Обидеть художника

Директора киргизского музея уличили в мошенничестве с картинами
"Лошадь с собакой" кисти Николая Сверчкова. Иллюстрация с сайта Art-catalog.ru

20 мая в СМИ появилась информация о том, что директора Кыргызского национального музея изобразительных искусств, известного художника Юристанбека Шыгаева подозревают в слишком вольном распоряжении коллекцией. Из-за того, что Шыгаев самовольно выносил картины из музея и пытался их сканировать, оказалось повреждено как минимум одно (а возможно, два) ценных полотна. Директор сначала пытался оправдываться и обещал провести реставрацию за свой счет, но потом уволился.

Народный художник Кыргызстана, регулярно проводящий персональные выставки в разных странах, Юристанбек Шыгаев возглавил бишкекский музей ИЗО в 2008 году. Административная работа не помешала ему продолжать творческую деятельность. «Каждый день до 16:00 я работаю в музее, а после — в мастерской. Суббота и воскресенье полностью посвящены творчеству», — рассказывал Шыгаев в интервью. В 2017 году он открыл в Иссык-Кульской области частный музей современного искусства Shygaev Museum of modern art. Место для галереи было выбрано неслучайно — неподалеку находится дача Шыгаева, где он, по его словам, написал свои лучшие работы. В общем, до недавних пор у художника все было очень хорошо: он занимал высокую должность, творчески реализовывался, исполнял свои мечты и фактически имел статус «живой легенды».

Судя по попавшей в СМИ 21 мая объяснительной записке главного хранителя музея ИЗО Айгуль Мамбетказиевой, датированной 7 мая, удача отвернулась от Шыгаева 25 апреля 2019 года — в этот день в хранилище без согласования с директором был допущен председатель Союза художников Киргизии Таалайбек Усубалиев. Директор потребовал от Мамбетказиевой оправдания этого поступка. Главный хранитель прямо в объяснительной записке перешла в контрнаступление. Она напомнила, что Усубалиев отреставрировал для музея 28 картин, в том числе «Портрет Бакунина» Николая Ге. «Вред сохранности этой работы был причинен вашими действиями», — подчеркивает Мамбетказиева.

Далее хранитель напоминает, что в благодарность за реставрацию Шыгаев пообещал Усубалиеву организовать выставку упомянутых 28 картин. Именно из-за этого она решила, что главу Союза художников можно впустить в хранилище без дополнительных согласований. «При этом вскрылись гораздо более серьезные нарушения с вашей стороны, о которых вы молчали пять лет», — заключила Мамбетказиева.

О каких именно нарушениях идет речь, журналисты узнали 20 мая преимущественно от анонимных источников, хотя имя Усубалиева фигурировало в первых же заметках. Реставратор выражался крайне расплывчато. Он говорил, что нарушения действительно обнаружены, но сейчас в музее работает комиссия, которая и расскажет обо всем подробно. Правда, изначально комиссия должна была завершить проверку 18 мая. Возможно, именно задержка вынудила заинтересованных лиц обратиться в СМИ.

Юристанбек Шыгаев. Фото с сайта Artru.info

Суть проблемы в том, что Усубалиев обнаружил картину «Лошадь с собакой» Николая Сверчкова в сильно поврежденном виде. «По всей картине многочисленные, разной формы и направлений, в узкую полоску утраты красочного слоя до грунта, кое-где до холста, особенно в левой части картины, на изображении лошади, на голове собаки, над аркой двери», — говорится в докладной записке на имя министра культуры Азамата Джаманкулова, датированной 2 мая.

Согласно документу в 2005 году эта картина, имевшая потертости, была отреставрирована Усубалиевым и выставлена в постоянной экспозиции. Но 25 апреля 2019 года Усубалиев увидел картину в запаснике в крайне непрезентабельном виде. Ответственный хранитель по фамилии Попова объяснила, что картину забирал из музея лично Шыгаев. Какое время полотно находилось у директора, хранитель не знает, но в 2014 году он вернул ее поврежденной. Шыгаев просил Попову никому ничего не рассказывать. Он обещал, что скоро отреставрирует картину, однако в течение пяти лет так этого и не сделал.

