Курсы строителей социализма

Китайские школы насаждают идеологию с детства. Не все родители с этим мирятся
Си Цзиньпин с китайскими пионерами. Фото с сайта Cpc.people.com.cn

В мире растет популярность домашнего обучения. В Великобритании число детей, которые учатся дома, за несколько лет выросло на треть (примерно до 50 тысяч человек). В США на домашнем обучении находятся около 3% детей школьного возраста – более полутора миллионов (с конца 1990-х годов цифра выросла вдвое, при этом около 7% семей заявили, что при возможности хотели бы учить детей так же). Подобное происходит и в ряде других стран – например, в Малайзии и Австралии.

Для указанной тенденции есть разные причины – недовольство школьной программой, религиозные мотивы, индивидуальные особенности детей. Многие страны, ссылаясь на интересы детей, ограничивают или даже запрещают домашнее обучение, требуя отправлять их в школу. Некоторые семьи, со своей стороны, готовы судиться, чтобы отстоять свои права на альтернативу.

Домашняя учеба становится более распространенной и в Китае. Там одна из причин этого – протест против идеологии, которую жителям страны навязывают уже с детства. Это происходит на фоне общего усиления пропаганды и культа личности Си Цзиньпина, главы КНР, – явления, которое в некоторых аспектах напоминает о культе времен Мао Цзэдуна, основателя современного Китая.

«Правительство усиливает идеологический контроль над сферой образования и прессой, – отмечала в прошлогоднем отчете правозащитная организация Human Rights Watch. – Официальные СМИ постоянно восхваляют Коммунистическую партию и все больше – ее лидера. Это происходит и в учебных заведениях».

Формально отказ от школьного обучения в Китае запрещен. Раньше власти смотрели на нарушения сквозь пальцы – согласно одному из объяснений, просто не видели в этом серьезной угрозы для своей идеологической модели (число семей, которые учат детей дома, по консервативным оценкам, составляет несколько десятков тысяч человек, и даже если реальные цифры гораздо больше, в масштабах страны это все равно мало). Но некоторые родители опасаются, что ситуация может измениться.

Идеология

Экономический рост в Китае, который запустили реформы конца 1970-х годов, сопровождался тем, что идеологическое давление постепенно снижалось – как и политизация общества. Однако в последние годы наблюдается обратный процесс – власти, как отмечает Майкл Гау, исследователь из университета Сиань Цзяотун-Ливерпуль в Сучжоу, усиливают пропаганду, рассчитывая, что это повысит их поддержку среди населения.

Одно из проявлений – культ личности нынешнего лидера Китая. На одном из партийных съездов было решено, что тезисы из его политической доктрины – «Мысли Си Цзиньпина о социализме китайского образца в новой эре» – будут включены в Конституцию. Для изучения и пропаганды мыслей товарища Си созданы десятки исследовательских центров – подобно тому, как ранее изучалось творчество Мао Цзэдуна. Только один из таких центров в Пекине в 2018 году получил финансирование в несколько миллионов долларов, тогда же были выделены сотни грантов на исследования с упоминанием Си Цзиньпина, «новой эры» и других связанных с его идеологией работ.

Официальная пресса называет его «кормчим» (подобно Мао Цзэдуну), подчеркивая приверженность главы государства марксизму. Приложение, посвященное действующему лидеру КНР, вызывает ассоциации со сборником цитат Мао («маленькой красной книгой»), который был выпущен в 1960-е годы и стал обязательным для изучения. Некоторые патриотические песни сравнивают главу Китая с солнцем.

Урок в одной из школ Китая. Фото с сайта Williampennfoundation.org

Идеология при этом меняется – лозунги на тему «пролетарской революции», утратившие актуальность, сменяют национализм, героизация прошлого и призывы к усилению мощи Китая. «Партии недостает новых идей, – считает китайский историк Чжан Лифань. – Они пытаются искать их в прошлом». «Партия, пропагандировавшая революционные идеи, превратилась в партию, которую характеризует богатство и власть, – отмечает Карл Минцнер, исследователь из Фордхэмского университета в Нью-Йорке. – Она нуждается в ориентирах, которые может предложить обществу».

Все это отражается и на образовании – прежде всего на университетах, от которых власти требуют поддерживать «партийное руководство» и «правильную политическую линию». Учебники проверяют на предмет «чуждого влияния», в институтах проходят «идеологические инспекции». Некоторые из них прямо включают «мысли Си» в основную учебную программу.

