Зона поражения

Что известно о беспорядках в колонии строгого режима в Вахдате
Колония в Вахдате . Фото с сайта News.tj

Члены так называемого «Исламского государства» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ) устроили бунт в колонии строгого режима №3/2 в городе Вахдат недалеко от Душанбе. Руководил беспорядками, в результате которых погибли 32 человека, Бехруз Гулмурод – сын бывшего полковника республиканского ОМОНа и «министра войны» ИГ Гулмурода Халимова. По крайней мере, такова официальная версия произошедшего. Также, по официальной версии, группа Бехруза Гулмурода убила несколько заключенных, чтобы запугать остальных. Среди убитых оказался, к примеру, известный в прошлом оппозиционный политик Саид Киёмиддин Гози. Властям удалось оперативно подавить беспорядки. Не менее оперативно вышел официальный комментарий случившегося от Главного управления исполнения уголовных наказаний (ГУИУН) Министерства юстиции Таджикистана, которому подчиняются пенитенциарные учреждения республики. Очевидно, что власти вынесли определенные уроки после бунта, произошедшего в колонии строгого режима в Худжанде в ноябре прошлого года.

Что произошло?

Официальная версия произошедшего такова. 19 мая в 21:30 по местному времени в колонии №3/2 заключенные, осужденные по статье 401 («Наемничество») Уголовного кодекса Таджикистан, устроили беспорядки «с целью дестабилизации обстановки в учреждении и побега». Бунт начался с того, что вооруженные ножами заключенные напали на трех сотрудников исправительного учреждения – двух майоров и старшего лейтенанта – и убили их. Затем группа, возглавляемая Бехрузом Гулмуродом, освободила находившихся в штрафном изоляторе восьмерых заключенных, также являющихся членами ИГ.

После этого «с целью устрашения заключенных» участники беспорядков убили пятерых человек, отбывавших наказание, в том числе, как рассказали родственники заключенных, обезглавили бывших оппозиционеров Саида Киёмиддина Гози, Саттора Каримова (Махсуми Саттор) и называвшего себя пророком Саидмахдихона Сатторова (Шайх Темур), а затем избили и ранили «десятки других заключенных». Далее члены группы бунтовщиков подожгли медчасть тюрьмы, взяли в заложники несколько заключенных и напали на сотрудников учреждения.

Саид Киёмиддин Гози, Саттор Каримов (Махсуми Саттор) и Саидмахдихон Сатторов (Шайх Темур). Фотографии с сайта Akhbor-rus.com

В ходе операции по подавлению беспорядков были убиты 24 осужденных, еще 35 задержаны. По данным на утро 20 мая, обычный режим функционирования колонии №3/2, в которой отбывают наказание 1,5 тысячи человек, восстановлен, а ситуация находится под контролем. По словам очевидцев, в Душанбе и его окрестностях усилены меры безопасности, выставлены дополнительные посты с вооруженными силами милиции и ОМОН.

К сожалению, никаких деталей о том, как проводилась операция по восстановлению порядка, официальные источники не приводят.

Знаки вопроса

Количество убитых в замкнутом пространстве колонии во время операции по подавлению беспорядков – 24 человека – наводит на мысли о бойне. Можно предположить, что руководители спецоперации отдали приказ «стрелять на поражение» по всем, кто может быть заподозрен в причастности к бунту, а рядовой состав, выполнявший задачу, сделал это, не экономя патроны. Ни одного раненого среди тех, кто подавлял бунт. Значит, группа осужденных во главе с Гулмуродом так и не смогла завладеть огнестрельным оружием, хотя и убила троих сотрудников колонии, устроила пожар, захватила заложников, то есть активно перемещалась по территории колонии.

Кроме того, несмотря на оперативный комментарий ГУИУН, неизвестны фамилии убитых и задержанных. В таджикистанских тюрьмах активно практикуются пытки и «самоубийства», и можно предположить, что власти еще не решили, что делать с теми, кого удалось поймать, – убить или оставить для последующего неизбежного суда. По данным сетевого издания «Ахбор», в числе ликвидированных силовиками — Бехруз Гулмурод и его двоюродный брат Фахриддин Гулов.

Непонятно, почему бунтовщики выбрали в качестве жертв «для устрашения» именно известных оппозиционеров, которые годами противостояли режиму президента Эмомали Рахмона. Возможно, в случае с Гози, осужденным на 25 лет заключения, сыграл роль тот факт, что летом 2018 года он в интересах властей сделал заявление о якобы подготовке госпереворота, спонсируемого Ираном, в 2020 году. А возможно, наоборот: Гози до конца остался последователем умеренной оппозиционной Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), которая находится в оппозиции к режиму Рахмона и не поддерживает ИГ. Гози был одним из ораторов на площади Шахидон в Душанбе, где в 1992 году собрались представители демо-исламской оппозиции — противники коммунистического режима. Его неофициально называли «генерали мардуми» («народный генерал»). С началом гражданской войны в Таджикистане (1992-1997) Гози перебрался в Афганистан, где сотрудничал с Объединенной таджикской оппозицией (ОТО). После подписания Общего соглашения о мире и национальном согласии в 1997 году вернулся в страну и был членом Комиссии по национальному примирению от ОТО. За заслуги в реализации Общего соглашения о мире был награжден орденом «Шараф».

