Черную шапку ремесло прокормит

В Каракалпакстане возрождают народные художественные промыслы. И не только ради туристов
Украшение новой юрты. Фото Юлианы Александровой, "Фергана"

В Каракалпакстане возрождаются национальные ремесла, и это не просто возможность самовыражения для талантливых мастеров, но и способ нормально прокормить семью, не уезжая в миграцию и не покидая родной дом. Корреспондент «Ферганы» побывала в мастерской художника и ювелира, делающего оригинальные национальные украшения, а также в гостях у семьи, которая изготавливает на заказ юрты.

Мастерская скульптора и художника Дарибая Таджимуратова расположена в том же доме, где он живет со своей семьей. Сюда привозят туристов и журналистов, но главными посетителями здесь считают тех, кто способен замечать прекрасное в обыденном.

Мастерская Таджимуратова по совместительству маленький музей. Здесь собраны работы самого художника, а также его сына — ювелира Адиля, который 15 лет занимается изготовлением каракалпакских украшений. Он — один из немногих ремесленников в республике, сделавших ставку не на реставрацию или переделку старых ювелирных изделий, а на изготовление новых. Мелкая работа отнимает много времени, требует вложений и окупается не сразу, но Адиль ничуть не жалеет о том, что не стал обычным мастером по ремонту цепочек или кулонов.

Воссоздавая копии старинных украшений, которые хранятся в музеях и сундуках жителей Приаралья, он придумывает и собственные ювелирные изделия. При этом мастер хранит традиции: он обращает внимание не только на внешнюю сторону дела, но и на то, для чего конкретное украшение предназначено. Каракалпакские украшения — это своего рода обереги, талисманы. От украшений других тюркских народов их отличает монументальность и симметричность форм; есть версия, что подобные серьги и браслеты носили еще скифские женщины. Когда-то здесь высоко ценились мужские пояса с украшенными бляхами, но с тех пор прошли столетия, и мужские украшения вышли из моды. Во всяком случае, Адилю пока подобных заказов не поступало. Справедливости ради заметим, что и в давние времена каракалпакские мастера в основном специализировались на женских украшениях — секреты их изготовления передавались из поколения в поколение.

Ювелир Адиль Таджимуратов. Фото Юлианы Александровой, "Фергана"

Два талантливых человека — отец и сын — легко уживаются на одной площадке, но у каждого из них есть своя территория, своя, если хотите, тайная комната. В одной рождается из дерева смелая Гулаим — легендарная воительница из каракалпакстанского эпоса «Кырк кыз» («Сорок девушек»), в другой — создается портрет невесты или хайкель — нагрудное украшение из серебра и кораллов. Такие когда-то носили прабабушки современных каракалпачек, но их с удовольствием надевают и нынешние красавицы.

Некоторые вещи тут создавались годами, и они не продаются, какую бы цену ни назначил богатый турист или жадный до шедевров коллекционер. Мастера давно мечтали о собственной галерее, и вот наконец приступили к ее строительству. Все свои работы Таджимуратовы хотят выставлять не в маленькой прихожей на стенах и на полу, а в просторном зале с витринами.

Серьги оттянули уши

У отца и сына Таджимуратовых достаточно заказов, чтобы содержать семьи и строить планы на будущее. В село Каракол Чимбайского района, что находится в шестидесяти с лишним километрах от Нукуса, к ювелиру Адильбаю едут актрисы со всего Каракалпакстана. Украшения — обязательный атрибут национального костюма, в котором девушки выступают на сцене. Самые популярные украшения — хайкель, сырга, шартуйме и белизик. По желанию клиенток их изготовят из серебра или бронзы, латуни или мельхиора, используя также сердолик, кораллы и бирюзу — камни, которые издревле считались неотъемлемой частью подобных изделий. Латунь — металл легкий, его, как и другое сырье, поставляют партнеры из Бекабада и Ташкента. Комплекты для танцовщиц чаще всего выполняют из латуни, а вот будущие невесты или их родители предпочитают серебро — серьезно, красиво и долговечно.

