Шах без мата

Бывший президент Киргизии ожидает возможного ареста в укрепленной резиденции
Алмазбек Атамбаев со сторонниками. Фото с сайта Azattyk.org

27 июня бывший президент Киргизии Алмазбек Атамбаев был лишен неприкосновенности по решению Жогорку кенеша (парламента). Теперь ему должны быть предъявлены обвинения по пяти эпизодам коррупции. Однако сделать это пока затруднительно: экс-глава государства находится в своем доме в поселке Кой-Таш в окружении примерно 400 сторонников. Подъезды к резиденции заблокировали бетонными блоками, на территорию завезли камни, рядом раскинут лагерь из юрт. В принципе Атамбаев может оставаться там довольно долго — вряд ли действующая власть решится идти на штурм его дома в стране, уже пережившей две революции.

Несостоявшийся лидер нации

В 2017 году Атамбаев стал первым в истории Киргизии президентом, который оставил свой пост добровольно. В 2005 году был свергнут Аскар Акаев, в 2010 — Курманбек Бакиев… Лишь Роза Отунбаева, возглавившая страну после второй революции, в 2011 году без эксцессов уступила пост выигравшему выборы Атамбаеву. Но Отунбаева имела лишь статус «президента переходного периода».

По истечении срока в 2017 году Атамбаев не мог участвовать в выборах: согласно Конституции, принятой после свержения Бакиева, глава государства имеет право лишь на один срок в течение всей жизни. Президент выразил поддержку Сооронбаю Жээнбекову, который баллотировался от Социал-Демократической партии Киргизии (СДПК). У истоков создания СДПК в 1990-х годах стоял сам Атамбаев. Именно Жээнбеков в итоге выиграл выборы (а его основной конкурент Омурбек Бабанов стал фигурантом уголовного дела и был вынужден покинуть страну). Казалось, в истории страны впервые произошла мирная и скучная передача власти в пределах одной правящей партии.

Впрочем, уже 16 октября 2017 года, на следующий день после выборов, казахстанский политолог Аскар Нурша предположил, что Атамбаев со временем может стать «гирей на ноге Жээнбекова». Эксперт пояснил, что экс-президент претендует даже не на роль «серого кардинала», а на нечто большее. «Понимаете, обычно "серые кардиналы" так себя не ведут. Он, наоборот, претендует на пост духовного лидера – лица кыргызской демократии, лица кыргызской революции. (…) Он будто ставит себя над политическим процессом и позиционирует себя совестью нации», — рассуждал политолог.

Алмазбек Атамбаев приносит присягу. Архивное фото пресс-службы президента Киргизии

По мнению Аскара Нурши, Атамбаев хотел бы стать «новым Чингизом Айтматовым». Также Нурша сравнил Атамбаева с президентом России Борисом Ельциным, который после передачи власти Владимиру Путину возглавил личный фонд и вплоть до своей смерти время от времени высказывался по наиболее значимым вопросам. Схожее мнение впоследствии высказывала глава пресс-службы Жээнбекова Толгонай Стамалиева. Она предположила, что Атамбаев надеялся стать «киргизским Дэн Сяопином». Этот политический деятель формально никогда не занимал пост председателя Китайской Народной Республики, но фактически руководил страной с 1970-х до 1990-х годов.

Однако личность Атамбаева, увы, не идет ни в какое сравнение со всеми перечисленными примерами. Он не является ни знаменитым писателем, как Айтматов, ни политическим деятелем масштаба Дэна Сяопина. В отличие от Ельцина, Атамбаев не возглавил страну сразу после развала СССР. Даже последствия второй киргизской революции довелось преодолевать не ему, а Отунбаевой. Все шло к тому, что в период правления Жээнбекова имя Атамбаева будет означать не более, нежели имя любого другого бывшего высокопоставленного чиновника.

Война президентов

По всей вероятности, такой расклад не устраивал Атамбаева, и он лично предпринял все усилия, чтобы в соответствии с прогнозом политолога превратиться в «гирю». Как стало известно впоследствии, первые разногласия между бывшим и новым президентами возникли уже через несколько дней после инаугурации. К началу 2018 года об их конфликте начали говорить в кулуарах. В марте, как признавался сам Жээнбеков, состоялась их последняя личная встреча. К лету все сторонники Атамбаева были сняты с высоких постов, а многие из них подверглись уголовному преследованию. В частности, под арестом оказался бывший премьер-министр Сапар Исаков, которого назвали «правой рукой Атамбаева». Его обвиняют в коррупции при модернизации ТЭЦ Бишкека.

