Хватит заливать

В Казахстане открыт сезон борьбы с паводками
Затопленное село в Казахстане. Кадр видеозаписи с сайта Currenttime.tv

Города и села на севере и востоке Казахстана затопило. Вода залила улицы города Кокшетау, дома и машины, на севере страны паводок оставил жителей без электричества. Впрочем, в Казахстане это случается каждый год: улицы превращаются в озера, дома рушатся, жители плачут, чиновники обещают найти виновных, потом выделяются деньги на ликвидацию последствий и недопущение паводка в будущем.

Никогда не было — и вот опять

Кокшетау находится на севере Казахстана, рядом с ним знаменитый на весь СНГ курорт Бурабай (Боровое). Но в этом месяце жителям города явно не до курорта. Утром 2 апреля жители увидели, как улицы города ушли под воду, подтопило 12 дворовых участков и 6 домов.

Хотя днем ранее глава КЧС Акмолинской области успокоил людей, что опасность подтопления Кокшетау миновала.

Накануне близ Кокшетау прорвало плотину, и вода, преодолев 40 км, пришла в город. Кроме этого, после резкого потепления вышла из берегов река Кылшакты, растаял большой снег в Бурабайском и Зерендинском районе, выпавший 31 марта. И вот итог: некоторые улицы в Кокшетау полностью ушли под воду, подтоплены 15 дворов многоэтажек и частных домов, территория школы, детский сад. Залиты улицы и тротуары. При этом представители Департамента по чрезвычайным ситуациям заявляли накануне, что необходимости в эвакуации жителей нет, все под контролем. Однако люди рассказывают другое: «Сказали — не переживайте, вас не затопит, до вас не дойдет. Не переживайте, не уходите. Теперь в МЧС звоню, говорят: мы вас вчера ночью эвакуировали. Кто меня эвакуировал? У меня сестра приехала, меня забрала с детьми», — возмущается местный житель в сюжете телеканала КТК.

По официальным данным, были эвакуированы около 20 человек — они временно живут в центре адаптации и очень переживают за судьбу своих домов.

По данным КЧС, всего в опасной зоне с риском подтопления в Кокшетау находится более 600 домов и объектов. «Такой воды у нас не было за всю историю города», — резюмировал аким Акмолинской области Ермек Маржикпаев.

Водная катастрофа грянула и в соседнюю Северо-Казахстанскую область. В селе Каратал проживает 233 человека. Из-за воды поселок оказался отрезан от мира. В итоге спасателям пришлось эвакуировать сельчан на вертолете. Людей доставили в школу, которая находится на возвышенности, и обеспечили питанием. На безопасное расстояние отогнали домашних животных — более 2700 голов.

Всего на прошлой неделе переселили 171 жителя Каратал в село Кулытау, которое расположено в 559 км от областного центра Петропавловска. Благодаря различным укрепительным мероприятиям село удалось спасти от подтопления и образовать в нем эвакуационный центр. Как сообщил аким Северо-Казахстанской области Кумар Аксакалов, вода в их регион пришла с Селетинского водохранилища Акмолинской области, где производился сброс воды в объеме 574 кубов в секунду, что намного выше средних показателей многих лет.

Тем временем в СКО из-за паводков остановили движение на участке автомобильной дороги Екатеринбург — Алма-Ата (участок от села Рузаевка до границы Акмолинской области, 795-856 км) для всех видов автотранспорта. Ситуацию в регионе осложняет то, что вода пошла через гребень плотины Сергеевского водохранилища почти на полмесяца раньше, чем в прошлом году. Между тем из-за паводка жители села Береке в Северо-Казахстанской области остались без электричества, к 5 апреля света не было уже шесть суток.

Паводок причинил урон и на востоке, и в центре страны. В Карагандинской области растаявший снег заполнил реку выше критической отметки, и вода разлилась в сторону села Кызылкой в Шетском районе. Несколько семей были эвакуированы, их разместили по родственникам, а других сельчан призвали быть готовыми срочно эвакуироваться в случае природного катаклизма. Больше всего в результате таяния снега пострадали жители Жанааркинского, Абайского и Каркаралинского районов. А в Восточно-Казахстанской области центральная улица села Уббинка в Шемонаихинском районе превратилась в полноводную реку. Люди не могли добраться даже до больницы и магазина. Поселок оказался разделенным водой на две части.

