохранительных органов России, административным наказанием им уже не отделаться. Однако далеко не все трудовые мигранты знают об этом.

Еще более тяжкими последствиями чревата попытка получить поддельный паспорт. Увы, спрос на такие услуги остается востребованным, несмотря на то что современные технические средства и базы данных позволяют безошибочно определить подлинность удостоверения личности. Однако многие мигранты по наивности полагают, что им удастся обвести вокруг пальца полицейских и пограничников.

Так, в мае этого года в Москве была разоблачена деятельность сетевой структуры из 11 лабораторий по массовому изготовлению и сбыту паспортов СНГ с пометками о пересечении границы РФ, миграционных карт, других документов, предоставляющих иностранцам право пребывания на территории России, а также всевозможные документы, фальшивые бланки и печати, копирующие официальные реквизиты российских органов власти. Задержаны 56 членов преступной группировки. По данным ФСБ, их услугами могли воспользоваться тысячи мигрантов, получивших фальшивые документы для проживания и работы в Москве.

Предупрежден — значит вооружен

Таким образом, проблема вырисовывается весьма серьезная: уголовное наказание может навсегда закрыть многим мигрантам возможность заработка в России и обречь на жалкое существование их и без того бедные семьи. Как считает Владислав Маркевич, каждому мигранту в Таджикистане, сменившему имя и/или фамилию, одновременно с получением нового паспорта следует обязательно выдавать памятку, содержащую предупреждение о наказании за незаконный въезд в РФ. «Возможно, это кого-нибудь становит от незаконного въезда», говорит он.

Однако Файзулло Аминов, очевидно, не надеясь на сознательность самих мигрантов, предлагает пойти еще дальше: сотрудники МВД должны проверять граждан, подавших документы на смену ФИО, на предмет нахождения в списках невъездных в РФ и выносить им персональное предупреждение.

К сожалению, некоторые из наших мигрантов не понимают, что ведь выдворили или депортировали не паспорт, а самого человека. А современные системы распознавания личности легко могут идентифицировать любого, независимо от того, какое имя он носит, законно ли сменил имя и фамилию или представил поддельный паспорт. Сейчас мигрантов поголовно дактилоскопируют, и далее будут внедряться более продвинутые технологии, например оцифровка лица и распознавание голоса. Поэтому необходимо проводить работу среди мигрантов и разъяснять им, что получение паспорта с новыми данными не поможет им благополучно пребывать в России, а повлечет за собой еще более тяжкое, нежели выдворение, наказание — уже уголовное, говорит Аминов.

В то же время другие эксперты считают, что правоохранительные органы могут начать злоупотреблять подобными мерами, что ограничит право человека на свободный выбор имени и фамилии.

В любом случае, по каким бы причинам таджикистанцы не меняли ФИО, не следует это делать из стремления подобным образом обойти закон.

Читайте также
  • Суд в РФ превратил гражданку Киргизии в гражданина неведомой страны и велел его выслать

  • Остров Свободы зарабатывает миллиарды на своих мигрантах-медиках. Что получают они сами?

  • Киргизские журналисты рассказали о беседах с убитым в Турции подпольным банкиром

  • Как и все остальные, киргизы едут в США за «американской мечтой». Чтобы оплатить свадьбы и похороны дома