Маленький, но производительный

Двадцать пять лет назад в Китае запретили детский труд, но это не помогло
Подросток-продавец на рынке в Китае. Фото с сайта Wikipedia.org

В последние годы в КНР регулярно вспыхивают скандалы, связанные с использованием детского труда. Вот, например, совсем недавняя история, которая имеет прямое отношение к России. Нескольких девочек-подростков, учившихся в художественной школе Краснознаменска (Забайкальский край), для прохождения творческой практики отправили в КНР. Однако вместо занятий изящными искусствами на них там надели шиньоны, нарядили в колготки и туфли на каблуке и отправили официантками в китайский ресторан. При этом возраст учениц колеблется от 14 до 17 лет, а ресторанная атмосфера с нетрезвыми мужчинами, прямо скажем, для детей подходит мало.

В этом случае, однако, понятно, что рано или поздно несовершеннолетних россиянок вытащат и вернут на родину. Сложнее, если речь идет о местных подростках. Тут незаконная эксплуатация может длиться годами, и шум по этому поводу поднимается редко, если вообще поднимается.

Некоторое время назад китайская полиция задержала бригадира швейной фабрики, расположенной в городе Чаншу (провинция Цзянсу). Выяснилось, что на фабрике трудились дети, которых принуждали работать без выходных. При этом случалось, что рабочий день у них длился до 19 часов. Тринадцатилетние подростки из бедных сел целыми днями рвали жилы в грязных и темных помещениях, но, пока они не выполняли дневную норму, с рабочего места их не отпускали. Хозяин фабрики, похоже, так и не понял обращенных к нему претензий: журналистам он заявил, что может делать с детьми что хочет, поскольку купил их по цене от 1 до 3 тысяч юаней ($145-435).

Подростки в швейном цеху в Китае. Кадр видеозаписи с сайта Scmp.com

Бывают сюжеты еще более специфические. Так, на фабрике, производящей электронику в Шэньчжэне, тоже незаконно использовался детский труд. Показательно, что, когда подростков освободили, они даже не захотели возвращаться домой. Одна из девочек-работниц сказала, что на фабрике она хотя бы может есть рис с мясом, а дома у нее всегда только картошка или кукуруза. Нужно ли уточнять, что девочку и остальных малолетних работников отправили на фабрику сами родители. С их точки зрения, это правильный и разумный поступок. Во-первых, одним голодным ртом в доме меньше, во-вторых, дети заработают денег, в-третьих, нормально поедят. А то, что работают они по 12 часов и даже больше, так это для Китая вполне привычно. В частном секторе так работают все китайцы — и взрослые, и дети.

После чтения подобных историй естественным образом встает вопрос: насколько вообще нормальной для Китая является эксплуатация детского труда?

Евнухи и проститутки

Ровно 25 лет назад, а именно 5 июля 1994 года, произошло знаменательное событие — в Китайской народной республике был принят Закон «О труде». Не то чтобы до этого китайцы совсем не трудились, скорее наоборот. На протяжении пяти тысячелетий китайской истории жители Поднебесной вкалывали, как лошади или даже еще почище — особенно если учитывать, что лошадей там было гораздо меньше, чем людей. Таким образом, Закон «О труде» должен был привести безумную китайскую работу к какому-то цивилизованному знаменателю.

О том, удалось это или нет, нужно писать отдельную книгу. Однако был в принятом законе один важный раздел, а именно глава VII «Специальная охрана труда женщин и несовершеннолетних». Поэтому именно 5 июля 1994 года считается днем запрета детского труда в Китае.

Само запрещение детского труда прописано в статье 15 китайского Закона «О труде». Статья эта гласит: «Наем на работу несовершеннолетних моложе 16 лет запрещен». Тут же, правда, уточняется, что «в случае найма несовершеннолетних моложе 16 лет учреждениями искусства, физической культуры и спорта, особыми художественными промыслами необходимо руководствоваться соответствующими государственными положениями, пройти процедуру утверждения, а также гарантировать право несовершеннолетних на получение обязательного образования».

Иными словами, в некоторых областях найм все-таки возможен, но при соблюдении ряда условий. Вероятно, по мысли законодателей, речь шла о своего рода профессиональной практике — будь то спортсмены, художники или дети, занимающиеся столь же неординарными видами деятельности.

Таким образом, законодательно трудовую эксплуатацию детей в Китае запретили только в самом конце XX века. Но как обстояли дела до этого момента?

