Лучше поздно, чем никогда

В Афганистане начал работу новый парламент, состав которого остается загадкой
Первое заседание нового парламента Афганистана, 26 апреля 2019 года. Фото с сайта Trtworld.com

В Афганистане наконец-то начал работу новый созыв парламента. 26 апреля президент страны Ашраф Гани открыл его первое заседание. Объявление окончательных результатов прошедших в октябре 2018 года парламентских выборов неоднократно откладывалось из-за многочисленных скандалов, связанных с подведением итогов голосования. Членов избирательных комиссий кандидаты в депутаты и их сторонники обвиняли в коррупции, фальсификации результатов, даже сексуальных домогательствах к женщинам-кандидатам. Причем за день до объявления о начале работы нового состава парламента в Кабуле некоторые проигравшие кандидаты организовали сидячий лагерь протеста. В свою очередь сами выборы откладывались три года из-за проблем с безопасностью. Предыдущий состав депутатов фактически принимал законы с 2010 года.

Долгая дорога к избирательным урнам

Полномочия предыдущего состава парламента истекли еще 22 июня 2015 года. То, что выборы в парламент состоялись-таки в октябре 2018 года, в немалой степени заслуга иностранных держав, в первую очередь США. Они требовали от афганского правительства соблюдения правил формальной демократии, прописанных в местном законодательстве. На 90% подготовка и проведение всеобщего голосования были профинансированы иностранными спонсорами, лишь 10% необходимого на выборы бюджета было выделено из афганского бюджета.

Крупнейшее антиправительственное движение «Талибан» и другие радикальные группировки пообещали сорвать процесс голосования. Безопасность 5100 избирательных участков обеспечивали 50 тысяч местных силовиков при поддержке военнослужащих миссии НАТО. Несмотря на это, дата выборов в Кандагаре из-за проблем с безопасностью была перенесена на более поздний срок. Еще в одной провинции, Газни, где происходили ожесточенные бои между правительственными силами и талибами, было решено отменить выборы вообще. Таким образом, голосование 20 октября происходило в 32 из 34 провинций Афганистана.

Голосование на выборах в Кабуле. Фото Александра Рыбина, "Фергана"

В целом местным силовикам и их союзникам из контингента НАТО удалось обеспечить безопасность на довольно высоком уровне, однако октябрьские выборы все равно оказались самыми кровавыми с момента ввода в Афганистан армии США в 2001 году. По данным Миссии ООН по содействию в Афганистане (United Nations Assistance Mission in Afghanistan, UNAMA), во время голосования были убиты 56 человек и еще 379 получили ранения. Ответственность за большинство атак против избирательных участков и участников процедуры голосования взяло на себя движение «Талибан», действующее на 75% территории страны. Антиправительственная группировка назвала выборы «фальшивыми», организованными для «достижения злонамеренных целей иностранных оккупантов».

Непростой подсчет

Но подведение итогов голосования оказалось не менее сложным, чем организация волеизъявления граждан. В ходе подсчета голосов наблюдателями были зафиксированы многочисленные нарушения. Изначально Независимая избирательная комиссия (НИК) обещала огласить результаты выборов до конца октября. Затем сроки перенесли на 10 ноября. Позднее сроки еще несколько раз сдвигались, и в итоге ко дню открытия работы нового состава парламента результаты голосования были известны в 27 провинциях. В пяти, в том числе и в Кабуле, где была наибольшая конкуренция за депутатские мандаты, результаты до сих пор неизвестны. Как пояснил представитель НИК Мохаммед Касим Ильяси (Mohammad Qasim Elyasi), в афганской столице при подсчете голосов и их пересчете по требованию кандидатов «было широко распространено мошенничество». Ранее глава НИК в Кабуле Захир Акбари (Zahir Akbari) обвинил членов столичного избиркома в том, что они получали взятки от кандидатов, чтобы в итоге фальсифицировать результаты в их пользу.

Одно из самых скандальных нарушений, о котором стало известно спустя пару дней после голосования, имело место в центральной провинции Вардак. Там двое членов местного НИК предлагали одной из женщин-кандидатов заняться с ними сексом, за что ей было обещано «повышение шансов на победу». По оценкам наблюдателей, подобных «предложений» наверняка было больше в отношении кандидатов-женщин, однако многие постеснялись это озвучивать в силу консервативных нравов, которые царят в Афганистане.

Уже упомянутый глава НИК в Кабуле Захир Акбари через месяц после голосования обвинил в коррумпированности руководство всеафганской НИК. По его словам, руководство избиркома на самом высоком уровне подтасовывало результаты голосования за взятки или по просьбе влиятельных людей. После этих разоблачений Акбари объявил о своей добровольной отставке, а его заявления и многочисленные жалобы кандидатов стали расследовать правоохранительные органы. В итоге своих постов лишились все руководители НИК. Новым главой избиркома впервые в истории Афганистана 5 марта текущего года была назначена женщина – Хава Алам Нуристани (Hawa Alam Nuristani).

После своего назначения Нуристани заявила, что октябрьские парламентские выборы стали «худшими за последние 15 лет». В конце марта она объявила о переносе намеченных ранее на июль президентских выборов на 28 сентября 2019 года. И пообещала провести их на более высоком уровне, чем парламентские.