Сегодня многие каракалпакские девушки, выходящие замуж, берут напрокат два свадебных наряда — современный и национальный. Традиционный костюм невесты предполагает украшения, которые надевают на все торжества. За год Адиль и два его младших брата изготавливают до ста подобных украшений. На каждый комплект у мастеров уходит по десять и более дней. Когда заказы поступают от музыкальных коллективов, к работе подключают нескольких учеников, живущих по соседству.

Отец Адиля много лет тщетно пытался возродить керамическое ремесло. Когда-то в их родном селе и других аулах Каракалпакстана этим промыслом кормились многие семьи. Однако с появлением фабричной посуды и сделанных на конвейере сувениров этот вид ремесла тоже стал исчезать. Правда, в последние годы на юге республики снова появились мастера, занимающиеся керамикой, но о сколько-нибудь серьезных масштабах этого явления говорить пока не приходится.

У Дарибая Таджимуратова и раньше имелась небольшая печь, но обжигать в ней керамическую посуду и крупные изделия из керамики было невозможно. И тут на помощь пришла мастер национального каракалпакского костюма, знаменитая на всю республику Айзада Нурумбетова. Она посоветовала Таджимуратову подать заявку на грант от имени махалли в парламент Узбекистана. Удача сопутствовала Таджимуратову: проект «Создание бытовой инфраструктуры — залог развития народного ремесленничества» поддержали. На выделенные средства был закуплен жженый кирпич, тонна огнеупорной шамотной глины, инструменты для работы с деревом, оргтехника и фотоаппарат. Личным вкладом семьи в проект стало строительство печи и мастерской.

Дарибай-усто будет бесплатно обучать работе с глиной и деревом несколько семей, живущих по соседству. В дальнейшем они смогут работать вместе с Таджимуратовыми, зарабатывая себе на жизнь традиционными промыслами.

Дарибай Таджимуратов и его работы. Фото Юлианы Александровой, "Фергана"

Глава семейства оказался не только художником и наставником, но и собирателем. Недавно он приобрел в одном из аулов фрагмент старых ворот, которые здешняя семья использовала в качестве дверей в коровнике. Когда с ворот сняли несколько слоев краски, стала видна дата — 1325 год! Этот уникальный экспонат также войдет в экспозицию галереи, которую совсем скоро откроют Таджимуратовы.

— В 2004 году, после окончания Республиканского художественного колледжа имени Бенькова в Ташкенте, я занялся изготовлением украшений. Одним их первых заказчиков стала Айзада Нурумбетова, которая знакомила меня с другими ремесленниками, приглашала участвовать в различных мастер-классах. Помню, она говорила, насколько топорно сделаны мои серьги и как оттягивают мочки ушей, — с улыбкой вспоминает сын Дарибая Адиль. — Сегодня эти серьги также хранятся в нашей коллекции. Они — напоминание о том, с чего все начиналось. Наша команда — это мы, братья, трое соседских ребят и сын-школьник Аскар, он только учится работать с металлом и камнями. Надеюсь, наша команда скоро станет больше.

Глава семьи много работает над скульптурами и картинами, выполняет заказы для театров и домов культуры, готовится к открытию мастерской. Но есть у него и работа «не по специальности» — он благоустраивает территорию в саду рядом с домом. Здесь, в большом дворе Таджимуратовых, будет воссоздан этнографический аул со всеми атрибутами простой сельской жизни. Члены семьи покажут гостям, как они работают, научат печь лепешки в тандыре, доить корову, готовить плов на очаге. Дарибай-усто уверен, что путешествие в прошлое, которое становится настоящим, понравится многим.

Юрта под ключ

Маленький Мирамир помогает взрослым — тщательно подбирая детали, он собирает макет юрты. Мирамир старается делать это не хуже, чем его отец и братья, которые создают настоящее жилье кочевников. Миниатюрная юрта ничуть не отличается от большой, она — ее точная копия, только вот украсить такую изнутри намного сложнее.

