Тонкая работа

Штукатур из Киргизии оправдан по делу об участии в летних акциях протеста в Москве
Тойчу уулу Дилмурат. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

12 ноября Мосгорсуд отменил штраф 10 000 рублей Дилмурату Тойчу уулу, трудовому мигранту из Киргизии, который был задержан во время летних протестных акций в Москве и признан виновным в нарушении порядка проведения митинга.

Летом в Москве прошли массовые акции протеста против недопуска независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму, во время которых были задержаны десятки людей, в том числе и трудовые мигранты, которые на свое несчастье проходили мимо автозаков. Так был задержан и 20-летний Дилмурат .

Он родился в селе Муркут Ноокенского района Ошской области Киргизии в 1999 году. В его семье все занимались сельским хозяйством, родители несколько раз ездили на заработки в Башкортостан, где сезонно по девять месяцев работали в теплицах. Первый раз они оставили детей своим родителям, второй раз взяли всех с собой — в семье четверо сыновей. Именно тогда, в 6 лет, Дилмурат впервые увидел «большие города» — Бишкек и Уфу.

Дилмурат хотел стать врачом, но у него не получилось поступить в вуз. Окончив 10-й класс, летом 2017 года он приехал в Санкт-Петербург, где на тот момент работал его старший брат. Дилмурат немного поработал на стройке в аэропорту Пулково, но найти постоянное место не получилось, и вместе с братом он уехал на фабрику в Великий Новгород.

— Мы работали на птицефабрике, я был упаковщиком куриного мяса. Платили по 120-150 рублей в час, работа была не очень тяжелая, но смены длинные – по 12-15 часов. Работали три дня через два или три через один. Свою первую зарплату я потратил на себя – купил одежду и телефон, потом стал высылать деньги родителям, — рассказал Дилмурат.

Через пару месяцев работы на фабрике Дилмурат с братом в конце 2017 года приехал в Москву. Здесь в то время служил охранником его отец и работал еще один брат.

— Вначале я мыл окна в новостройках Сити, в офисах, которые готовились к сдаче после ремонта. Платили по 1500 рублей за 8 часов работы. Через четыре месяца все отмыли, и я устроился дворником. Платили очень мало – 19 тысяч рублей. К счастью, я там проработал всего полтора месяца.

Покончить с тяжелой и низкооплачиваемой работой Дилмурату помогла… потеря паспорта, и он поехал на родину восстанавливать документы. Возвращаться в Москву Дилмурат не спешил и целый год помогал родителям по хозяйству.

— Работа в селе есть, но работать за 12-15 тысяч сомов ($172-215) невыгодно, лучше заниматься фермерством. Мы не нуждались, в Россию я снова поехал, чтобы накопить денег, — объяснил парень.

6 июля Дилмурат вернулся в Москву, брат сказал, что есть работа по реставрации Политехнического музея. Там Дилмурат и проработал вплоть до задержания 10 августа.

В тот день в Москве проходил согласованный митинг, но после его окончания многие собравшиеся двинулись в сторону администрации президента, которая находится как раз недалеко от музея, где штукатурил Дилмурат. В это время он как раз шел с работы — и его задержали возле метро. В полицейском протоколе было указано, что он совершил правонарушение, предусмотренное статьей 20.2 часть 5 («Нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»).

— С полицией я так тесно до сих пор не сталкивался, у меня лишь пару раз проверяли документы в метро. Я вообще не знал про митинги, видел спецтехнику, но думал, что это что-то куда-то везут. Уже после 10 августа пришлось узнать, что происходит в Москве, — отметил молодой человек.

Родителям он не сразу признался, что в Москве на него заведено дело об административном нарушении.

— Когда я уже связался с «ОВД-Инфо», их телефон мне дал один из задержанных, которых повезли вместе со мной в участок, и мне предоставили адвоката, я успокоился и все рассказал родителям. Родители решение воспользоваться услугами адвокатов поддержали и посоветовали быть осторожным. В тот день, кроме меня, задержали много людей, но все, кого я видел в автозаке, были русскими и гражданами России. Я знаю ребят, которые отказались от адвокатов и решили заплатить штрафы. Но мне не хотелось платить штраф за то, в чем я не виноват.