В то же время не стоит отказываться от версии, что Гози все-таки был убит силовиками, а не бунтовщиками.

Еще один вопрос: как стала возможна вообще ситуация, что у заключенных появились ножи, с которыми они напали на надзирателей? В системе исполнения наказаний Таджикистана после ноябрьского бунта в колонии в Худжанде была проведена масса кадровых перестановок. Вероятно, должны были усилить режим охраны заключенных – тем более в колониях строгого режима. А тут мы видим ситуацию, когда десятки заключенных пытаются совершить побег, но при этом ни один сбежать не смог. Можно предположить, что и побег не планировался, а планировался захват самой колонии. Напомним, что в августе 2010 года из следственного изолятора (СИЗО) Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) в Душанбе сбежали три десятка заключенных. Тогда, убив шесть охранников, они завладели ключами от камер и смогли покинуть территорию СИЗО.

Возможна и радикально иная версия произошедшего: силовики решили ликвидировать несколько десятков заключенных, осужденных по статьям за экстремизм и терроризм.

Официальная версия произошедшего в колонии пока не подкреплена видео- и фотодоказательствами, поэтому к ней возникает множество вопросов.

Авторитет «зеленых зон»

В прошлом году в Таджикистане было завершено исследование радикализации в местах лишения свободы, проведенное по заказу Совета безопасности и аппарата президента. В исследовании участвовали религиоведы, психологи, криминалисты, сотрудники МВД, Минюста и ГКНБ страны. Его нет в открытом доступе и вряд ли оно там появится. «Еще лет пять назад было видно, что таких [боевиков из числа сторонников террористических организаций] не «сломать», а их авторитет среди криминала и бытовиков в колониях растет, и уже начали формироваться «зеленые зоны» (колонии, где популярны исламистские идеи. – Прим. «Ферганы»)», – отмечал таджикский эксперт, которого цитировала в конце прошлого года «Азия-Плюс». Другой эксперт привел в пример реальные ситуации в колониях, где начинают доминировать сторонники радикальных религиозных идей. «Недавно подобная ситуация была в СИЗО №1 (в апреле 2018 года), когда «сирийцы» (боевики, участвовавшие в боевых действиях в Сирии на стороне ИГ. – Прим. «Ферганы») порезали памирского [криминального] авторитета. Но тогда все свели к местничеству, а это был первый звоночек. Потом, летом этого же года, в Вахдате произошли разборки между ворами и «исламистами». Зачинщиков тогда и там, и там просто раскидали по разным колониям», – рассказал собеседник издания.

По словам специалистов, только в 2018 году за экстремизм и терроризм в Таджикистане были осуждены около пяти сотен человек. Всего в настоящее время в местах лишения свободы в республике находятся 12 тысяч человек.

Суд над участниками худжандского бунта

В настоящее время продолжается закрытый судебный процесс над участниками ноябрьского бунта в колонии строгого режима в Худжанде.

Вид на колонию в Худжанде. Фото с сайта Ozodi.org

Всего на скамье подсудимых 33 отбывавших наказание. По версии следствия, зачинщиком бунта в колонии Худжанда стал осужденный за терроризм Амирали Давлатов. 42-летний Давлатов был членом «банды Маханова», которая в 2013 году планировала проведение серии терактов на территории Таджикистана накануне выборов президента республики. Группа была задержана в сентябре 2013 года. Алимурод Маханов сообщил следствию, что является эмиром ячейки террористической организации «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ) в Таджикистане.

В марте 2014 года все участники группы были приговорены к различным срокам заключения, в частности, Давлатов получил 19 лет лишения свободы, Маханов – 21 год тюрьмы. Кроме того, по официальным данным, 12 из убитых в ходе подавления бунта заключенных отбывали наказание за участие в боевых действиях в Сирии и Ираке на стороне ИГ.

И если версия властей имеет под собой реальное обоснование, то это значит, что проблема сторонников радикальных организаций стала проблемой не только для таджикского общества, но и для учреждений, где этих сторонников пытаются от общества изолировать.

Читайте также
  • Рассказ о жизни семьи таджикского учителя, погибшего полгода назад на границе с Киргизией

  • Прошел год с жестокого убийства в Серпухове 5-летней таджикской девочки. Преступник до сих пор не наказан

  • Сколько преступлений приходится в России на долю приезжих из Центральной Азии

  • Попытки строительства на спорных территориях не прекращаются. Из-за чего погибли люди в Овчи-Калача?