И это повторяется из года в год.

Рапорт о готовности

В этом году правительство еще до наводнений заявляло о готовности к паводкам. Например, в феврале министр внутренних дел Калмуханбет Касымов доложил, что в целях недопущения подтопления из населенных пунктов вывезено более 3 миллионов кубометров снега, формируются запасы ГСМ, инертных материалов, мешков и взрывчатки. А чтобы оперативно реагировать на возможные осложнения, создали специальные группировки сил и средств органов внутренних дел численностью 15 тысяч человек и более 2 тысяч единиц техники. Также министр внутренних дел призвал создать свободные объемы в водохранилищах, чтобы регулировать безопасный уровень рек.

Вообще, в 2018 году для проведения спасательных и других неотложных работ за счет республиканского и местного бюджетов были дополнительно приобретены специальные водооткачивающие устройства, снаряжение и экипировка. Также для участия в спасательных операциях добавили технику и оборудование воинским частям гражданской обороны.

Паводок в Казахстане. Фото с сайта Kazpravda.kz

Кроме того, отрабатывали дополнительную переброску сил и средств на случай возможного осложнения паводковой обстановки в отдельных регионах. В конце февраля этого года провели республиканские командно-штабные учения «Көктем-2019». Отрабатывали не только действия, но и взаимодействия служб. Чтобы предотвратить паводковые угрозы, с 2017 года построили и укрепили 174 защитные дамбы, отремонтировали 119 гидротехнических сооружений, 64 моста с повышением их пропускной способности.

С 1 февраля было организовано круглосуточное дежурство, проводилось ежедневное патрулирование дорог и дорожных сооружений, а также было объявлено, что на контроль взяты опасные участки и мосты.

И опять не успели

Паводкам в Казахстане подвержены 1055 населенных пунктов. С учетом выполненных противопаводковых мероприятий в зоне риска находятся 505 населенных пунктов. С 2017 года в Казахстане существует дорожная карта «Комплекс мер по предупреждению и устранению паводковых угроз на 2017-2020 годы», но она не выполняется в полном объеме. «Ряд мероприятий дорожной карты по предупреждению паводковых угроз в регионах не выполнен», — резюмировал в феврале заместитель премьер-министра Аскар Мамин и подчеркнул, что их неисполнение несет за собой угрозу возникновения чрезвычайных ситуаций в регионах. Оказалось, что не реализовано около 45 противопаводковых мероприятий в Жамбылской, Туркестанской, Кызылординской, Алматинской, Карагандинской, Павлодарской, Актюбинской областях. КЧС Казахстана прогнозировал, что под угрозой подтопления находятся Туркестанская, Кызылординская, Алмаатинская, Восточно-Казахстанская, Костанайская, Акмолинская, Актюбинская, Кызылординская и Карагандинская области.

По официальным данным, из-за недостатка финансирования не построили и не отремонтировали семь защитных дамб, пять гидротехнических сооружений, не очистили русла трех рек, не обустроили пять водопропускных сооружений и один обводной канал.

Так, в Туркестанской области девять мероприятий по очистке четырех русел рек, ремонту трех гидротехнических сооружений и одной защитной дамбы не выполнены, по одной версии, из-за переименования региона (ранее область называлась Южно-Казахстанской), а по другой — из-за несостоявшихся госзакупок.

В Алма-Атинской области очистку трех гидротехнических сооружений отложили на 2019-2020 годы.

В итоге в стране к весне 2019 года не укрепили берега и не углубили дно 230 км русел паводкоопасных рек, не построили 70 км защитных дамб и не обеспечили ремонт 30 км защитных сооружений. Также к началу весны, по данным МВД, не решили проблему 28 бесхозных гидротехнических сооружений в Мангистауской, Карагандинской и Алматинской областях.