Итого

Афганистан является президентской республикой, и парламент почти не способен повлиять на решения исполнительной власти. В то же время после политического кризиса, возникшего в ходе президентских выборов 2014 года, прошедшие октябрьские выборы рассматривались, как репетиция предстоящих президентских.

И простые граждане, и члены правительства воспринимают парламент по большей части как место дискуссий и критики, которые можно не принимать в расчет. К примеру, даже применительно к нынешним переговорам с талибами в парламенте не было принято ни одной законодательной инициативы. Все предложения, как лучше договориться с «Талибаном» о прекращении боевых действий, озвучивались либо президентом Гани, либо наиболее влиятельными оппозиционными политиками — в основном из регионов.

Ашраф Гани и Абдулла Абдулла. Фото с сайта Ariananews.af

В Афганистане действуют десятки политических партий. Правда, именно на прошедших выборах победили в основном независимые кандидаты. Сказывается усталость общества от действующих уже два-три десятка лет политических фракций. У всех ныне живых бывших полевых командиров времен гражданской войны 1990-х годов теперь есть свои политические партии: у таджика Атта Мухаммад Нура — партия «Исламское общество Афганистана», у военного лидера узбеков Абдул Рашида Дустума есть «Национальное исламское движение Афганистана», у лидера шиитов-хазарейцев (крупнейшее несуннитское меньшинство в Афганистане, большинство населения страны исповедует ислам суннитского толка) Хаджи Мохаммада Мохакика — «Партия единства» и так далее.

Определенным итогом выборов можно считать прорыв в законодательное собрание женщин, так как в целом афганское общество, несмотря на то что талибы потеряли власть еще 17 лет назад, остается патриархальным и весьма консервативным. Из 2500 зарегистрированных на октябрьские выборы кандидатов в депутаты 450 – женщины. Для сравнения, на предыдущих, в 2010 году, парламентских выборах кандидатов-женщин было менее ста. Также была зафиксирована более высокая явка проголосовавших женщин, которые составили около трети всех избирателей. А в провинции Герат, например, она и вовсе составила около 45%.

Что касается мест в парламенте, то там за женщинами конституционно закреплена квота – 68 мандатов. Можно больше, но не меньше. Если женщины-кандидаты где-то набирают голосов больше, чем у мужчин, то они, безусловно ,становятся депутатами. Однако на прошедших выборах, если верить опубликованным результатам, ни одного подобного примера не было. Также законодательно закреплена квота для национальных меньшинств из числа кочевников. Например, 10 мандатов, как предусмотрено законодательством, должны доставаться кандидатам из народности кучи. О том же, кто конкретно получил места в парламенте и какие фракции могут быть сформированы, официальной информации, правда, пока не поступало.

Нарушений будет больше?

Сентябрьские президентские выборы президента обойдутся Афганистану в $207 млн (изначально их оценили в $192 млн, однако спустя некоторое время НИК решил, что понадобится на 15 млн больше, не уточнив, на что именно нужны дополнительные деньги). На главный пост в государстве претендуют 18 человек. Но основными кандидатами являются двое: действующий президент Ашраф Гани и глава правительства Абдулла Абдулла.

На предыдущих президентских выборах они также являлись основными конкурентами. Для выявления победителя тогда понадобился второй тур. В первом лидером стал этнический таджик Абдулла, набравший 44,5% голосов. На втором месте оказался пуштун Гани – 31,5%. Абдуллу называли единым кандидатом от оппозиции. А ректор Кабульского государственного университета Гани был наиболее приемлемой фигурой на высшем посту для США и считался креатурой действующего на тот момент главы государства Хамида Карзая, который уже дважды избирался президентом и по Конституции не мог выдвигаться в третий раз. Во втором туре победитель выявлялся простым большинством голосов. По предварительным данным НИК, за Гани проголосовали 56,44% избирателей, за Абдуллу – 43,56%. Оппозиционный кандидат объявил, что результаты были фальсифицированы, и отказался признать итоги второго тура. Команда Абдуллы потребовала пересчета. Эту идею поддержал и тогдашний представитель Генерального секретаря ООН в Афганистане Ян Кубиш. Пересчет голосов и объявление победителя превратилось в затянувшийся на несколько месяцев политический кризис, который грозил перерасти в гражданскую войну (таджики и пуштуны – основные этнические группы Афганистана и составляют до 80% населения).

Наконец, при посредничестве тогдашнего госсекретаря США Джона Керри Гани и Абдулла подписали соглашение о фактическом разделе власти. В конце сентября 2014 года Гани был объявлен президентом, а для Абдуллы был учрежден не существовавший ранее пост председателя правительства. При этом была достигнута договоренность о создании правительства национального единства. Но сейчас члены этого правительства обвиняют друг друга в различных грехах: от затягивания сроков проведения президентских выборов до отказа от переговоров с талибами, чтобы уже закончить войну в Афганистане. Поэтому предстоящее волеизъявление (если оно все-таки состоится в сентябре) грозит еще большими скандалами, чем «худшие за последние 15 лет» выборы парламента.

  • Законодательная власть в Таджикистане теперь в «родственных отношениях» с исполнительной

  • Почему Украина и Казахстан по-разному оценивают миллионы смертей от голода при советской власти

  • Нефть, полумесяц, историческая память — эксперт рассказывает о том, что определяет внешнюю политику Ирана

  • Британская граница позапрошлого века продолжает ссорить Афганистан и Пакистан