Паломничество по следам легенд

Что такое зиёрат в Узбекистане
Паломники к святым местам в советское время. Фото Фаата Янышева, 60-70-е годы XX века

«Фергана» начинает публикацию серии фотоочерков, посвященных культовым местам Узбекистана и ритуалам зиёрата. Но для начала расскажем, что такое зиёрат и какую роль традиции и ритуалы зиёрата играют в жизни мусульман Узбекистана.

Зиёрат (от арабского زِيارة‎ — зийа́ра — посещение) — это традиционное паломничество к сакральным местам, захоронениям почитаемых мусульманских святых или природным достопримечательностям, связанным с народными преданиями о жизни и подвигах исторических личностей или легендарных персонажей.

С точки зрения ортодоксального ислама практика зиёрата носит довольно двусмысленный характер. Правоверному мусульманину запрещено поклоняться кому-либо, кроме Аллаха, и совершать ритуальные путешествия, кроме обязательного хаджа — паломничества в Мекку. Во времена пророка Мухаммада его последователям сначала категорически возбранялось посещать могилы, что могло быть вызвано необходимостью искоренить культ предков и другие языческие представления, широко распространенные среди арабов и окружавших их кочевых племен. Позднее, когда ислам стал стремительно распространяться, Мухаммад разрешил навещать могилы хотя бы собственных родственников и соратников по борьбе за веру, чтобы это служило напоминанием о бренности человеческой жизни, неизбежности смерти и будущего загробного существования. При этом пророк оставил в силе запрет превращать могилы в места поклонения, как-либо украшать надгробия и совершать возле них жертвоприношения.

Дальнейшее распространение ислама за пределы Аравийского полуострова привело новую религию к столкновению с древними цивилизациями Востока, которые имели тысячелетние, глубоко укоренившиеся культовые практики, похоронные ритуалы и развитую мифологию. Не везде строгие запреты, гневные проповеди и физическое разрушение языческих капищ и храмов других религий помогали мусульманским миссионерам кардинально изменить характер традиционных народных представлений и верований.

Паломник на озере Курбан-куль в Шахимардане. Фото Фаата Янышева, 70-е годы XX века

Хотя ислам в Центральной Азии полностью утвердился сравнительно быстро — за период с конца VII по конец VIII века, — различные черты домусульманских обрядов сохранились в Узбекистане почти до наших дней. С X века деятельность суфийских братств помогла приобщить к религии ислама массы простого народа и примирить традиционные народные обычаи и верования с жесткими требованиями монотеистической религии. Суфии — мистики ислама — ввели в мусульманскую теологию, не имеющую практики канонизации святых, понятие авлия — подвижников, благодаря личному благочестию и особенному религиозному рвению получивших статус «близких друзей Бога», а потому способных выступать заступниками перед лицом Всевышнего за повседневные и насущные нужды простых людей. То есть выполнять почти те же функции, какие прежде выполняли младшие боги в местных пантеонах религии зороастризма, шаманизма и более древних автохтонных верований. Шейхи — старейшины и наставники суфийских общин, а также бродячие дервиши и отшельники — неслучайно выбирали для своей жизни и каромат — чудесных деяний места, почитаемые в народе задолго до прихода ислама.

Предания и мифы, восходящие к наиболее древним местным религиозным культам — почитанию воды, земли, растительности, стихий и духов местности, — трансформировались в благочестивые сказания. А мазары (захоронения суфийских подвижников) или кадам-гох (места, в которых якобы побывали легендарные персонажи из Библии и Корана) становились объектами официального мусульманского культа. Причем этот процесс, начавшийся еще в раннем Средневековье, активно продолжался в XIX и даже XX веках.

Паломник на озере Курбан-куль в районе Шахимардана. Фото Д.Кислова, начало 2000-х годов

Во времена СССР, когда коммунистическая идеология подавляла официальную религиозную жизнь, традиция зиёрата в Узбекистане сделалась даже особенно интенсивной как наименее регламентированная на тот момент и мусульманским духовенством, и светскими властями. Еще и потому, что в прагматичном сознании простых людей было мало места для праздности — массового туризма или даже просто отдыха на природе. Зато паломничество к «святым» местам позволяло сочетать в себе приятное времяпровождение с традиционным, «богоугодным» и практически обоснованным поведением — обращением к авлия о заступничестве в решении своих повседневных нужд. Соответственно, расцветала и мифология сакральных мест, поскольку паломники могли черпать сведения лишь из устных преданий, самостоятельно распространяя их и украшая древние легенды новыми фантастическими подробностями. Так, «народный ислам» в Узбекистане местами наполнился обрядами и ритуалами, воскрешающими самые причудливые приметы домусульманской эпохи.

Ситуация заметно меняется только сейчас, в настоящий момент. После четверти века авторитарного правления Ислама Каримова, государственная идеология которого декларировала предельное уважение к национальным традициям и духовным ценностям, но на практике жестко контролировала религиозную жизнь граждан, либеральные реформы нового президента Узбекистана Шавката Мирзиёева активизировали официальное исламское духовенство. Последнее, разумеется, занялось приведением обычаев и поведения мусульманской общины страны в большее соответствие с ортодоксальными религиозными нормами.

Наряду с бурной материальной реконструкцией и благоустройством объектов и мест поклонения в настоящий момент проводится и активная мусульманская образовательная деятельность. Паломникам повсеместно объясняют, что пророк Мухаммад рекомендовал посещать могилы и захоронения только с целью напоминания о бренности человеческого бытия. И что ни в коем случае не стоит, посещая мазары, обращать свои просьбы к местным вали — суфийским подвижникам, а только к Аллаху. Святых же надо прославлять и благодарить попутноза их праведную жизнь и преданное служение Богу. Нельзя творить у могил магические ритуалы и совершать жертвоприношения. Во многих местах были ликвидированы или отодвинуты подальше от глаз паломников некоторые культовые объектыдеревья с повязанными на них ленточками, ритуальные камни и прочее. Хотя полностью искоренить былое своеобразие сакральных мест быстро не удастся.

Очередь из желающих поклониться могиле Ислама Каримова. Фото Sputnik, 2017 г.

С другой стороны, государственная идеология Узбекистана по-прежнему опирается на возвеличивание национальных ценностей и прославление исторического наследия. Значительная роль в этом отведена и традиции зиёрат. На сегодняшний день наиболее почитаемым сакральным местом в стране стало захоронение первого президента Ислама Каримова на средневековом кладбище Хазрати-Хызр в Самарканде. Ежедневно это место посещают тысячи паломников, специально приезжающих изо всех, даже самых отдаленных регионов и уголков страны.

Не пустуют и другие сакральные места. Одни, как площадь Хазрати-Имам в Ташкенте, становятся больше туристическими достопримечательностями и местами массовых народных гуляний, не теряя культового значения. Другие, как пещера Бошпешагор в горах Джизакской области или пещера Хазрат-Дауд под Самаркандом, напротив, переживают невиданный ранее наплыв именно религиозных паломников.

Роль традиции зиёрат в жизни мусульман Узбекистана явно трансформируется, но не умаляется.

  • В какой школе Таджикистана дети равны учителям

  • Погубит ли аренда природные заповедники Узбекистана

  • Почему узбекский МИД не заметил критику ЮНЕСКО сохранности Шахрисабза, Бухары и Самарканда

  • Как молодая семья таджикского музыканта попала в «Вилаят Хорасан»