Пластырь для огнестрельной раны

Пакистан пытается бороться с «убийствами чести». Но расправы над женщинами все равно продолжаются
Кандил Балоч. Кадр видеозаписи с сайта Dawn.com

В Пакистане вынесли приговор по громкому делу – убийству модели, звезды социальных сетей Кандил Балоч. Три года назад с ней расправился собственный брат Мухаммад Васим – он заявил, что защищал «честь семьи», которую якобы опорочила сестра. На днях суд приговорил его к пожизненному заключению.

История, ставшая известной за пределами страны, привлекла внимание к тому, что называют «убийствами чести». В Пакистане такие преступления – не редкость. Их жертвами, как правило, оказываются женщины (хотя иногда в таких случаях гибнут даже дети). А убийцами – их собственные родственники.

Пакистан – страна, где права женщин в определенной мере гарантированы. Они не сталкиваются с таким количеством ограничений, как в некоторых других исламских государствах (например, в Саудовской Аравии, где женщинам лишь недавно позволили водить машину). Еще в 1980-е годы премьер-министром Пакистана стала Беназир Бхутто, первая в новейшей истории женщина во главе правительства страны с преимущественно мусульманским населением.

Однако там распространены патриархальные взгляды, которые опираются на обычаи и религиозные установки. С ними связаны и «убийства чести» – преступления, которые совершаются, когда женщин обвиняют в «неподобающем поведении». Что может стать поводом для этого? Даже незначительное происшествие. Иногда простого общения женщины с посторонним мужчиной может оказаться достаточно, чтобы ее родственники (например, братья) сочли это «позором для семьи».

С этим пытаются бороться. Несколько лет назад парламент – вопреки протестам традиционалистов – проголосовал за то, чтобы убрать лазейку в законе, которая позволяла виновным избегать наказания. До этого, как отмечала представительница парламента Сугра Имам, убийцы нередко были уверены, что все сойдет им с рук. «Они не боялись, – говорит она. – Даже не думали, что их могут наказать».

Мухаммад Васим. Кадр пакистанского телевидения с сайта Samaa.tv

Нынешний приговор – подтверждение того, что закон может действовать. Но на то, чтобы этого добиться, ушло несколько лет (правозащитники отмечают, что затягивание следствия по таким делам – распространенная проблема). И даже угроза тюрьмы не останавливает убийц – ежегодно происходят сотни таких преступлений (по данным пакистанской Комиссии по правам человека, в 2018 году было зафиксировано около 300 таких случаев, по другим оценкам – гораздо больше).

Как отмечает писательница Санам Махер, автор книги об убитой модели, этот приговор важен, но потребуется гораздо больше, чтобы изменить предрассудки, сохраняющиеся в обществе. «Это заметный сигнал для общества. Но не думаю, что приговор кардинально изменит ситуацию, – считает она. – Это как пластырь для огнестрельной раны».

История

Кандил Балоч родилась в небольшом городке Шах Садар Дин, в центральной части Пакистана. Она выросла в семье с традиционными взглядами. Ее отец считал, что дети, например, не должны смотреть телевизор. Он был и против того, чтобы его дочери получили образование (на этом все же настояла их мать).

Когда девушке исполнилось восемнадцать лет, родители выдали ее замуж за двоюродного брата («Она этого не хотела, но отец ее заставил, – вспоминает мать. – Я думала, она никогда нас не простит»). Брак оказался неудачным – по словам Кандил, муж бил ее и вел себя «как дикарь». Вскоре она сбежала. Некоторое время жила в центре для женщин, пострадавших от насилия, а затем уехала в Карачи – крупнейший город страны.

Уже тогда, по словам юриста семьи, один из братьев угрожал убить ее – «за оскорбление семейной чести». Но преследовать ее семья не стала.

Девушка, мечтавшая о карьере актрисы, получила несколько небольших ролей в сериалах. Пробовала работать и моделью, но особой известности ей это не принесло. Популярность неожиданно принесли социальные сети. Одно из видео (простой ролик, в котором девушка спрашивала, как она выглядит) привлекло внимание, и вскоре ее аудитория выросла до нескольких сотен тысяч человек. Ее имя оказалось среди тех, которые пакистанцы чаще всего искали в интернете.

