Удар из-за угля

Ради чего бизнесу в Узбекистане перекрывают газ
Фото пресс-службы "Узбекнефтегаза"

Природный газ – одна из основных экспортных единиц Узбекистана. Если верить Госкомстату республики, в 2018 году поставки данного полезного ископаемого за рубеж достигли $2,4 млрд в денежном выражении. Причем, как отмечали сотрудники «Узбекнефтегаза», на экспорт идет примерно 20% от общего объема добываемого в стране газа. Следовательно, можно увеличить поставки, а значит, и приток валюты в бюджет.

«Узбекнефтегаз» нашел привычный для республики способ нарастить экспорт. Чиновники предложили использовать принцип управдома из «Бриллиантовой руки»: не будут брать – отключим газ! В конце марта на общественное обсуждение вынесли законопроект о переходе ряда промышленных предприятий и фермерских хозяйств на альтернативное газу топливо. Идея проста – производителям жженого кирпича, извести и цемента, а также владельцам теплиц и парников с 1 января 2020 года прекратят подавать голубое топливо, в принудительном порядке заставив внедрять в производство печи, работающие на угле.

Безальтернативное топливо

Хотя слово «альтернатива» означает возможность выбора из нескольких вариантов, в данном случае уголь скорее безальтернативное топливо, потому что абсурдно предположить, что, скажем, фермеры станут обогревать парники при помощи солнечных батарей или ветровых установок. Во-первых, это нереально дорого, во-вторых, эти технологии получения энергии и тепла в Узбекистане только-только начинают развиваться.

В общем, предпринимателям дали понять – грузите уголь вагонами! Бизнес встретил инициативу «Узбекнефтегаза» в штыки. Уже в комментариях к законопроекту были высказаны негативные мнения и аргументы в пользу газа. Например, представители британского инвестора Kalo Holdings, контролирующего кирпичный завод в Ташкенте, привели следующие доводы: переход на линию сжигания угля потребует дополнительных затрат в размере $500 тысяч, к тому же использование угля ухудшает экологию и, несмотря на современные системы фильтрации, пагубно влияет на здоровье работающих на предприятии людей. Кроме того, было подчеркнуто, что узбекский уголь низкого качества – придется импортировать топливо из-за границы.

Угледобыча в Узбекистане. Фото с сайта  Premium-oil.uz

Два слова о местном угле – он действительно подходит только для сжигания на крупных объектах типа теплоэлектростанций. Взять хотя бы такой важный показатель, как зольность. Считается, что чем он меньше, тем качественнее топливо, допустимая норма – ниже 25%. Согласно списку продукции, выпускаемой «Узбекуглем», лишь два сорта из восьми имеют зольность ниже указанной планки, и то ненамного – 17% и 24,5%. К тому же узбекского угля на рынке не найти. По данным «Узбекугля», в год предприятия отрасли добывают более трех млн тонн ископаемых. Однако только на Ново-Ангренской и Ангренской ТЭС сжигают четыре млн тонн угля ежегодно, не говоря уже о потребностях населения и социальных объектов. То есть Узбекистан уже импортирует уголь в большом количестве. В общем, версия, что инициатива «Узбекнефтегаза» направлена на поддержку местной угольной промышленности, не выдерживает критики.

Руководство другого кирпичного завода – Original Gold Ceramic, в который вложились также инвесторы из Великобритании, привело схожие причины отказа перейти на уголь. Добавив, что из-за невозможности контролировать температуру обжига в печи значительно падает качество кирпича и производительность. Бизнесмены даже достали из рукава пару «джокеров», упомянув, что 95% продукции реализуется по государственным заказам, в частности, для возведения жилых домов в Сергелийском районе Ташкента и объектов престижного делового центра Tashkent-city. Обратят ли власти внимание на эти козыри при принятии окончательного решения?

Свое нет запрету на использование газа высказали и фермеры. Многие из них сетовали, что для отопления парников приобрели дорогие котлы, следовательно, если газ отключат, это оборудование окажется ненужным – под уголь понадобятся другие печи. В итоге либо придется повышать стоимость фруктов и овощей, либо закрывать бизнес. К тому же, по словам одного предпринимателя, покупка угля в соседнем Казахстане обойдется на 35% дороже газа.

Министерство энергетики Узбекистана, подумав и найдя эксперта, правда, не указав его имени и должности, ответило фермерам своими подсчетами. То ли у бизнесменов и чиновников по-разному настроены калькуляторы, то ли стороны использовали различные методики подсчета, но, по данным Минэнерго, напротив, использование угля приведет к снижению себестоимости продукции, экономии и увеличению чистой прибыли хозяйств. Ведомство гнет свою линию: для экономики республики выгоднее использовать газ в качестве сырья, а не в качестве топлива. Говоря простыми словами, лучше продать за рубеж и пополнить казну валютой, чем обеспечить необходимым элементом производственного процесса местных бизнесменов и жителей отдаленных районов, которые вынуждены в двадцать первом веке обогреваться дровами, углем и кизяком.