Помимо этого, должны были переселить в безопасные места жителей домов, живущих вблизи русел рек. Эта работа должна идти в СКО, Акмолинской и Актюбинской областях. Но переселение идет медленно, поскольку это довольно затратное мероприятие.

В КЧС признали, что и в этом году спасатели оснащены лишь на 45% от положенных норм. «Это очень низкий показатель. Надо покупать технику. Правительство в курсе, что у нас не хватает оборудования. В прошлом году, получив финансирование из резерва правительства, мы закупили более 700 мотопомп», — докладывал заместитель министра внутренних дел РК Юрий Ильин.

Чиновник дал понять, что жителям не стоит всегда ждать помощи от спасателей. «В каждый двор поставить мотопомпу не получится, но люди и сами должны чистить снег во дворах. Многие жители ждут, когда приедут коммунальные службы или ЧС, чтобы просто пробили во дворе арык», — заявил Ильин.

Дамбы и плотины: вода все смывает

Напомним, одна из причин наводнения в Кокшетау — прорыв плотины Кенесаринская. Сооружение 1983 года постройки уже осенью 2018 года находилось в неудовлетворительном состоянии. Ответственному за плотину акмолинскому филиалу «Казводхоза» рекомендовали в предпаводковый период при необходимости вскрывать тело дамбы для пропуска паводковых вод. Не раз, как утверждают в Акмолинском ДЧС, «Казводхозу» направлялись письма о вскрытии плотины и переводе ее в транзитный режим. Но все рекомендации остались без исполнения. «Конкретные меры по обеспечению безаварийного прохождения паводковых вод через плотину Кенесаринскую не были определены, все вышеуказанные учреждения и предприятия, от которых зависело принятие решения, находились в состоянии ожидания и бездействия. Следствием этого стало то, что 31 марта 2019 года в 4:25 произошел прорыв тела плотины Кенесаринской — шириной 30 метров и высотой 4 метра», — докладывал заместитель начальника ДЧС Манарбек Шапагатов.

Стоит также напомнить, что в том же 2018 году ДЧС заявлял о выделении 58,3 миллиона тенге на разработку проектно-сметной документации по капитальному ремонту трех плотин в Акмолинской области, среди них была и Кенесаринская.

Любопытно, что ранее в этой же Акмолинской области случался прорыв защитной дамбы. Это произошло в 2017 году в нередко страдающем от паводка Атбасаре. Разрушенная дамба была построена за 200 миллионов тенге, но не простояла больше года. По факту прорыва дамбы заводили уголовное дело. Большие судебные разбирательства начались и после того, как на ликвидацию последствий паводка в Атбасаре выделили 500 миллионов тенге. По данным следствия, часть денег досталась акиму Андрею Никишову, его заместителю и подрядчикам. Чиновников застали с поличным при получении взятки в размере четырех миллионов тенге. Общий ущерб оценен в 89 миллионов. Акима приговорили к 10 годам общего режима. Его заместитель и директора подрядных организаций также получили тюремные сроки и штрафы

Менее 10 лет — более 10 паводков

Сложно судить, всегда ли деньги, выделенные на возмещение ущерба от потопа, уходили по назначению. Но почти ежегодно в Казахстане происходят наводнения, на ликвидацию последствий которых выделяются немалые бюджетные средства.

2010 год. Прорыв плотины Кызылагашского водохранилища в Алма-Атинской области в ночь с 11 на 12 марта считается самым разрушительным паводком в истории Казахстана. Было затоплено несколько населенных пунктов. Более 140 домов смыло полностью. 251 жилище было разрушено и еще 42 повреждены. Эвакуировали свыше 1000 жителей. Больше всего не повезло поселку Кызылагаш, где проживали более 2 тысяч человек. Село было полностью смыто водой, погибли 43 человека. На ликвидацию последствий выделили умопомрачительную сумму — 53 миллиона долларов.