Кандил Балоч. Фото с личной страницы в Facebook

Некоторые из ее видео были достаточно откровенными (хотя по меркам менее религиозных стран они выглядели невинно). Но аудиторию, по собственным словам Кандил, больше привлекала ее искренность и открытость. «Людям это очень нравится, – говорила она. – Особенно девушкам. Они говорят мне, что я их вдохновляю, что они хотят брать с меня пример». Ей поступали угрозы и оскорбления, но она заявляла, что ее это не беспокоит – и лишь показывает ханжество ее оппонентов. «Им нравится на меня смотреть, – говорила она. – А потом они угрожают мне смертью».

Но иногда она открыто выступала против традиционных норм. В один из дней святого Валентина она записала видео с упоминанием «идиотов-политиков», мешающих его праздновать. Во время чемпионата по крикету – пообещала «исполнить стриптиз для всей страны», если Пакистан обыграет Индию (Пакистан тогда проиграл). Уже тогда ее менеджер заявил ей, что чрезмерное внимание может быть опасным. «Людям здесь не позволяют жить так, как они хотят, – сказал он. – Почему ты думаешь, что с тобой будет иначе?»

Убийство

Весной 2016 года Кандил появилась на телешоу с участием известного священнослужителя – Абдула Кави. Во время эфира он вел себя степенно, но позднее, как рассказала девушка, предложил ей встретиться, а когда это произошло, стал к ней приставать (по ее словам, он также не стеснялся курить и употреблять алкоголь, хотя это было во время Рамадана – священного для мусульман месяца, когда принято вести аскетический образ жизни). Она опубликовала несколько фотографий – на одной из них она сидела у него на коленях.

Позднее она призналась, что решила воспользоваться его ухаживаниями, чтобы показать всем его истинное лицо – как пример человека, который только изображает набожность (ранее его уже обвиняли в домогательствах). «Он пятно на имени ислама, – заявила Кандил. – Как вообще он может называть себя хранителем веры?»

Разгорелся скандал. Клирик, который уверял, что пытался лишь «наставить девушку на путь истинный», лишился должности в официальном «комитете наблюдения за луной» (ведомстве, определяющем даты исламских праздников). Кандил вновь стала получать угрозы. Она приехала погостить к семье, надеясь, что там будет в безопасности – но стала жертвой собственного брата (он подмешал снотворное в еду, дождался ночи, а потом убил сестру, когда она спала). «Ее видео порочили нашу семью, – заявил он, когда его задержали. – А потом к этому добавился скандал с клириком. Мне не стыдно, что я ее убил».

Кандил Балоч и Абдул Кави. Фото c Facebook-страницы Балоч

Совершено ли теперь правосудие? Возможно, что нет. Родители девушки прямо обвинили в ее гибели Абдула Кави – по их словам, священнослужитель, воспользовавшись своим авторитетом, уговорил одного из их сыновей совершить убийство, чтобы отомстить за собственное унижение. То есть использовал практику «убийства чести» в собственных целях.

Сам Кави это отрицал. Но полиция версию о заказном убийстве поддержала, заявив, что против него есть «серьезные доказательства». Клирика задержали и подвергли допросу на детекторе лжи (сообщалось, что в его показаниях обнаружились «несоответствия»). Когда его пытались поместить под арест – он сбежал из суда. Выяснилось также, что его родственник подвозил на машине двух братьев Кандил, которых также подозревали в причастности к убийству. Однако суд в итоге объявил его невиновным. Сам священнослужитель, влияние которого пресса связывала с близостью к семье бывшего премьера Пакистана Юсуфа Резы Гилани, заявил журналистам, что гибель девушки – следствие «недовольства» высших сил.

Законы

Пакистан – страна, где ислам является официальной религией. Когда речь заходит об «убийствах чести», некоторые пытаются оправдать их, ссылаясь на исламские каноны. Но исследователи-богословы отмечают, что хотя ислам и устанавливает моральные нормы и предусматривает наказания за их нарушение, он оставляет это на усмотрение судов – и не позволяет самовольно вершить убийства. Национальный Совет исламской идеологии также признал, что религия такие преступления не оправдывает.