Выступая на конференции для учителей, состоявшейся в начале 2019 года, глава Китая подчеркнул, что идеология необходима уже в начальных школах – для воспитания будущих «строителей социализма». Правительство велело школам расширять «патриотическое воспитание» – в том числе за счет внеклассной работы. В некоторых местах – прежде всего в сотнях «школ красной армии» – учебные программы изобилуют лозунгами и восхвалением «революционных героев» (даже задачи по математике, к примеру, упоминают «великий поход» Мао Цзэдуна – отступление китайских коммунистов в период гражданской войны 1930-х годов). Доля «патриотического» контента в школьных программах – и даже в общенациональных вступительных экзаменах в вузы – постепенно повышается. Пресса заявляла, что цель таких мер – «культурное воспитание и внедрение красного гена».

Учеба

Неприятие идеологии – одна из причин, по которым родители учат детей дома. Среди других – высокая нагрузка, стандартизация учебы, а также конфликты между учениками, которые являются довольно распространенной проблемой. «Обычные школы мне не нравятся, – говорит предприниматель Чжан Цяофэн. – Я отдал в одну из них сына, но забрал через несколько недель. У детей там большая нагрузка – до 11 часов в день, если считать домашнюю работу. При этом историю там преподают необъективно. А я хочу, чтобы мой сын учил ее по авторитетным источникам. Это важно для того, чтобы он научился мыслить самостоятельно».

«Отправить ребенка в обычную школу – все равно что поставить его к конвейеру», – заявляет Чжу Линюнь, другая сторонница домашнего обучения из города Нинбо на востоке Китая. «Я хочу, чтобы моя дочь была самостоятельной, способной к критическому и свободному мышлению, – рассуждает Юань Сяои из восточной провинции Чжэцзян. – Похоже, домашняя учеба идет ей на пользу».

Отец с детьми, перешедшими на домашнее обучение. Фото с сайта Scmp.com

Отец, закончивший несколько вузов, решил учить дочь сам. По его словам, идея оправдалась – уже в 13 лет девочка освоила программу колледжа. А в 16 начала сдавать университетские экзамены на получение степени бакалавра (в Китае предусмотрены такие экзамены для тех, кто учится самостоятельно, хотя обязанности ходить в школу это и не отменяет). Подобные истории рассказывают и другие родители. Хотя в целом оценить эффективность домашней учебы в Китае сложно. О ее распространенности есть только примерные данные – и она не всегда более прогрессивна, чем обычная учеба (в некоторых из домашних школ, где учатся дети из разных семей, практикуется обычная зубрежка, кое-где даже приняты телесные наказания).

Некоторые родители учат детей сами – и даже, если есть возможность, увольняются для этого с работы. Иногда они берутся учить и детей из других семей. Некоторые из таких школ (по неофициальным данным, публиковавшимся несколько лет назад, их было несколько тысяч по всей стране) посещают десятки учеников. Для родителей это обходится недешево – несколько тысяч долларов в год на ребенка. Однако находится достаточно людей, готовых платить.

Реакция

Сама по себе домашняя учеба не запрещена. Однако по закону ребенок обязан посещать начальную и среднюю школу (возможны исключения, например по медицинским причинам, но для этого требуется специальное разрешение).

Раньше власти не особенно следили за тем, чтобы правила соблюдались (практика не настолько распространена, чтобы стать для них источником беспокойства, по неофициальным данным на начало 2010-х годов, на домашнем обучении в Китае находились менее 20 тысяч детей, и, даже если допустить, что еще десятки тысяч семей это скрывают, их доля в стране, где количество детей и подростков составляет сотни миллионов, не достигает даже одного процента).

О росте популярности домашней учебы несколько лет назад сообщала даже официальная пресса. Отношение к этому различалось в зависимости от регионов. В некоторых местах, по словам родителей, местные чиновники относились к такой практике с пониманием. Основатель одной из домашних школ на юге страны, не считая нужным скрываться, даже повесил вывеску на двери.

Но другие рассказывали, что им приходилось менять место жительства, избегая внимания властей. Некоторые сталкивались с предупреждениями и штрафами. При этом в последнее время власти выступили за ужесточение контроля – в начале 2019 года Министерство образования потребовало от местных властей, чтобы они пресекали учебу в неофициальных школах, пригрозив родителям «официальной ответственностью». «В ближайшем будущем, думаю, политика властей будет ужесточаться, – отмечал ранее Юань Хунлин, основатель домашней школы в провинции Чжэцзян. – Хотя родители имеют право выбирать, какое образование лучше для их детей».

Читайте также
  • В Кыргызстане год начался с информационного шума вокруг домашнего насилия и убийств

  • Эксперты расшифровали черные ящики упавшего под Алма-Атой самолета

  • Когда в Узбекистане перестанут избивать медицинских работников

  • Индийские жены нашли способ отомстить мужьям, которые уехали на заработки и бросили свои семьи