Старый отель

Реконструкция ташкентской гостиницы «Чорсу» откладывается на неопределенное время
Гостиница "Чорсу". Фото alfiya_rus с сайта Яндекс.Карты

Гостиница «Чорсу», ставшая одним из символов Ташкента, какое-то время продолжит удерживать статус столичного долгостроя. Очередной проект по реконструкции лопнул. Агентство по управлению государственными активами Узбекистана объявило, что на основании судебного постановления госорганы расторгли контракт с турецким холдингом Demir Group. Иностранный инвестор получил гостиницу во владение в 2017 году по нулевой стоимости с условием, что через два года не только модернизирует отель, но и создаст вокруг здания туристическую зону. Вложения в проект должны были составить $33 млн. Но, по оценкам узбекских чиновников, инвестор не выполнял обязанностей – на конец первого квартала текущего года он вложил лишь $952 тысячи. Это и стало причиной разрыва контракта. Многострадальную гостиницу в скором времени вновь выставят на торги.

Ненужная легенда

«Чорсу», безусловно, легендарное место на карте Ташкента. Построенное в 1982 году 23-этажное здание оригинальной формы – с тремя закругленными башнями, соединенными пролетами, – являлось одним из самых высоких в городе. При этом главным свойством гостиницы, которая с момента основания называлась «Москва», была сейсмоустойчивость. С годами популярное место обрастало слухами. Например, еще при Союзе поговаривали, что здесь можно было встретить самых доступных по ценам женщин «с низкой социальной ответственностью», если говорить только о тех секс-работницах, что ловили клиентов в гостиницах. А в середине 90-х годов прошлого века здесь якобы в подвальном помещении функционировал нелегальный бойцовский клуб с подпольным тотализатором. В общем, информация, которую вряд ли можно как-то проверить, делала «Чорсу» еще более легендарной.

Гостиница "Чорсу". Фото Adam Jones с сайта Flickr

Но наступил двадцать первый век, и практически сразу после этого гостиница прекратила свое существование. С тех пор власти ищут того, кто смог бы возродить здание, но за последние два десятка лет единственный прок от него – рекламная площадь для огромных баннеров. Хотя попытки привлечь инвесторов предпринимались неоднократно. В 2002 году в дело вмешались турки – компания «Эмсаш» контролировала 70% совместного предприятия «Чорсу Отель» с уставным фондом $10 млн. Остальная часть бизнеса принадлежала «Узбектуризму». Основной задачей СП была реконструкция многоэтажки. Спустя три года проект был признан провальным, и правительство Узбекистана лишило соответствующее постановление силы. Что стало с турецкими инвестициями, неизвестно.

Следующую попытку реанимировать высотку в центре Ташкента предприняла корейская Daegeon Global Co. Ltd., выкупившая актив за $7 млн. Иностранная компания обязалась вложить в проект нового гостиничного комплекса $18 млн. Согласно очередному постановлению Кабмина Узбекистана сдача объекта в эксплуатацию должна была произойти в 2012 году – 1 сентября (в этот день отмечается День независимости республики. – Прим. «Ферганы»). Затем партнерам дали еще год, но это не помогло. Что стало с инвестициями из Южной Кореи, история также умалчивает.

В 2016 году в СМИ появились сообщения о переговорах узбекской стороны с еще одним потенциальным партнером – японской компанией Toyoko Inn. Однако скрупулезные японцы, видимо, изучив опыт предшественников, так и не стали вмешиваться в предприятие. По крайней мере, до подписания официальных документов дело не дошло.

Шли годы, а «Чорсу» оставался бетонным каркасом, обнесенным строительным забором. Пока в 2017 году за реконструкцию «Чорсу» не взялся имеющий неоднозначный опыт организации собственного бизнеса в Узбекистане турецкий предприниматель Ахмет Демир.

Узбекские грабли

Demir Holding Ахмета Демира работает в Узбекистане с начала 1990-х. Как вспоминает предприниматель, раньше он ничего не знал о только что обретшей независимость бывшей республике СССР – эта страна была сказкой с лампой Аладдина и летающими коврами. Удивила его и манера местных чиновников, которые с охотой едва ли не каждый день обсуждали предложенные турком проекты, и лишь потом Демир понял, что только из вежливости ему сразу не говорят, что в ближайшие три-пять лет сделки не будет.

Тем не менее в 1995 году бизнесмен открыл в центре Ташкента супермаркет. В дальнейшем иностранное предприятие расширило сферу деятельности – Demir занимался текстилем, строительством, владел столичной гостиницей Grand Mir.

