Не ищите женщину

Об истинных причинах беспорядков на казахстанском месторождении
Участники беспорядков на Тенгизе. Кадр видеозаписи с сайта Currenttime.tv

На нефтегазовом месторождении Тенгиз, что на западе Казахстана, произошли беспорядки с участием сотрудников компании Сohsolited Contracting Endihering and Prourement S.A.L Offshore (CСЕР). Вновь драки, лужи крови и разозлившиеся местные рабочие. Почему вновь? Потому что подобное уже происходило в Тенгизе не раз. Корреспондент «Ферганы» разбирался, почему межэтнические конфликты в нефтяной местности Казахстана не решаются десятилетиями.

Драка из-за фото?

Тенгиз — нефтяное месторождение в Атырауской области, которое начали разрабатывать в восьмидесятые годы. В 1993 году сюда «пришли» американские инвестиции. Тогда же появилась компания «Тенгизшевройл» и другие иностранные фирмы, занявшие нишу в добыче черного золота. Одна из них — арабская CСЕР, занимающаяся инфраструктурными проектами на месторождении. Именно в этой компании на днях произошел скандал.

Все началось с фотографии, опубликованной сотрудником компании – гражданином Ливии Эли Даудом (СМИ сообщают, что это менеджер Сohsolited Contracting Endihering and Prourement S.A.L Offshore). «Он выставил фотографию в профиле WhatsApp, на которой изображена девушка и сам Эли Дауд (Eli Daoud). У него в руке рация, антенна которой направлена в сторону девушки», — пояснили в администрации Атырауской области. Вроде ничего особенного, правда? Но, описывая изображение, чиновники решили не уточнять, что антенна была направлена в рот девушки, что придавало снимку двусмысленный оттенок.

Рабочие CCEP сочли фото оскорбительным. В итоге рабочие-казахи избили арабских коллег. Пользователи Сети обрушились с критикой на зачинщиков драки, что, к слову, логично — нападать толпой на одного мерзко. Но вскоре начали появляться другие подробности и версии конфликта. Появилось видео эротического содержания, на котором мужчина, очень похожий на Эли Дауда, замечен с девушкой, которая внешним видом напоминает казашку. Молодые люди занимались взрослым делом, включив прямой эфир. По второй версии инцидента, рабочих разозлило именно это видео.

Как могло быть на самом деле

Спустя некоторое время после беспорядков в Сети появился документ, хоть и без реквизитов и подписи, но вполне похожий на подлинный, в котором описана иная версия конфликта.

В бумаге указано, что 28 июня житель города Кульсары Турар Шапкараев на своей странице в Facebook разместил пост (скорее всего, этот), в котором призывал компетентные органы принять меры в отношении главного администратора по логистике компании ССЕР Эли Дауда по факту размещения последним в WhatsApp непристойной фотографии с девушкой казахской национальности. Шапкараев Т.А. счел поступок иностранца оскорблением казахской нации, отметив, что в противном случае «начнется спрос с ССЕР. Эли, возможно, будет наказан по закону степи и предков, по-казахскому!»

После этого с Шапкараевым предупредительно-профилактическую беседу провел прокурор, а Эли Дауд по инициативе работодателя был уволен (не без вмешательства прокуратуры). Кроме того, в тот же день Эли Дауд извинился перед казахстанцами. Казалось, на этом все.

Однако 29 июня в 10 утра, как написано в документе, представители компании ССЕР из числа работников арабского происхождения допустили в адрес казахстанских работников высказывания об ужесточении контроля за трудовой дисциплиной в связи с увольнением Эли Дауда. Анализируя последовательность событий, редакция атырауской независимой газеты «Ақ Жайық» (которая пользуется авторитетом в республике) резюмирует, что, вероятно, именно это взорвало ситуацию, а не публикация пресловутого фото.

«В переводе на простой язык менеджеры ССЕР дали понять рабочим: "Вы добились увольнения нашего менеджера, теперь поблажек не ждите"», — пишет издание.

Для прояснения ситуации порядка 120 казахстанских работников последовали к офису ТОО ССЕР, устроили погром и нанесли телесные повреждения нескольким арабам (по предварительным данным, травмы получили 9 арабов и 1 казах). Затем часть работников заблокировала подъездную дорогу к заводу 3-го поколения, другая часть (от 700 до 800 человек) проследовала к офису А4. При этом они захватили 10 автобусов компании для выезда в вахтовый поселок Тенгиз, где расположены общежития ТОО ССЕР. В самом вахтовом поселке собралось около 300 человек и были избиты три араба. По итогам беспорядков медицинская помощь понадобилась 30 пострадавшим. Казахстанский юрист Жангельды Сулейманов заметил, что в данном случае можно говорить о том, что в юриспруденции называется «провокационное поведение потерпевшего».