Проблема, отмечают социологи из университета Хамдарда в Карачи, заключается в сохранении архаичных племенных законов, которые до сих пор действуют вдали от крупных городов. «Глава семьи там, по сути, распоряжается жизнью своих домочадцев, а местная элита поддерживает обычаи, даже если они противоречат законам государства», – констатируют они.

Это ограничивает эффект от официальной политики. Еще в начале 2000-х годов за такие преступления были установлены суровые наказания (виновным может грозить пожизненное заключение или смертная казнь). Позднее, после гибели Кандил Балоч, «убийства чести» исключили из разряда преступлений, которые могут быть «прощены» по согласию пострадавшей стороны. Речь идет о категории исламского права «кисас», которое позволяет родственникам жертвы определять наказание – например, требовать казни человека, совершившего убийство. Эта же норма дает им право помиловать виновного.

В делах об «убийствах чести» это означало, что виновный мог заранее рассчитывать на «прощение» (поскольку и преступник, и жертва принадлежали к одной семье). Брат, убивший сестру, мог полагаться на то, что за него вступится отец. Муж, убивший дочь, – на то, что его освободит от наказания жена (которую он мог заставить воспользоваться этим правом).

Однако спустя несколько лет после того, как закон ужесточили, «убийства чести», как и прежде, исчисляются сотнями в год – и это только те, которые попадают в официальную статистику. Недавно в городе Мултан, в центральной части страны, местный житель, заподозрив жену в неверности, застрелил ее, а также убил ее родственников, включая нескольких детей. Ранее двое братьев убили сестер, решив, то их отношения с молодыми людьми «порочат семейную честь». Незадолго до этого в южной провинции Синд девушку-подростка убили за то, что она захотела выйти замуж за молодого человека из другой деревни – убийцей оказался местный криминальный авторитет, якобы защищавший «местные обычаи». В другом случае, в северо-восточной провинции Пенджаб, брат убил сестру за то, что она вышла замуж без согласия семьи.

По официальным данным, только в этом регионе за год произошло более 200 таких преступлений. Были арестованы сотни людей – но лишь 2% из тех, кому предъявили обвинения, были осуждены. Многие из таких дел, как признали в полиции, просто не доходят до суда. Они также могут быть квалифицированы не как «убийства чести», а как преступления, совершенные по иным мотивам, – и это позволяет виновным рассчитывать на «помилование». На ситуацию, как отмечает Human Rights Watch, влияют также местные советы (джирги) и лидеры общин – иногда они сами подстрекают к «убийствам чести», иногда – настаивают на том, чтобы семья простила виновного. Родители Кандил Балоч сначала поддержали обвинения против сыновей, но затем отказались от них (один из лидеров местной общины подтвердил, что это стало результатом давления, – он заявил, что история с девушкой якобы «порочит всю общину» и что родителям дали понять, что им «не будет спокойной жизни», если они не заступятся за сыновей).

История Кандил, как отмечает правозащитница и документалистка Дия Хан, показала, что проблема «убийств чести» связана, прежде всего, с общественным сознанием. Убийство потрясло многих жителей страны, но даже некоторые из либерально настроенных комментаторов при этом осуждали ее образ жизни – то есть поддерживали аргументы, которые используются для обоснования таких преступлений. «Некоторые люди признают важность прав женщин, но избирательно относятся к их свободам, – говорит Хан. – А говорить о свободе женщин в стране бессмысленно, если им не позволено делать то, что они захотят, – неважно, идет ли речь о том, чтобы танцевать тверк или получать ученую степень. Добиться понимания этого в обществе не менее важно, чем бороться с непосредственными проявлениями насилия».

Читайте также
  • Что будет с последователями ИГ из Центральной Азии, оказавшимися в эпицентре войны Турции с курдами

  • Гибель младенца в областном роддоме Атырау породила споры о качестве казахстанской медицины

  • Националисты в России больше не отмечают день рождения Гитлера, но мигранты продолжают гибнуть от их рук

  • Почему граждане Таджикистана озабочены изгнанием джиннов