Семья Кобланбаевых занялась изготовлением юрт несколько лет назад, когда Саламат, окончив один из колледжей, решил овладеть еще одной профессией. Известный в Чимбайском районе усто — Каримбай-ата Аташев поначалу доверил парню готовить спицы, затем шанырак (навершие купола юрты), к которой крепятся спицы. Ну а когда подмастерье освоил все секреты, — благословил и отпустил в свободное плавание.

Саламат Кобланбаев, мастер по изготовлению юрт. Фото Юлианы Александровой, "Фергана"

В мастерской, где работают Саламат и его помощник Эльдар Ибрагимов, жарко в любое время года. Выструганные балки или спицы в течение получаса нагревают в специальной печи при определенной температуре, чтобы потом согнуть под нужным углом одну из сторон заготовки. Позже ее прикрепят к шаныраку специальными шпильками. Шаг за шагом, двигаясь по кругу, мастера соберут юрту, а затем ею займутся женщины, украшая снаружи и изнутри.

Чем больше у юрты крыльев, — а их бывает от 6 до 24, — тем больше времени уходит на ее изготовление и тем выше ее стоимость. Полностью готовая и украшенная юрта под ключ может стоить от 6 до 12 миллионов сумов. Среди заказчиков — скотоводы, хозяева частных гостиниц и кафе, различные каракалпакские компании, а также крупные предприятия Ташкента и Самарканда. На изготовление и украшение одной юрты у семьи уходит около месяца. В целом же за год частное предприятие «Саламат Кобланбаев» выполняет до 15 заказов. Древесину используют местную, сырье закупают на строительных рынках. В прошлом году в одном из банков был взят льготный кредит в 10 миллионов сумов — сегодня его уже полностью вернули.

Жена Саламата Кобланбаева, Санобар, украшает новую юрту . Фото Юлианы Александровой, "Фергана"

Пока мужчины занимаются деревом, женщины ткут украшения для юрты на станке, собранном по старинным чертежам.

— Первой ткачеству обучилась моя невестка Санобар, а потом научила меня и внучек, — рассказывает мама Саламата Зада Мырзамуратова. — Так, выйдя на пенсию, я нашла себе дело по душе, которое к тому же приносит стабильный доход нашей семье. На ленту, которая обвивает юрту изнутри, — кызыл баскур или ак баскур длиной от 10 метров — уходит более 2 килограммов ниток. Выбираем качественные, чтобы цвета были яркими и насыщенными.

Саламат считает, что доброе имя превыше всего, а брак в их работе недопустим категорически, поэтому перед отправкой к заказчику юрты проходят все необходимые этапы контроля качества. Одна из их юрт даже отправится на выставку в Китай. Это особый заказ, поступивший от Государственного комитета Республики Каракалпакстан по развитию туризма. Шестикрылая красавица станет символом региона и визиткой мастеров, которые делают свое дело всей семьей.

В том, что народные ремесла могут приносить прибыль, убедились сотни людей, изменивших свою жизнь, когда научились ткать, вышивать, валять из шерсти, изготавливать кукол и музыкальные инструменты. Только в Нукусе за последний год открылось несколько сувенирных магазинов; ремесленные лавки есть при гостиницах и музеях, в международном аэропорту и на железнодорожном вокзале. Но не одни иностранцы увозят с собой отсюда частичку Муйнака или Нукуса — здешние сувениры покупают и местные жители. Дарить их на праздники и дни рождения становится традицией, а значит, у мастеров и их творений есть будущее.

Юлиана Александрова
  • На дне Арала прошел фестиваль электронной музыки «Стихия»

  • Ученые пытаются спасти городище древнего Пенджикента. От времени, природы и домашнего скота

  • Древнейшее городище Центральной Азии готовится отметить свое 5500-летие

  • Креативный класс меняет Киргизию на Казахстан в поисках гонораров и перспектив