Осенью 2018 года Атамбаев и Жээнбеков стали открыто высказываться о своей вражде. Тогда же в парламент был внесен законопроект о лишении экс-президентов неприкосновенности. Весной окончательно состоялся раскол СДПК, которая на протяжении года пыталась понять, за кого ей теперь выступать — за своего лидера Атамбаева или за действующую власть. Противникам Атамбаева удалось перерегистрировать партию в Минюсте с новым лидером, малоизвестным политиком Сагынбеком Абрахмановым. Но костяк партии, учредительные документы, печать и в целом репутация «настоящей СДПК» остались при Атамбаеве. В то же время парламентская фракция СДПК вообще почти целиком (за исключением единичных депутатов — сторонников Атамбаева) открестилась от обеих частей партии и продолжила свое существование автономно.

Алмазбек Атамбаев и Сооронбай Жээнбеков. Архивное фото пресс-службы президента Киргизии

На митинге, посвященном годовщине революции 7 апреля, Атамбаев пообещал через два месяца устроить массовые акции протеста, если Жээнбеков не обеспечит справедливый суд над Исаковым и остальными его соратниками, а также не пойдет на другие уступки. Вскоре после этого закон о снятии неприкосновенности был принят Жогорку кенешем и подписан президентом. В мае, когда закон вступил в силу, Атамбаев оставил пост главы СДПК и приостановил членство в партии. Это связано с тем, что по закону лишить неприкосновенности можно лишь того экс-президента, который продолжает заниматься политической деятельностью.

Впрочем, с каждым днем оставалось все меньше сомнений, что инициаторов суда над Атамбаевым не остановит отсутствие формальной партийной должности. В конце концов, их не остановило даже явное несоответствие сложившейся ситуации общепринятым юридическим нормам, которые запрещают придавать обратную силу нормативным актам, ухудшающим положение гражданина. То есть Атамбаев, получивший статус экс-президента в конце 2017 года, теоретически никак не мог попасть под действие закона, вступившего в силу через полтора года и позволяющего подвергнуть его уголовному преследованию. Но в данном случае такие нюансы никого уже не интересовали.

За «сопливых» ответишь

8 июня, в тот день, когда должны были начаться обещанные массовые протесты, Атамбаев выступил на митинге СДПК с разгромной речью. Досталось всем — и Жээнбекову, «в голове которого колхоз и Кокандское ханство»; и парламенту, который экс-президент окрестил «сопливым». Атамбаев подчеркнул: «Сейчас Сооронбай Жээнбеков — нелегитимный президент. Во время моего президентства все прятались, а теперь стали крутыми. Если весь этот правовой беспредел не прекратится, то мы, мягко говоря, выйдем на митинги и потребуем отставки. А еще прогоним их всех».

12 июня в Жогорку кенеше состоялось крайне эмоциональное заседание. Депутаты рвали и метали. В частности, Кожобек Рыспаев сказал: «Каждый человек должен отвечать за свои слова. Тут нет соплей, харчков. Тут сидит политическая элита Кыргызстана». А глава отрекшейся от Атамбаева фракции СДПК Иса Омуркулов потребовал, чтобы спикер предпринял какие-то действия и защитил депутатов от оскорблений. По итогам заседания была составлена комиссия, которая рьяно начала испытывать на практике свежий закон о лишении неприкосновенности. В регламент Жогорку кенеша еще даже не успели внести поправки, прописывающие процедуру такой работы. В связи с этим депутатам пришлось опираться на нормы, касающиеся импичмента действующего президента.

За считанные заседания комиссия составила список уголовных обвинений, которые предлагается предъявить Атамбаеву. Почти все они проходят по статье «Коррупция», максимальное наказание по которой — 15 лет лишения свободы. Экс-президенту приписывают причастность к незаконному освобождению вора в законе Азиза Батукаева (расследование по этому делу весной 2019 года неожиданно возобновили после примерно пятилетней паузы); незаконное завладение земельным участком в селе Кой-Таш, где построен его дом; неприемлемую для госслужащего связь с компанией «Форум» и рядом других коммерческих организаций; махинации при модернизации ТЭЦ Бишкека (то самое дело, по которому проходит Исаков) и при поставках угля на эту ТЭЦ.

Лишь одно обвинение выбивается из скромного «коррупционного» ряда — депутаты сочли, что Атамбаев организовал уголовное преследование политических оппонентов и узурпировал власть. Статьи «узурпация власти» в Уголовном кодексе Киргизии нет, так что речь, вероятно, шла о статье «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти», предусматривающей наказание в виде лишения свободы сроком до 12,5 лет.

20 июня 100 депутатов проголосовали за направление обвинений в Генпрокуратуру. Как ожидалось, ведомство будет рассматривать вопрос неделю. Но уже в понедельник, 24 июня прокуратура вернула список в парламент для окончательного голосования. Одобрены были все обвинения, кроме одного — узурпацию власти в прокуратуре все же сочли недоказанной. По этому пункту даже специально допросили бывшего мэра Бишкека Наримана Тюлеева, который в 2013 году был приговорен к десяти годам лишения свободы за коррупцию, а в 2016 году освободился по амнистии. Но Тюлеев не смог убедить прокуратуру в том, что его преследовал Атамбаев по политическим мотивам.