На копии докладной записки, попавшей в СМИ, замазана подпись автора. Но из текста следует, что это лицо женского пола, которое по служебному положению стоит выше Поповой. «Меня ни директор, ни ответственный хранитель не поставили в известность», — пишет автор (а значит, она занимает должность, которая позволяет рассчитывать на получение информации). Возможно, записку министру направила все та же главный хранитель Мамбетказиева.

Таким образом, на совести Шыгаева, предположительно, числятся сразу две поврежденных картины — «Портрет Бакунина» Николая Ге (отреставрирована Усубалиевым) и «Лошадь с собакой» Николая Сверчкова (до сих пор не отреставрирована). Второй факт Шыгаев признал в беседах с журналистами, но попытался представить дело так, будто ничего особенного не случилось. По версии директора, он хотел отсканировать полотно в исследовательских целях. «При сканере стекло горячее было. У нас же нет режима температуры. Когда картину привезли в кабинет, она дала трещину», — пояснил он. О том, что это произошло пять лет назад, директор не упомянул. Зато он снова заверил, что намерен оплатить реставрацию.

Действующий министр культуры Жаманкулов заявил, что ожидает итогов работы комиссии. Его предшественник Султан Раев, возглавлявший министерство в 2012-2014 годах, оказался чуть более разговорчивым. Он сказал, что шокирован появившейся информацией и пока ничего не понимает. Раев подчеркнул: «Я официально заявляю: я не прошу никого замять дело и не защищаю Юристанбека Шыгаева».

Тем временем Генпрокуратура Киргизии сообщила, что 16 мая в Бишкеке был задержан сотрудник Госкомитета нацбезопасности (ГКНБ), который подозревается в вымогательстве 350 тысяч сомов ($5 тыс.) у некоего «гражданина М.Ю.». В заявлении прокуратуры говорится: «Из показаний М.Ю. установлено, что сотрудник ГКНБ Н.А. 15 мая этого года инициировал встречу с заявителем, в ходе которой начал шантажировать наличием в отношении него уголовного дела в ГКНБ по факту кражи из музея дорогостоящей картины, имевшему место еще в 2013 году, а также проведением иных проверочных действий». Газета «Вечерний Бишкек» выяснила, что потерпевший — директор одного из музеев Бишкека.

В этом сообщении очень многое совпадает с ситуацией в музее ИЗО. Поврежденная «Лошадь с собакой» была возвращена в музей в 2014 году — а значит, вынести ее могли в 2013-м, когда место директора занимал Юристанбек Шыгаев. Есть лишь одно «но»: инициалы М.Ю. ему не подходят.

Журналисты высказали предположение, что речь может идти и о другом случае — в 2013 году из того же музея ИЗО похитили «Морской пейзаж в Крыму» Ивана Айвазовского. Правда, вскоре неизвестный молодой человек принес сверток с картиной в редакцию газеты «Дело №», а затем был задержан и подозреваемый в краже — 30-летний житель Канта. Позднее его приговорили к семи годам. О продолжении расследования этого дела не сообщалось.

Так или иначе, скандал вокруг «Лошади и собаки» стоил Шыгаеву должности. 21 мая директор музея написал заявление об отпуске с последующим увольнением. О результатах проверки до сих пор официально не объявлено, и остается неизвестным, для каких «исследовательских целей» директору потребовалось держать полотна за пределами музея и сканировать их.

Статс-секретарь Минкультуры Бактыбек Секимов 22 мая сообщил журналистам, что подписание заключения комиссии затянулось из-за отсутствия одного из ее членов, который находится в командировке. Секимов заявил, что в целом экспертам уже все ясно, а сам Шыгаев признал свою вину. «В принципе, не запрещается снимать с картин копии, просто он нарушил процедуру. Шыгаев должен был запросить разрешение на вынос картин у Минкультуры, а также указать, на какой срок и в каких целях», — пояснил статс-секретарь. Он добавил, что не исключает, что в отношении экс-директора возбудят уголовное дело. Но это будут решать правоохранительные органы, которым могут быть переданы результаты проверки.

Читайте также
  • Писатель Назар Эшонкул об искусстве обмана, узбекской литературе и «Кишлаке рабов»

  • В Узбекистане отреставрируют памятник русским солдатам, погибшим в 1865 году

  • Ополчившись на популярного певца, «Узбекконцерт» в очередной раз продемонстрировал свою бессмысленность

  • Националисты в России больше не отмечают день рождения Гитлера, но мигранты продолжают гибнуть от их рук