2011 год. В апреле в Уральске произошел небывалый за всю историю города потоп. Из-за резкого подъема воды в реках Чаган и Деркун оказались залиты несколько сотен домов. За считанные часы уровень воды в жилищах поднялся до крыш, саманные дома рухнули. Сумма ущерба составила 19 миллионов тенге, а ущерб сельскому хозяйству области — более 124 миллионов тенге. Пострадавших от паводка разместили в эвакуационных центрах (в школе, больнице). Питьевую воду и еду несколько раз в день уральцам доставляли спасатели. Всего эвакуировали более 2500 человек. Но не обошлось и без жертв — утонул ребенок.

2014 год. Карагандинская область. Дамба на местном водохранилище не выдержала напора воды и лопнула. 31 марта залитыми оказались 650 домов села Кокпекты. Пять человек погибли. Десятки госпитализировали с диагнозом «переохлаждение». Сельчане остались без жилья, вещей и скотины. Ранее такого наводнения в селе не было. Материальный ущерб от стихии — более 87 миллионов тенге.

В том же году в апреле большая вода с полей хлынула в поселок Атбасар Акмолинской области. Подтопленными оказались более 500 домов. Спасатели эвакуировали в безопасные места 150 жителей, соорудили из мешков защитную дамбу, откачали свыше 800 кубометров воды и взорвали ледовые заторы на реках.

2015 год. Снова Карагандинская область. В конце марта затопило 35 поселков и несколько дачных массивов. Эвакуировали более 7 тысяч человек. Трое жителей погибли. Под напором воды 25 километров республиканской трассы разрушились. Водой смыло пять мостов.

В апреле того же года в Павлодарской области подтопило десятки домов в селах Тендык и Макайын, были размыты автодороги республиканского и местного значения.

2017 год, Актобе. Затоплено 579 дачных домов и дворов. Причиной бедствия стали небывалые осадки, выпавшие за два дня. В городе была объявлена чрезвычайная ситуация. Жертв не было, но история маленькой Махаббат Ешимовой, семья которой осталась без единственного жилья, вызвала широкий общественный резонанс. Тогда маленькая девочка со слезами обратилась к властям и пожаловалась, что жителям не оказали помощь.

Видеоролик с плачущей девочкой тронул пользователей интернета, ребенок стал символом водной катастрофы того года, и вскоре предприниматели купили ее семье дом в новом районе города.

Паводок в Актобе. Фото с сайта Mgorod.kz

Уже в феврале следующего года в Актобе заявили, что для недопущения повторения ЧС необходимо 190 миллионов тенге, и еще на 147 миллионов тенге была проведена автоматизация всех безэлектрических скважин и шлюзов водохранилища «Актобе».

В том же году снова затопило город Атбасар в Акмолинской области. На этот раз талые воды размыли земляную дамбу возле железнодорожного моста, и вода хлынула на город не только из реки Жабай, но и из степи. Поток в трех местах пробил дамбу и подтопил дома рядом с мостом. Через некоторое время в правительстве было принято решение переселить жителей подтопляемых районов Атбасара в новые дома. Пока жителей разделили на две группы: тех, кто живет в аварийных домах, и тех, кто проживает в районе возможного подтопления.

2018 год. Паводки начались с южных регионов еще в январе. В Сырдарьинском районе Кызылординской области было объявлено чрезвычайное положение из-за резкого потепления: река Сырдарья пробила защитную дамбу близ аула имени Калжан ахуна и затопила более двух тысяч гектаров сельхозугодий.

В конце февраля подтопило дома и улицы в Алма-Ате из-за засорения арычной сети, а в некоторых местах из-за ее отсутствия. В селе Узынагаш под Алма-Атой подтопило 122 двора. Обошлось без жертв. Паводок затронул многие районы Алма-Атинской области и ее областной центр — Талдыкорган.

Но более глобальными оказались наводнения в Восточно-Казахстанской области, после того как за сутки в регионе выпала месячная норма осадков. Больше всех пострадали Аягозский, Уланский, Глубоковский районы и город Усть-Каменогорск. Для борьбы с водой отправили спасателей из Павлодарской, Алма-Атинской и Южно-Казахстанской областей, на вооружении которых были мотопомпы, резиновые лодки, водолазное и альпинистское снаряжение, спутниковые телефоны, GPS-навигаторы и трекеры.