Снимок Эли Дауда с рацией. Фото с сайта Neonomad.kz

Как бы то ни было, истинные причины беспорядков будет выяснять специальная комиссия. Однако спустя сутки представители власти заявили, что конфликт был связан с разницей в условиях труда. «Это системный вопрос, который нужно решать как руководству "Тенгизшевройл", так и всем подрядчикам. Инвесторы должны понимать — работая на территории нашей страны, нужно соблюдать законодательство, а также морально-этические нормы. В ближайшее время мы проведем встречу со всеми участниками проекта, будем решать эти вопросы», — сообщил глава Атырауской области Нурлан Ногаев.

Многие, кто хорошо знаком с обстановкой в нефтяной местности, согласны с главой региона. Но все они подчеркивают, что эта проблема появилась не сегодня и даже не вчера. Еще месяц назад во время своего визита в Атырау президент страны Касым-Жомарт Токаев поручил взять на контроль вопрос о выплате равной заработной платы иностранным и местным работникам. Нельзя платить разные зарплаты за одну и ту же работу, предупреждал он тогда. Но за месяц то ли не успели уравнять оклады трудящихся, то ли слова президента пропустили мимо ушей.

Казахско-турецкое побоище

Аналогичное по масштабам столкновение между казахстанскими и иностранными рабочими произошло на Тенгизе в 2006 году. По одной из версий, скандал начался в столовой, когда рабочий-казахстанец потянулся за соусницей. Рядом стоявшие турки отпустили колкое замечание, мол, куда лезешь, баран, тебе и без подливки сойдет. В ту же секунду тарелка с содержимым опустилась на голову обидчика. Турки набросились на казахстанца и избили его. Казахстанец отправился в общежитие и вернулся к столовой в сопровождении более четырехсот земляков. По другой версии (большинства очевидцев), все началось с того, что парень-казах подошел на площадке к туркам и попросил расписаться в документе о допуске к работе. Турки отказались и бросили в адрес казаха нелестный отзыв. В итоге ссора переросла в драку. Турки избили парня гаечными ключами и огнетушителем. Избитый зашел в столовую, где обедали рабочие, и крикнул: «Казахи, меня избили турки! Вы оставите это просто так?!»

Между турками и казахстанцами завязалась ожесточенная драка. В пылу схватки были подожжены несколько автомобилей, вагончики со спецодеждой, разгромлен офис компании «Сенiмды Құрылыс». Медицинская помощь потребовалась 140 гражданам Турции. Восемь из них получили тяжелые травмы.

Примечательно, что даже тогда в СМИ сообщалось, что беспорядки в Тенгизе произошли не впервые, и что казахстанские рабочие раздражены уничижительным к себе отношением. «Иностранные рабочие ведут себя по отношению к местным весьма высокомерно. И это объяснимо, ибо они находятся в особых условиях по отношению к местным гражданам. (...) Сами строители в числе самых важных причин также называют вызывающее поведение турецких рабочих. Вот фрагменты одного из писем, отправленных рабочим-казахом своим родственникам: “Ведь это не первый случай избиения на площадке, просто все молчат, а турецкие (…) достают наших людей тем, что издеваются над ними, говоря: “А ты знаешь, какие у вас сладкие девочки, все делают”. Такие слова обидно слышать нормальным казахам, у которых женщина всегда была уважаема и являлась символом чистоты и непререкаемым авторитетом», — говорил тогда казахстанский политолог и общественный деятель Болатхан Тайжан в интервью интернет-изданию Zona.kz.

Таким образом, и в 2006-м, и в 2019 году корень межэтнических конфликтов в Тенгизе был закопан в неравных условиях труда, хотя, как видим, и тогда упоминались казахстанские женщины, и сейчас.

«За одну и ту же работу наши рабочие получают зарплату в несколько раз меньше. Они зарабатывают 40-50 тысяч тенге ($315-400 по тогдашнему курсу) в месяц — и это при сложных климатических условиях и тяжелой работе», — писали СМИ в 2006 году. При этом казахстанцу устроиться на работу в те годы было крайне сложно — с него требовали несколько дипломов о высшем образовании и международные сертификаты.