В 2010 году у турецкой корпорации начались проблемы, сопровождаемые участившимися проверками со стороны различных госорганов. Сеть супермаркетов в итоге закрылась. По слухам, из-за действий конкурентов – торгового центра «Пойтахт савдо маркази». Примечательно, что данный объект назывался Turkuaz и входил в число предприятий с участием капитала другого турецкого бизнесмена — Вахида Гюнеша. В скором времени Гюнеш также оказался в поле зрения узбекских спецслужб. Помимо того, что он потерял свои активы, ему пришлось около года отсидеть за решеткой. После возвращения на родину предприниматель наотрез отказался иметь дела с Узбекистаном. В отличие от своего коллеги, Демир, который был вынужден продать торговые компании и отель, все же решил повторно войти в ту же реку. Камбэк стал возможен после официального визита президента Шавката Мирзиёева в Анкару. Говорят, глава государства лично распорядился исчерпать конфликт с иностранным предпринимателем.

Ахмет Демир. Фото с сайта Xs.uz

Но и проект по превращению заброшенного «Чорсу» в четырехзвездочный отель на 350 номеров не принес турку желанной прибыли. Между сторонами неоднократно возникали спорные моменты. Демир был возмущен бюрократизмом узбекских чиновников, в частности, они тянули сроки с выдачей кадастровых документов на территорию, прилегающую к зданию гостиницы. В свою очередь представители правительства обвинили предпринимателя в том, что он неактивно вкладывается в проект, причем пытается взять кредиты в местных банках, а не привлекает деньги из-за рубежа. В итоге Ташкентский экономический суд расторг контракт с Демиром в связи с невыполнением инвестиционных обязательств.

В соцсетях стали высказываться предположения, кто же станет следующим менеджером гостиницы. Многие пользователи склоняются к тому, что проект заберут компании, так или иначе связанные с «Артель» и «Акфа», – предприятиями, которыми раньше руководил хоким (мэр) Ташкента Джахонгир Артыкходжаев.

Отели-призраки

В Ташкенте не только долгострой «Чорсу» является бесхозным отелем. С прошлого года власти не могут найти владельца еще одной легендарной гостинице — «Узбекистан». В конце мая текущего года сообщалось, что этот объект выставляется на публичные торги уже в третий раз. Забавно, что стоимость совпадает с инвестиционным планом «Чорсу» — $33 млн.

Покопавшись в пространстве Всемирной паутины, удалось найти еще пару примеров гостиниц-призраков, простаивающих в Узбекистане не первый десяток лет. Речь идет об объектах, расположенных в туристических центрах – Самарканде и Бухаре.

Как ни странно, но в древней столице Амира Темура оказалась никому не нужной 11-этажная гостиница «Интурист», когда-то считавшаяся лучшей в городе. Но высотку забросили, и в 2017 году, спустя 11 лет простоя, здание, уже находившееся в статусе аварийного, решили снести. Ломать – не строить: «Интурист» вскоре превратился в руины. В конце того же года сообщалось, что на этом месте власти намерены возвести новый гостиничный комплекс. Однако информации о том, как будет реализован проект, когда и кем, не поступало. Неужели построенную еще в годы СССР гостиницу нельзя было спасти, реконструировать и с помощью инвестора возродить, хотя бы для истории? С другой стороны, судя по последним новостям, сохранение исторического облика Самарканда интересует чиновников меньше всего.

Гостиница "Интурист" в Самарканде, 2012 год. Фото Bobyrr с сайта Wikipedia.org

В Бухаре имя отеля-долгостроя — «Зарафшан». Пустующая в течение 15 лет гостиница в 2017 году стала причиной судебного разбирательства. По итогам сразу нескольких процессов семеро совладельцев актива потеряли его. Вся частная собственность, приватизированная свыше 20 лет назад, в одночасье вернулась государству. Причем сам отель не функционировал, но предприятия, арендовавшие первый этаж строения, исправно работали, вовремя платя аренду и налоги.

Государство, став собственником объекта, логично выставило его на торги по нулевой стоимости при условии вложений в модернизацию здания 14 млрд сумов (свыше $1,6 млн) в течение полутора лет. В итоге должна снова заработать гостиница как минимум на 200 человек. Аукцион прошел успешно – актив передали СП Beston Machinery. В начале года местные СМИ сообщали, что отель за счет инвестиций в размере $11 млн введут в эксплуатацию в мае 2019-го. Впрочем, опять же информации об открытии проекта не поступало, и на популярном сайте по поиску отелей Trivago «Зарафшана» в списке бухарских гостиниц нет.

Узбекистан уверенно взял курс на то, чтобы превратить туризм в ведущую отрасль экономики. Игрокам бизнеса предоставляют льготы и преференции. Но глядя на то, как продолжают меняться инвесторы, пытающиеся возродить гостиницу «Чорсу», поневоле приходишь к выводу, что ввязываться в подобные проекты – дело довольно рискованное.

  • Почему Мирзиёев пригрозил ликвидировать автозавод GM Uzbekistan

  • Ради чего бизнесу в Узбекистане перекрывают газ

  • Процесс по делу о сносе ташкентского исторического дома завершился «маленькой победой»

  • Что мешает странам Центральной Азии привлекать иностранные инвестиции