Скорее всего, читатель сейчас представит чудовищные картины миллионов маленьких чумазых китайчат, которые вставали до восхода солнца и шли на рабочие места, чтобы трудиться там дотемна. В таком взгляде на проблему, конечно, есть некоторое правдоподобие, но и не более того.

Исторически в использовании детского труда Китай находился приблизительно в том же положении, что и куда более развитые страны. Для примера, можно сравнить китайскую империю Цин и викторианскую Англию. Могущественная держава, колонии которой раскинулись по всему свету и над которой, по выражению самих англичан, никогда не заходило солнце, почти не заботилась о своих малолетних работниках. В первой половине XIX века работающие английские дети находились в тяжелейшем положении. 10-12-летние мальчики и девочки наравне со взрослыми работали на фабриках, заводах и в шахтах. Только в 1833 году детям младше 13 лет было запрещено работать больше 8 часов в день, а детям до 18 лет — больше 12 часов. В 1842 году владельцам шахт запретили нанимать на работу детей младше 10 лет. То есть с одиннадцати лет ребенок мог стать полноценным горняком и нести на себе все тяготы и опасности этой тяжелой профессии.

Если же говорить о старом Китае, то там дети традиционно находились в бесправном положении. Известный китаист Владимир Малявин рассказывает, что до пяти лет ребенок в китайском обществе вообще не считался отдельной человеческой единицей. Но и после этого он находился под полным контролем старших.

Дети считались собственностью родителей, практически вещью. Те могли их бить, продавать, беззастенчиво эксплуатировать и даже безнаказанно убивать. Понятно, что при таком положении вещей интересы детей из бедных семей не особенно-то соблюдались. Но Китай был страной аграрной. И потому такого массового использования детского труда на фабриках и заводах, как в Британии, там не было. Конечно, дети помогали родителям, работали подмастерьями у ремесленников, служили артистами уличных цирковых трупп. Девочек из бедных семей нередко продавали на так называемые цветочные лодки, то есть в плавающие публичные дома. Если им «везло», их брали в состоятельные семьи как будущих жен. Однако, пока девочка не вырастала и не становилась законной женой, она оказывалась фактически на положении рабыни и выполняла все самые тяжелые и отвратительные работы по дому, не говоря уже об удовлетворении сексуальных потребностей мужской части дома.

Мальчиков, случалось, отправляли в императорский дворец, где их оскопляли и делали евнухами. Правда, эта «работа» считалась удачей. Известно, что некоторые евнухи становились советниками и наперсниками императоров, так что таким образом мальчик со временем мог подняться почти до самых высот власти.

Китайские дети. Фото с сайта Unicef.org

В целом же к детскому труду в Китае относились вполне лояльно. Если ты небогат и незнатен, а на учебу нет денег или способностей, что тебе еще делать, как не работать? Впрочем, учеба тоже была трудом, и, учитывая сложность китайской словесности, не самым легким.

Те, кто смотрел китайский мультфильм о царе обезьян Сунь Укуне, наверняка помнят, что хозяину пилюли бессмертия богу Тайшан Лао-цзюню прислуживают дети. На небесах он такой не один, многие китайские божества нещадно эксплуатируют детский труд. Впрочем, это божества, их сложно прищучить и заставить выполнять человеческие законы. Другое дело люди.

Стоит заметить, что в старом Китае семьи хоть немного зажиточные старались не перегружать детей, а напротив, дать им образование или по меньшей мере обучить ремеслу. Делами же детей низкого происхождения в старом Китае никто особенно не интересовался. Малолетний мог убиваться на работе, мог заболеть, мог умереть — никто даже глазом бы не моргнул. Мертвое тело так и лежало бы на улице, пока проходящая утром санитарная команда не погрузила бы его на дроги и не бросила бы потом вместе с другими неопознанными мертвецами в одну из бесчисленных погребальных ям за городом. В этом смысле между детьми и взрослыми разницы не делали.

Нет медали за работу

Вообще, несмотря на все чадолюбие китайцев, в Поднебесной к детям часто относятся как к взрослым и требуют от них того же. Так, в городе Тяньцзине есть музей ихэтуаней. В этом музее выставлены фото не подростков даже, а малолетних детей, которые на рубеже XIX-XX века вместе с взрослыми участвовали в восстании боксеров-ихэтуаней и сражались с иностранными солдатами.

Конечно, история с детьми-ихэтуанями скорее трагическая. Но китайское отношение к детям как ко взрослым иногда порождает и умилительные сюжеты. Так, в начале 2000-х по китайскому телевидению показывали мальчика, который уже в пять лет работает на тракторе, помогая отцу. Управление трактором специально переделали так, чтобы ребенок мог дотягиваться до нужных рычагов. Правда, степень умилительности этой картины зависит от того, сколько конкретно времени ребенок проводит за рулем трактора. Если он, как и отец, работает от зари до зари, пожалуй, трогательного в этом мало.