Интриги в том, как проголосует Жогорку кенеш, практически не было. Для того, чтобы лишить экс-президента неприкосновенности, требовались голоса двух третей депутатов, то есть 80 человек. За первоначальное направление обвинений в Генпрокуратуру проголосовали 100 депутатов. В парламенте у Атамбаева осталось, кажется, меньше десятка сторонников. 26 июня трое из них оспорили его преследование в Конституционной палате Верховного суда.

Оставался лишь вопрос: насколько быстро будет принято решение? Депутатам приходилось действовать в сжатые сроки: 28 июня парламент должен уйти на каникулы. Конечно, оставалась возможность внеочередного заседания в отпускное время, но такой инициативы никто не выдвинул. Поэтому решения ждали уже 26 июня. Но почему-то многие депутаты не вернулись на заседание после обеденного перерыва — желание поработать во второй половине для появилось лишь у 51 парламентария. А для решения вопроса, как мы помним, требовалось не менее 80.

Крепость в Кой-Таше

Как Атамбаев реагировал на происходящее? Изначально многие ожидали, что он попросту покинет страну и таким образом присоединится к Акаеву, живущему в России, и Бакиеву, получившему убежище в Белоруссии. Но 18 июня советник экс-президента Кундуз Жолдубаева категорично заявила, что бежать Атамбаев не намерен. Более того, по мнению Жолдубаевой, оппоненты именно этого и хотели — спровоцировать экс-президента на побег, чтобы без всяких судебных процессов и митингов убрать его с политической сцены.

21 июня Атамбаев сам прокомментировал сложившуюся ситуацию. Он заявил: «Никогда не боялся ответственности и готов ответить за каждое свое решение на посту президента Кыргызской Республики. Однако играть отводимую мне Жээнбековыми (то есть нынешним президентом и его кланом — Прим. «Ферганы») унизительную роль обвиняемого в придуманных ими преступлениях, конечно же, не стану». И вот тут стало интересно. Казалось бы, единственный способ избежать роли обвиняемого — покинуть страну. Но Жолдубаева ясно дала понять, что этот вариант не рассматривается. Так что же за альтернативный выход из сложившегося положения изобрел опальный экс-президент? Как он собирается «не стать обвиняемым», если он им уже почти стал по решению уполномоченных государственных органов?

Юрты у резиденции в Кой-Таше. Фото Регины Им, "Фергана"

Ответ на этот вопрос начал вырисовываться 25 июня, когда в доме Атамбаева в Кой-Таше открыли «пресс-центр Народного штаба против беззакония». Сообщалось, что в течение всего дня 26 июня телеканал «Апрель» будет транслировать речи разных людей в рамках «марафона в поддержку политзаключенных», причем часть эфира пройдет именно в Кой-Таше.

26 июня стало выясняться, что речь идет далеко не только о работе с прессой. В резиденции Атамбаева началось что-то среднее между народными гуляньями и подготовкой к осаде. На территории расставили юрты и начали резать скот, чтобы накормить гостей. Въезды загородили бетонными блоками, а еще подвезли подозрительный груз камней. Было объявлено, что камни нужны для строительства. Однако в соцсетях появились фотографии, на которых это «оружие пролетариата» разложено в небольшие кучки и замаскировано сеном. Довольно странный способ хранения стройматериалов.

Атамбаев вышел к собравшимся утром 26 июня и повел себя как истинный «лидер нации» — прочитал молитву, подарил часы молодому человеку, который сказал, что у него сегодня день рождения… Было объявлено, что в 14:00 экс-президент зачитает перед сторонниками речь. Но за полчаса до этого срока журналистам сказали, что выступления не будет. Вместо этого им раздали заявление Атамбаева в письменном виде. В этом документе экс-президент вновь подчеркивает, что не намерен играть роль подсудимого. «Ранее я заявил о том, что не стану участвовать в этом спектакле. Ответственности не боюсь. Но перед лицом истории не имею права легализовать беззаконие, творимое Жээнбековыми», — пояснил он.

Последней новостью из Кой-Таша за 26 июня стало сообщение о матрасах, завезенных в резиденцию Атамбаева ранним вечером. Вероятно, после этого сторонники экс-президента легли спать. Ночь на 27 июня прошла спокойно — разве что самые внимательные журналисты заметили прибывшую в резиденцию группу всадников.