В Тенгизе без перемен

По истечении десяти лет ситуация в нефтяных регионах страны не изменилась. Чтобы пробиться в нефтянку, казахстанец должен быть уникальным специалистом, иметь связи или в крайнем случае дать взятку, о чем недавно рассказывали жители Мангистау.

А если все же удавалось оказаться на нефтяном месторождении, то казахстанских работников там ждали конфликты.

«Я работала на складе. У индуса, за которого я делала работу, зарплата была 1 млн тенге, а у меня 200 тысяч. Когда просила поднять меня в должности, привезли еще одного (индуса). Ходил один бездельник, стало два, — рассказывает корреспонденту «Ферганы» бывшая работница нефтяной компании в Тенгизе Алия Садуакасова. — В столовой казахстанцев в основном кормили рисом, капустой, у арабов другая кухня была, даже оливковое масло из Турции ждали. И они вели себя очень нагло, ощущая вседозволенность, — могли кальян курить в общежитии. Все время была напряженная ситуация. Мы чувствовали себя рабами на собственной земле. Зато, если надо, на одного казахстанского работника могли сто актов написать и уволить».

«Но не все иностранцы отличались плохим поведением. Например, европейцы всегда были очень вежливы, скромны», — добавляет она.

Беспорядки на Тенгизе. Кадр видеозаписи с сайта Currenttime.tv

Еще один казахстанец, проработавший в нефтяном секторе и хорошо знающий обстановку в Тенгизе, исключил, что инцидент 29 июня 2019 мог произойти из-за ревности и злосчастного фото. Он также считает, что причина конфликта кроется в социальной несправедливости. «Кто-то из них (иностранцев) реально профессионал, а кто-то просто работает из-за своей импортной внешности. Уверен, что на всех уровнях можно подключить местные кадры. Многие из этих "профессионалов" не знакомы с местным менталитетом и тем более не знают языка. Я сам был свидетелем, когда даже со мной и с моей командой пытались разговаривать как с рабом, но мы быстро ставили на место и в работе доказывали, что мы далеко не "туземцы". Казахстанские компании довольствуются теми объемами, которые им достались от иностранных заказчиков. Грубо говоря, глотают кость, которую им подкидывают, а мясо достается другим», — написал Олжас Сулеймен на своей странице в Facebook.

По его мнению, все, кто знал ситуацию в Тенгизе, понимали, что конфликт неизбежен, однако надеялись, что все изменится. Но этого не произошло.

Почему ничего не меняется?

Казахстан иностранцам кажется страной третьего мира. По мнению нефтегазового эксперта Аскара Исмаилова, разрыв в доходах между бедными и богатыми, уровень свободы самовыражения и многое другое накладывает «особый» отпечаток на отношение к стране. «Тем более в рейтинге Expat Insider 2018 Казахстан занял лишь 49-е место среди 68 рассмотренных государств. Этот рейтинг оценивает привлекательность стран для иностранных работников. При ранжировании учитывают мнение тысяч опрошенных по всему миру экспатов (иностранных работников) по множеству пунктов. Среди них безопасность работы, дружелюбие со стороны местных жителей, образование для детей, доступность здравоохранения и другие моменты, из которых складывается общая картина. Вот при такой картине “заманить” иностранных специалистов в третий мир можно только высокой заработной платой и значительным социальным пакетом», — говорил Исмаилов в интервью Holanews.kz.

Также эксперт отметил и среднюю заработную плату, которая в Казахстане составляет менее $500. «Специалист из США или Европы не приедет в Казахстан, чтобы зарабатывать столько же, сколько он может заработать у себя дома, и тем более за среднюю зарплату Казахстана. Это очевидно! Наоборот, он потребует себе дополнительных бонусов за пребывание в стране третьего мира», — констатирует он.

Таким образом, иностранцы получают больше местных работников только из-за того, что за меньшие деньги они просто не приедут. Но почему без иностранцев никак? Одна из причин, как отмечают эксперты, в том, что за 28 лет независимости в Казахстане так и не удалось создать сервисные компании высокого уровня, где могли бы обучать и готовить собственные высококвалифицированные кадры. Ведь тогда не пришлось бы платить высокие зарплаты экспатам и даже вовсе приглашать их.

Багдат Асылбек
Читайте также