Осколки Арыси

Пострадавшие жители города рассказали «Фергане», как бежали от рвущихся снарядов
Оказание помощи жителям Арыси. Фото Багдата Асылбека, "Фергана"

После взрывов боеприпасов в Арыси — городе на юге Казахстана — за медицинской помощью обратились свыше 400 человек. 89 из них были госпитализированы. Такие данные приводит Минздрав республики. Большинство пострадавших отправили в Шымкент — в первую городскую и областную клиническую больницы. Корреспондент «Ферганы» побывал в этих медучреждениях.

В день взрывов раненых жителей Арыси отвозили в Ордабасинскую районную больницу. Тех, у кого были серьезные травмы, транспортировали в две крупные больницы Шымкента.

Областная клиническая больница. 26 июня. Медики работают в обычном режиме, но в последние дни у них значительно увеличилась нагрузка, ведь помимо пострадавших в Арыси продолжают поступать и другие больные.

Во дворе больницы перед приемным покоем пожилые женщины обсуждают официальные заявления властей: «Да не может быть, что всего трое погибших! Один военный сам говорил, что два человека лежали с вывернутыми наружу кишками у дороги во время массового бегства жителей».

Одна из женщин рассказала корреспонденту «Ферганы», что уже третий день ждет вестей от врачей о состоянии ее сына. «Осколки попали ему в голову, шею. Он в реанимации. Нам не говорят об изменениях (состояния здоровья). Две ночи не спала, уже нет сил!» — рыдает она.

Некоторых пострадавших, которые поступили в реанимацию, уже перевели в обычные палаты.

Оказание помощи Кларе Гаппаровой. Фото Багдата Асылбека, "Фергана"

Клара Гаппарова месяц назад сломала ногу. В день взрывов ей пришлось самостоятельно покидать город.

«Спасая внуков, выбежала из дома вместе с ними. Дом взорвался. Потолок упал, стекла разбились. Мы со всеми соседями бежали. Когда бежали, я упала. Повредила [сломаную] ногу. Но я вспомнила про младшего сына, побежала вместе с внуками к нему в ЦОН (центр обслуживания населения). Успели выйти оттуда, как ЦОН взорвался. Со сломанной ногой, хромая, добежала до 41-го разъезда. По пути видели машины, они не останавливались. Ни военные, ни полицейские не помогли нам. Сами выбирались.

Нога кровоточила, нечем было завязывать. Бежала, держа руками. На 41-м разъезде взяла фартук у повара, который привел с собой 40 детей, и перевязала рану. Потом добрались до села Монтай, там фельдшер дал обезболивающее «Кетанов». Появилась машина, но, как назло, у нее бензин кончился. Дети плакали, моя нога ныла. Машина ехала очень медленно, потом один добрый человек со своей машины перелил 5 литров бензина и мы преодолели еще часть пути. Мой сын в Алма-Ате попросил друга доставить бензин, выехав к нам навстречу из Шымкента. Залили и без остановок доехали до больницы только в 6 вечера. Все, кто бежали со мной, тоже живы. Сейчас я чувствую себя получше, спасибо врачам», — отметила женщина.

Еще один госпитализированный в ОКБ, Нурлан Рахимов, рассказал, как спасал семью.

«Утром со стороны воинской части увидели дым, потом услышали взрыв. Весь дом дрожал. После второго взрыва разбились стекла, крыша дома перевернулась. У меня четверо детей, трое у родственников были в тот момент. Я взял младшего и побежал с женой. По пути звонил родственникам — связи не было. Снаряды летали над головами. Бежим, жена отстала. Стал ее поторапливать, и снаряд упал прямо возле нас. Мне показалось, что я оглох. Ничего не слышал. Осколки попали чуть выше глаз. Сын кричал от боли — у него из ноги кусок мышцы выдрало. Жена в крови... Наконец-то перезвонил брат, и я объяснил, где мы. В машине было полно людей, мы легли в багажник. Через несколько часов, когда доехали до больницы, мы уже ослабли, раны кровоточили. Багажник был весь в крови. К счастью, врачи смогли остановить кровотечение и привели в чувство», — рассказал Нурлан Рахимов.

Нурлан Рахимов. Фото Багдата Асылбека, "Фергана"

Мужчина отметил, что его жену готовят к операции — все ее тело в осколках. «Старшего сына тоже доставили в больницу — осколки пробили легкие. Он в реанимации уже два дня», — добавил Рахимов.