Защитники

22 августа Зюзинский районный суд оштрафовал Дилмурата на 10 тысяч рублей за участие в акции протеста. Интересы Дилмурата отстаивала адвокат от «ОВД-инфо» Лидия Аносова, которая решила подать апелляционную жалобу в Мосгорсуд. Ее рассмотрение должно было состояться 16 сентября. К делу присоединилась Елена Фельгенгауэр — общественный защитник, также работающая с «ОВД-Инфо». Заседание не состоялось, так как судья, которая должна была рассматривать дело, заболела, а другой отказался его рассматривать вместо нее. Отметим, что ни в Зюзинском, ни в Мосгорсуде Дилмурату не предоставили переводчика, не было и сотрудников посольства.

Лидия Аносова, Елена Фельгенгауэр и Дилмурат Тойчу уулу. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

Елена Фельгенгауэр первой рассказала на сайте «ОВД-Инфо», что среди задержанных за участие в митингах оказался штукатур из Киргизии, которого, несмотря на всю абсурдность ситуации, районный суд признал виновным и назначил штраф. Потом к этому делу подключилась «Фергана», мы оповестили посольство о деле Дилмурата и других задержанных гражданах Киргизии.

Второе заседание, на которое уже явился сотрудник посольства Кыргызстана, проходило 2 октября. Судья Анна Сильвестрова месяцем ранее рассматривала дело одного из независимых кандидатов в депутаты Мосгордумы и активного участника летних протестов Ильи Яшина. Несмотря на нестыковки и ошибки в административном деле, она оставила в силе решение об аресте политика.

Однако неувязки в деле штукатура неожиданно были замечены судьей.

— Заседание 2 октября длилось недолго, судья увидела несоответствия в деле, поэтому на суд было решено пригласить сотрудников полиции, — рассказала Фельгенгауэр.

Кроме сотрудников полиции, на заседание 22 октября пришла большая команда защитников Дилмурата: Лидия Аносова и Елена Фельгенгауэр, сотрудник посольства и юрист Николай Сборошенков в качестве слушателя.

— Сотрудники полиции были не подготовлены. Они не заглянули в протокол, не подсмотрели время задержания и назвали другое, – описала то заседание Фельгенгауэр. — Дело в том, что Дилмурата задержали сразу после шести, когда он шел с работы, а в протоколе было указано время 20:55, и это серьезное противоречие, которое позволяет делать упор на том, что протокол составляли не те люди, которые его задерживали. Об этом также говорит и то, что в документах было перепутано имя Дилмурата.

На вопрос, как происходило задержание, полицейские в суде ответили, что Дилмурат шел в толпе и что-то кричал, и, вообще, «мы ни за что людей не задерживаем».

— Судья выслушала сотрудников полиции, но от нас потребовала, чтобы были предоставлены доказательства, что Дилмурат не только действительно находился на рабочем месте, но и платит налоги. И это несмотря на то, что рассмотрение апелляционной жалобы не относится к сфере трудовых отношений, и нам было бы достаточно подтвердить его местонахождение, — отметила общественный защитник.

— Суд вызывает много вопросов. Во-первых, существует презумпция невиновности, и это полиция должна была доказывать, что наш подзащитный нарушил закон. Во-вторых, мы говорили на суде, что человек, который за пару недель до митингов прилетел в страну работать, мог просто не знать, что в Москве будут выборы в Мосгордуму, и он никак не может быть вовлечен в этот процесс, потому что у него совсем другие задачи в этом городе. Я была уверена, что мы очень легко выиграем этот процесс, но нет… — говорит Елена Фельгенгауэр. Правда, она тут же отметила, что в Мосгорсуде есть адекватные судьи, которые отменяли постановления, принятые с процессуальными нарушениями.