Двадцатый век продолжается

Минэнерго подчеркивает, что действия Узбекистана в плане применения альтернативных источников энергии соответствует общемировым тенденциям. Обратимся к международной практике. 21 декабря 2018 года в городе Боттроп в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия закрылась последняя в Германия шахта. Одна из самых экономически развитых стран Европы отказалась от целой отрасли. Впрочем, угольная промышленность здесь умирала на протяжении всей второй половины прошлого века. Если в 1950 году в Германии добывали 150 млн тонн угля, то в 2018-м объемы упали до 2,6 млн тонн. Под давлением экологов немцы решили прикрыть «эту лавочку» полностью. В стране остались предприятия и объекты, работающие на угле, для чего топливо импортируют в основном из России, но это временно. Правительство уже утвердило программу отказа от угля в производстве электроэнергии до 2038 года. На это дело выделено 40 млрд евро.

Причем Германия не одинока в своем стремлении спасти экологию от выбросов вредных парниковых газов, выделяемых при горении угля. В 2017 году был создан альянс Powering Past Coal, в который в настоящий момент входят 30 стран, а также отдельные города, территории и коммерческие компании. В числе государств, которые решили полностью отказаться от использования угля, наряду с Данией, Италией, Францией и Финляндией значатся такие далекие земли, как Маршалловы острова, Тувалу, Вануату и Ниуэ (небольшой остров в Полинезии).

Экоактивисты протестуют против использования угля в энергетике. Фото с сайта  Scroll.in

Впрочем, экология не единственный фактор, говорящий не в пользу угля. В прошлом году был опубликован доклад Немецкого института экономических исследований «Трансформация угольной отрасли – исследование и диалог о будущем угля». Эксперты анализировали положение дел в шести странах: Китае, Индии, Германии, Польше, Австралии и ЮАР, которые являются лидерами по потреблению данного вида топлива. Исследование показало, что во многих случаях отказ от угля экономически оправдан. Специалисты прогнозируют, что к 2040-2050 году даже зависимые от угля государства перейдут на другие источники энергии, в том числе природный газ.

Так что Узбекистан не совсем идет в ногу со временем, в каких-то вопросах плотно застряв в прошлом веке. Согласимся, стремление применять в экономике энергосберегающие технологии – шаг вперед. Но использование угля в качестве топлива – два шага назад.

Попытка номер…

Возвращаясь в родные пенаты, хочется заметить, что попытка навязать использование угля вместо газа не первая для Узбекистана. Несколько лет назад ходили слухи о подобном эксперименте в Ташкентской области. Правда, «Узбекнефтегаз» и «Узбекуголь» поспешили опровергнуть информацию, успокоив население и предотвратив ажиотаж вокруг «безальтернативного топлива». В прошлом году руководители ряда предприятий, расположенных в той же Ташкентской области, жаловались журналистам на то, что газовики, ссылаясь на «приказ сверху», перекрывали подачу газа. И вот теперь – очередная попытка перекрыть вентиль уже на законных основаниях. Логично, что под удар попали производители стройматериалов и владельцы теплиц – все же они активные потребители голубого топлива.

У нынешней попытки заставить бизнесменов перейти на уголь есть шансы увенчаться успехом. На совещании, посвященном развитию индустрии стройматериалов, президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев привел пример кирпичного завода, работающего на угле. По словам главы государства, использование современных технологий позволило предприятию снизить себестоимость продукции до 50%, тем самым удешевив товар и сэкономив природный газ. Как отмечалось, такой подход выгоден и предпринимателю, и народу, и государству.

Погрузка угля в Узбекистане. Фото с сайта Kommersant.uz

Важный аргумент в пользу законопроекта о принудительном отключении газа – финансовая составляющая. На внутреннем рынке сырье реализуется по цене 1000 сумов за кубический метр или $118 за тысячу кубов. На экспорт же, по данным прошлого года, Узбекистан продавал газ по $145 за тысячу кубометров. Учтите, что во втором случае деньги поступают в иностранной валюте. Теперь посмотрим, какая сумма может дополнительно попасть в бюджет. По подсчетам «Узбекнефтегаза», перевод на уголь только кирпичных заводов и производителей извести в совокупности позволят высвободить свыше 2,1 млрд кубометров газа. Переводим в деньги и получаем около $315 млн. А если прибавить топливо, сейчас потребляемое фермерами, да еще предположить повышение мировых цен на газ? Грубо говоря, полмиллиарда долларов на дороге не валяются. При таких цифрах желания частных бизнесменов и утверждения экологов, что уголь – самое грязное и опасное топливо на планете, отходят на второй план.

И еще один момент. Если чиновники уверены, что переход с газа на уголь невероятно выгоден для предпринимателей, то не проще ли объяснить им эти «плюсы», чтобы они добровольно отказывались от голубого топлива? Зачем вводить принудительное отключение, не оставляющее никакого выбора? Но пока имеем то, что имеем: в Узбекистане принцип управдома превалирует над правилами рыночной экономики.

Читайте также
  • Ополчившись на популярного певца, «Узбекконцерт» в очередной раз продемонстрировал свою бессмысленность

  • Узбекские чиновники взяли моду премировать хлопкоробов автомобилями и чайниками

  • Как власти Таджикистана проигрывают информационные войны

  • Что кыргызстанцы думают об Акаеве, Бакиеве и своих революциях