По словам врачей, в основном у пострадавших диагностировали травмы бедер и голеней. Связывают это с тем, что люди во время бегства спотыкались и падали.

Как сообщили в администрации областной клинической больницы Шымкента, всего 24-25 июня поступило 90 пострадавших из Арыси. 60 из них были госпитализированы. Раненых арысовцев спасала вся больница, даже вызвали сотрудников из отпусков.

«Пострадавшие поступили с осколочными ранениями, открытыми и закрытыми черепно-мозговыми травмами, переломами и просто в шоковом состоянии. Им оказывается вся необходимая помощь», — подчеркнули в ОКБ.

Часть пострадавших получали помощь в первой городской больнице. Мать-одиночка Гульбазар, воспитывающая троих сыновей, ждала в приемном покое отца, который сломал руку во время бегства из города.

«Сначала мы подумали, что это газ (взорвался). Побежала домой. На улицах видела небывалые пробки. Я была в отчаянии, так как нужно было забирать обоих сыновей. Но никто не останавливался, кроме одного дедушки. Из-за пробок ехали медленно, а снарядов летало все больше. Добралась до дома, младший сын бежал ко мне — он проснулся от звуков взрывов. Потом поехала забирать старшего сына, он проходил практику в больнице. Из города мы эвакуировались через степь. Все жители в этом направлении покидали Арысь. Кто пешком, кто на велосипеде. Места, куда падали снаряды, сразу загорались. Мы боялись и снарядов, и сгореть заживо при пожаре. Была страшная паника, люди кричали, плакали. Мучила жажда. Мы перебежали через большой овраг, который могло залить водой — ее, по слухам, могли запустить для тушения. С 2009 года нам внушали, что если склады загорятся, то откроют воду (водохранилища), но тогда смоет весь Арысь. Мы преодолели 2 км оврага, добрались до поселка Монтай. Военные останавливали машины, чтобы люди могли уехать на них, но не все смогли уехать. Некоторые беременные женщины без мужей были не в силах тащить всех детей, дети отставали или терялись. Мы смогли уехать из Монтая, в том числе и наш отец. Он во время побега упал и вот только сегодня поняли, что сломана рука. Сейчас жду (обследования)», — рассказывает Гульбазар.

Она также добавила, что сына ее подруги сбила машина, когда мальчик, спасая братьев, убегал из Арыси. Он в коме, удар пришелся в голову, говорит собеседница, вытирая слезы.

О сбитом машиной ребенке корреспонденту «Ферганы» также рассказывала женщина, пытавшаяся вернуться в Арысь. Видео, где она возмущается бездействием властей, стало стремительно распространяться в Сети. Но о состоянии сбитого ребенка новостей пока нет.

Райхан. Фото Багдата Асылбека, "Фергана"

Райхан, жительница Кызылординской области, также попала в ДТП после взрывов в Арыси. Вместе с детьми она приехала в город к родственникам. В тот день она, беременная, бежала еще с двумя детьми, в том числе с дочерью сестры. «Когда слышали звук летящего снаряда, следили за траекторией, чтобы отбежать в другую сторону, если он летел в нас. Но с каждой минутой снарядов становилось все больше, и уже было некогда на них смотреть», — вспоминает Райхан.

Кое-как добравшись до города, женщина с детьми отправилась в мечеть, чтобы ее внесли в список нуждающихся в получении помощи. По дороге попала в ДТП и выпихнула плечо, а сын получил перелом ноги . «Выйти невредимыми из того ада и получить травму в нелепом ДТП, так обидно», — замечает она.

Как сообщил в четверг министр здравоохранения Казахстана Елжан Биртанов, в больницах пока еще остаются 64 пациента, в том числе, девять детей. Арысь оцеплена – в городе продолжаются работы по расчистке и поиску неразорвавшихся снарядов. Военные обещали завершить их до 29 числа, но справились раньше, и уже 28 июня люди начали возвращаться в свой город: их отправляют из Шымкента автобусами и микроавтобусами. При этом накануне выяснилось, что далеко не все арысцы хотят этого. Утром 27 июня несколько сотен человек из числа эвакуированных жителей города организовали стихийный митинг в Шымкенте с требованием предоставить им жилье в других населенных пунктах.

Багдат Асылбек