Как бы то ни было, это дело стало прецедентным по количеству слушаний. Лидия Аносова отметила, что чаще всего суды не рассматривают дела по московским акциям протестов в течение нескольких месяцев и ограничиваются одним-двумя заседаниями, которые заканчиваются не в пользу их подзащитных.

Достаточно вспомнить дела задержанных на митингах россиян, в том числе известного политолога и эксперта по Центральной Азии Аркадия Дубнова, а также дело еще одного мигранта – работающего курьером Илхомжона Мамадалиева, которого задержали в Москве прямо в рабочей одежде, на которой есть логотип одной из служб доставки еды. Измайловский суд оштрафовал его на 20 тысяч рублей. Апелляционная жалоба рассматривалась в Преображенском суде, которой оставил решение первого суда без изменений.

Когда работодатель на твоей стороне

Следующее заседание было назначено на 12 ноября. За это время Аносова встретилась с работодателем Дилмурата, который предоставил соответствующие документы и даже его фото во время работы. Фельгенгауэр вместе с подопечным сходили в банк, чтобы получить выписку о поступлении денег на его счет. Сотрудников посольства на суде уже не было.

Последнее заседание длилось не более 10 минут. Судья Сильвестрова попросила доказательства, что Тойчу уулу Дилмурат действительно работает в Политехническом музее. Ей предоставили документы от работодателя, фотографию и выписку из банка.

— Почему деньги пришли только 14 сентября? — спросила судья.

— Это оплата за объем работы, выполненной в августе, — ответила Фельгенгауэр.

— Где документ, что он состоит в налоговом учете? – снова спросила судья. Дилмурат передал ИНН.

— А пропуск не остался у вас? – спросила судья. Молодой человек полез за пропуском.

— Это он такие тонкие вещи делает, — заметила судья, внимательно разглядывая фото Дилмурата за работой.

Затем Селиверстова неожиданно объявила 10-минутный перерыв, после которого сразу перешла к оглашению решения: «Постановление отменить, производство по делу прекратить за недоказанностью обстоятельств, на основании которых вынесено постановление».

И хотя всем присутствующим было с самого начала очевидно, что Дилмурат никак не мог принимать участие в московских митингах, а полиция задерживала без разбора, услышав решение суда, все участники расплылись в улыбке. Это была победа.

Столкновение протестующих с полицией на одном из московских митингов летом 2019 года. Фото Ильи Варламова, Varlamov.ru

Дилмурат пошел отписывать родным, что благодаря неравнодушным российским адвокатам в его мигрантской биографии нет административного правонарушения. Ведь за два правонарушения иностранным гражданам грозит выдворение и запрет на въезд. Лидия Аносова признались, что речь готовила, но совершенно для другого решения судьи.

— Мы смогли доказать, что этот случай одиозный. Судья с самого начала сомневалась в данных, были перепутаны имя, время, было много недочетов. Мы проделали большую работу. Это большая редкость, что отменен обвинительный приговор не по процессуальным нарушениям, а именно за недоказанностью нарушения. Мы рады, — отметила Елена Фельгенгауэр.

Это действительно прецедент. Наивный Дилмурат, который до задержания считал, что «в России все по-честному», похоже, снова начинает верить в хорошее. Российские юристы помогают мигрантам, ответственные работодатели не открещиваются от своих рабочих в случае возникновения конфликтов с полицией — и даже судьи иногда выносят адекватные приговоры.

Но большие скопления людей Дилмурат теперь будет обходить стороной.

Читайте также
  • Как попасть на чартерный рейс из России в Узбекистан, минуя электронную очередь посольства

  • Будут ли когда-нибудь пересмотрены приговоры, вынесенные сплеча после беспорядков 2010 года на юге Киргизии

  • В России хотят создать «рейтинг доверия» для мигрантов. В Китае подобное уже есть

  • Разрыв цистерны в Норильске привел к катастрофе. На восстановление экосистем уйдут десятки лет.