День X

С утра в Жогорку кенеше собралось достаточное количество депутатов, которые очень рьяно принялись рассматривать вопрос о снятии неприкосновенности. Запись выступающих оборвали, когда в списке не набралось и 50 человек — было решено, что времени выслушивать всех не хватит. Затем перед парламентариями выступил генпрокурор Откурбек Джамшитов. Он допустил критическую оговорку, спутав арестованного вице-премьера Шамиля Атаханова с вором в законе Азизом Батукаевым, а также заявил, что факт сбора сторонников Атамбаева в Кой-Таше зарегистрирован в Едином реестре преступлений и проступков. Сами сторонники тем временем внимательно наблюдали за заседанием по видеотрансляции.

Даже из тех депутатов, кто успел записаться, мало кто смог высказать свое мнение. Неожиданно поступило предложение скорее переходить от прений к голосованию. И уже через несколько минут все было кончено: 103 депутата проголосовали за лишение неприкосновенности, шестеро — против.

Бетонные блоки у резиденции. Фото Регины Им, "Фергана"

В Кой-Таше на это отреагировали довольно вяло. Было объявлено, что Атамбаев, по неподтвержденным данным, проводит совещание с ближайшими соратниками. Остальные сторонники экс-президента разбрелись по территории. По наблюдениям журналистов, их насчитывается около 400 человек, хотя назвавший себя начальником штаба экс-депутат Мээрбек Мискенбаев 26 июня сообщил нашему корреспонденту Регине Им, будто в резиденцию прибыли уже около 1000 человек, а 27 июня подтянется еще столько же.

В ходе ожидания какого-либо решения сторонники экс-президента побили сотрудника телеканала Next TV и загнали его, как утверждалось, «в подвал юрты». Эта новость вызвала у многих недоумение — какой у юрты может быть подвал? Несчастный журналист забился под настил? Наш корреспондент поясняет, что речь идет о капитальном здании, выстроенном в виде юрты. Позднее представители штаба извинились перед журналистом, пояснив, что приняли за провокатора.

Алмазбек Атамбаев фотографируется со сторонницами. Фото Регины Им, "Фергана"

Потом собравшиеся полтора часа слушали акына. На заборах резиденции развесили баннеры с надписями «Народный штаб» и «Народ против беззакония». Некоторое время журналистам обещали провести пресс-конференцию, затем ее перенесли, и наконец представители штаба просто зачитали обращение к властям, в котором сторонники Атамбаева выдвинули свои требования к властям: пресечь влияние президента на парламент, отстранить от управления государством Райымбека Матраимова, брата президента Асылбека Жээнбекова и других «серых кардиналов». Сам Атамбаев по какой-то причине вновь не смог показаться прессе. Лишь позднее он вышел к журналистам и дал ряд комментариев.

Все здесь замерло до утра...

Что будет дальше — никто не знает. 400 человек — явно слишком мало, чтобы идти маршем на Бишкек (на лошадях и с камнями). Сами горожане, по свидетельству нашего корреспондента, живут своей размеренной жизнью и страдают от сильной жары. Правда, 26 июня в центре Бишкека заметили военную технику. Однако в ГУВД пояснили, что она нужна для обеспечения безопасности заседания секретарей Совбезов стран-членов ОДКБ, назначенного на 27 июня.

Мнения граждан в соцсетях разделились следующим образом: многие осуждают Атамбаева и жаждут его ареста, а также обвиняют его в попытке создать вокруг себя «живой щит». Но кое-кто высказывается и о том, что обвинения в адрес экс-президента трудно отделить от критики всей системы власти. Ведь и Жээнбеков, и многие из депутатов Жогорку кенеша были соратниками Атмбаева в те времена, когда совершались приписываемые ему преступления. Чисто по-человечески их попытка обвинить во всем одного лишь Атамбаева выглядит крайне неоднозначно. Критикуя его, они неизбежно рассказывают нелицеприятные вещи и о собственном прошлом.

Поэтому силовикам придется трижды подумать, прежде чем явиться в Кой-Таш и попытаться арестовать Атамбаева (тем более что для получения ордера нужно время). Может быть, лично экс-президента кыргызстанцы поддерживать и не желают, но если дойдет до столкновений — мало ли кто и по каким причинам решит присоединиться к беспорядкам. В конце концов, революции обычно начинаются не с лозунга «за кого-то», а с лозунга «против всех».

Таким образом, ситуацию, в которой оказался Атамбаев, можно назвать шахом — но еще далеко не полным поражением. Партия продолжается, и кто знает — приведет она лишь к аресту «короля» или же к стихийному сметанию с доски всех политических фигур.

Читайте также
  • Появится ли в Киргизии партия власти за четыре месяца до выборов

  • К спорам вокруг государственного языка в Узбекистане подключилась Москва

  • Политологи — о внезапном решении президента прекратить полномочия Дариги Назарбаевой

  • Россия упростила получение гражданства. Казахстану повезло больше, чем Узбекистану, Киргизии и Таджикистану