Еще в одном городе ВКО, Семее, подтопило более 100 домов, из опасных зон эвакуированы 295 человек. Всего в Восточно-Казахстанской области от паводков пострадало около полутора тысяч домов. На ликвидацию последствий подтоплений было выделено 278 миллионов тенге, а ущерб составил около трех миллиардов.

Не в деньгах дело?

Как видим, деньги выделяются. И не только на возмещение ущерба от наводнения, но и на недопущение паводков в будущем. Например, в рамках реализации дорожной карты «Комплекс мер по предупреждению и устранению паводковых угроз на 2017-2020 годы» за два года на противопаводковые мероприятия уже потрачены 22,5 миллиарда тенге. Из 198 мероприятий выполнили 153.

Бывший министр внутренних дел Касымов заявлял, что в чрезвычайных резервах и резервах на неотложные затраты предусмотрено 17,7 миллиарда тенге. Большие суммы предусмотрены и в региональных бюджетах. В январе этого года стало известно, что в Актобе на очистку восьми рек, пересекающих город, из республиканского бюджета было выделено 6 миллиардов тенге (около $16 млн).

Идет большая вода

Тем временем паводок в Казахстане продолжается. Северные регионы ждут вторую волну. В Акмолинской области прогнозируют потоп на 8-10 апреля. Уровень воды в реке Жабай приближается к критической отметке. Только за ночь на 6 апреля она поднялась на метр. Спасатели заявляют: если это продолжится, то уже через неделю многострадальный Атбасар снова ждет катастрофа. Еще одна река Акмолинской области, Колутон, поднялась почти на полтора метра.

В Северо-Казахстанской области по состоянию на 5 апреля уровень перелива на плотине Сергеевского водохранилища за сутки увеличился на 31 сантиметр. Возникла угроза подтопления районному центру Тайынша.

В ожидании нового подъема воды между спасателями и синоптиками возникло раздраженное недопонимание. Руководитель КЧС Владимир Беккер недоволен, что синоптики не могут дать более точную информацию об осадках по селам, но руководитель «Казгидромета» Марат Кынатов ответил, что спасатели не понимают «сложную специфику разработки прогнозов погоды». По словам Кынатова, в прошлом году «Казгидромет» разработал новую систему прогнозирования, которая снизила погрешность прогнозов до 9-10%. Однако глава «Казгидромета» признал, что метеорологическая служба по технической оснащенности наблюдательной сети все еще находится на уровне 1950-х годов. Государство финансирует программу модернизации на 2018-2022 годы, но полноценный эффект будет только после ее завершения, т. е. еще минимум три года.

Еще один конфликт возник у КЧС с Комитетом водного хозяйства при Министерстве сельского хозяйства. «Мы сами уже больше «водники» стали, чем чеэсники, — сказал Владимир Беккер. — За три года работы председателем комитета я наизусть знаю все водохранилища и какой у них объем. Нас жизнь заставляет. Есть конфликт интересов: «водники» всегда боятся остаться без воды, их задача — весной собрать воду, чтобы летом было чем поливать и использовать в хозяйственных нуждах», — сказал Владимир Беккер.

Если «водники» боятся остаться без воды, то спасатели, наоборот, опасаются резкого наполнения водохранилищ. И это тот конфликт интересов, который не позволяет сегодня определить необходимый уровень воды, который не угрожал бы жизни людей во время внезапного паводка, но при этом не оставил бы поля без воды во время такой же неожиданной, как паводок, летней засухи.

Багдат Асылбек
  • Засуху в Иране, Афганистане и Центральной Азии сменили наводнения

  • Власти Киргизии второй раз забыли подготовиться к введению автогражданского страхования

  • Как трагедия одной казахстанской семьи переросла в кампанию против главы Минтруда

  • Душанбе вынудили заговорить о бойне в худжандской колонии