Китайский детский труд с давних времен имеет некоторую специфику. Дело в том, что к девочкам в Китае относятся традиционно пренебрежительно, а вот мальчиков берегут как зеницу ока. Именно поэтому, вероятно, в бедных районах Китая родители до сих пор продают девочек — с тем, чтобы позже их труд использовался на разных нелегальных предприятиях, начиная от частных фабрик и кончая подпольными борделями.

На государственном уровне сейчас детский труд в Китае не одобряют. Отчасти это объясняется коммунистической идеологией, отчасти — стремлением к цивилизованности, а также желанием выглядеть современно и прогрессивно в глазах мировой общественности.

После установления республики КНР взяла курс на вывод детей из производственного цикла. В глобальном докладе «Прекращение детского труда: цель близка», прочитанном в 2006 году на Международной конференции труда, говорится о том, что доля работающих китайских детей в возрасте 10-14 лет постепенно сократилась с 48% в 1950 году до 12% в 1995 году.

В сентябре 2005 года был рассмотрен Второй доклад Китая по правам ребенка. Руководство страны признало, что «имеются дети, нуждающиеся в особой защите, в том числе беспризорные дети, дети мигрантов и дети, которые могут стать жертвами торговли детьми».

В 1999 году Китай ратифицировал конвенцию 138 Международной организации труда (МОТ). Эта конвенция определяет минимальный возраст для приема на работу. В 2002 году Китай ратифицировал и конвенцию 182 — о запрещении наихудших форм детского труда и немедленных мерах по их искоренению. Таким образом, государственная политика Китая в этом вопросе не отстает от развитых стран. Однако владельцы частных предприятий все равно берут детей на работу, делая вид, что ничего не знают о конвенциях. Часто таких предпринимателей покрывают местные партийные бонзы, которые имеют с этого определенную прибыль. Речь тут идет, конечно, не о мегаполисах, а о небольших городах и сельской местности.

Крестьянская девочка в Китае. Фото с сайта Poverties.org

Помимо частных «местных» разоблачений, случались в Китае и громкие международные скандалы. Так, организация объединенных профсоюзов Playfair Alliance опубликовала доклад No medal for the Olympics on labour rights. Согласно этому докладу Китай использовал детский труд в производстве сувенирной продукции к Олимпиаде-2008. В докладе говорилось, что во время школьных каникул на фабриках работали 12-летние дети, которые по 15 часов в день за сущие гроши производили одежду с олимпийской символикой.

Другая история была связана с компанией Apple. Она использовала детский труд на китайских заводах, которые выпускали детали для MacBook и iPhone. На этих фабриках работали по меньшей мере восемь пятнадцатилетних подростков. Они трудились по 60 часов в неделю, притом что по китайским законам продолжительность рабочего времени в неделю не может превышать 49 часов.

Кроме того, китайские компании заподозрили в том, что они используют детский труд и на иностранной земле. В частности, в некоторых странах Африки, где есть их филиалы и где детский труд очень распространен.

Эксперты МОТ справедливо говорят, что эксплуатация детского труда возникает в первую очередь на фоне бедности и экономических проблем. И действительно, в странах с развитой экономикой такой эксплуатации или нет вовсе, или она имеет крайне узкие, в основном криминальные области приложения. Может показаться, что в Китае, который славится стабильным ростом ВВП, такой проблемы быть уже не должно. Однако Китай развивается неравномерно: есть очень богатые регионы, а есть бедные. И проблема детского труда и связанного с ней незаконного бизнеса существует в первую очередь в бедных регионах.

Если учитывать, что в традиционном сознании китайца детский труд не табуирован, то станет ясно, что решить этот вопрос в ближайшие годы будет нелегко. Тем не менее решить его можно. Для этого необходимо сделать ряд шагов: разобраться с проблемой бедности отдельных регионов, усилить работу правоохранительных органов и создать в обществе нетерпимое отношение к эксплуатации детского труда.

  • Погубит ли аренда природные заповедники Узбекистана

  • Почему узбекский МИД не заметил критику ЮНЕСКО сохранности Шахрисабза, Бухары и Самарканда

  • Как молодая семья таджикского музыканта попала в «Вилаят Хорасан»

  • Что ждет музей имени Савицкого при новом руководстве