Когда выигрывают упрямые

Как устроились жители бывшего Гидролизного городка в Фергане
Снос дома в Гидролизном городке. Фото "Ферганы"

Когда-то в Фергане был Гидролизный городок. Именно так – в прошедшем времени. Сегодня на месте добротных домов, построенных 70 лет назад японскими военнопленными, пустырь. Но главное – это не здания, хотя их тоже жалко (могли бы еще лет 150 простоять), а люди, которых власти заставили покинуть родные дома. Как сложилась судьба вынужденных переселенцев? Расскажем ниже. Но, забегая вперед, отметим, что, казалось бы, непобедимые «ветряные мельницы» могут пасть, если противостоять до конца и бороться за свои законные права всеми способами. Оказалось, что такая тактика работает даже в Узбекистане.

Напомним, как начиналась эта история. 2 января 2019 года, на следующий день после встречи и празднования Нового года, в Гидролизный городок, расположенный в центре Ферганы, пожаловали нежданные гости. Это были представители хокимията (городской администрации), милиции, махаллинского комитета (орган местного самоуправления граждан), женсовета и другие официальные лица. Группа из 45-50 человек разделилась, и чиновники с активистами стали обходить квартиры восьми двухэтажных домов, расположенных вдоль улицы Навои. Они стали предупреждать жильцов, что их дома попали под снос, и в трехдневный срок им нужно переехать в так называемые «новые дома» по улице Регистан, находящиеся практически на окраине города возле стадиона «Истиклол». При этом у сотрудников хокимията на руках не было никаких документов, обосновывающих решение, они ничего не смогли предъявить людям. Предупреждение было сделано в устной форме. Хотя по закону уведомлять граждан о предстоящем сносе жилья следует письменно и за полгода до начала работ. На вопрос, почему нет положенных по закону уведомлений, чиновники только отмахивались, мол, «мы вас летом предупреждали». Опять же, в устной форме.

Снос дома в Гидролизном городке. Фото "Ферганы"

Спустя три дня на территории городка появились работники коммунального хозяйства и стали расчищать землю между жилыми домами: вырубать елки, другие деревья, кусты. Жители Гидролизного городка пребывали, мягко говоря, в шоке от происходящего. Привычный порядок вещей рушился на глазах.

Дауншифтинг по-фергански

8 января появляется решение городского хокима Хамида Хабибидинова о сносе, в котором написано, что земля потребовалась для нужд государства, что дома находятся в аварийном состоянии и подлежат сносу как морально устаревшее ветхое жилье. Так можно утверждать, только имея на руках заключение экспертной комиссии о состоянии домов, но такого заключения у чиновников не было, как не было и самой комиссии. В решении также должно было быть четко разъяснено, для каких государственных нужд потребовалась земля под этими домами. Но в документе не было представлено никакого законного обоснования предстоящего сноса. Зато там было прописано, что денежная компенсация за квартиры НЕ ПРЕДУСМОТРЕНА, что является прямым нарушением постановления № 97 Кабинета министров Республики Узбекистан от 29 мая 2006 г., подписанным тогда еще премьер-министром Шавкатом Мирзиёевым, но не утратившего юридической силы по сей день. В «Положении о порядке возмещения убытков гражданам и юридическим лицам в связи с изъятием земельных участков для государственных и общественных нужд» (приложение к вышеупомянутому постановлению) говорится о разных видах компенсации, включая рыночную стоимость сносимой собственности. Но ферганские власти проигнорировали правила.

Буквально на следующий день после решения хокима в Гидролизном городке появляется тяжелая техника — экскаваторы, а также большое количество непрофессиональных поденных рабочих — мардикоров.

И у жителей городка начались страшные дни. Мы подробно писали о фактически насильственном выселении людей на окраину города. Использовались разные методы: шантаж, запугивание, воздействие на несогласных по месту работы, регулярные отключения света и газа. Жесткий снос повлек за собой смерть человека. У Татьяны Васильевой из 32-го дома по улице Навои из-за стресса умер старший сын Виктор. В день похорон 20 января представители власти как будто испарились.

Были случаи, когда квартиры просто вскрывались без ведома хозяев, и их личное имущество вывозилось на новое место жительства. Сами понимаете, после такого людям ничего другого не оставалось, кроме как последовать за своими вещами. Большинство жителей городка принудили переехать в навязанные хокимиятом квартиры на окраине, которые пустовали в течение четырех лет после сдачи в эксплуатацию. Их никто не хотел покупать. Как сообщали первые переселенцы из Гидролизного, качество новостроек оставляет желать лучшего: кое-где на фасаде видны трещины, квартиры также требуют основательного ремонта, есть проблемы с отоплением и электропроводкой. Главное, здесь нет расположенных вблизи жилья остановок общественного транспорта, магазинов, школ и других объектов социальной инфраструктуры. Возможно, люди не хотели переезжать еще и потому, что дома на окраине были построены на месте «выгребной ямы», в которую скидывались отходы с расположенной неподалеку шелкомотальной фабрики. Запах разлагающегося мусора чувствуется и теперь, а летом, говорят, от вони просто нет спасенья. Как бы то ни было, в первые две-три недели после начала сноса больше 50 семей были переселены.

Сопротивление небесполезно

Сегодня, спустя три месяца после начала разрушительной кампании, когда разгром Гидролизного завершен, хотелось бы рассказать о тех смельчаках, кто сопротивлялся до конца, не желая переезжать из центра города на его окраину. О тех, кто не захотел менять свою добротно построенную высокопотолочную квартиру из жженого николаевского кирпича на некачественно построенное жилье.

Вот результаты их противостояния с городскими властями.

Галина Андреевна Кокрякова из дома №40, которая записала видеообращение к президенту Мирзиёеву и даже некоторое время вынужденно голодала, получила двухкомнатную квартиру на улице Фараби, недалеко от Гидролизного. Правда, это тоже двухэтажный кирпичный дом старой постройки, и, возможно, в недалеком будущем строение тоже попадет под снос.

Итибор Абдуллаева из дома №38 в результате двойного обмена получила трешку в Военном городке, недалеко от Гидролизного.

Светлана Турсунова из дома №36 опять же в результате двойного обмена стала собственницей трехкомнатной квартиры в кирпичном доме на пятом этаже в Военном городке. Квартирой довольна, только сожалеет, что пятый этаж, «непривычно высоко».

Богдан Бубняк из дома №38 в результате двойного обмена получил трехкомнатную квартиру на четвертом этаже в кирпичном доме недалеко от Гидролизного. Но он остался крайне недоволен обменом. Выяснилось, что новое жилье требует серьезного ремонта. На наш вопрос, «может, надо было еще подождать?», Богдан ответил: «Может быть, но опротивело все».

Светлана Вяльшина (дом №32) со своим сыном и невесткой в результате двойного обмена получила двухкомнатную квартиру в кирпичном доме неподалеку от прежнего места жительства.

Семейная пара Хабибулло и Шахноза (дом №38) за свою двушку с шикарным ремонтом, в который было вложено свыше $10 тысяч, получила адекватную денежную компенсацию (сумму они называть не стали).

Гидролизный городок до сноса. Фото "Ферганы"

Джамшид из того же дома №38 со своей семьей получил трехкомнатную квартиру в кирпичном доме на первом этаже в центре города, напротив областного хокимията. Обменом доволен.

И, наверное, самая большая и заслуженная победа — история Флоры Гильмановой и ее старенькой мамы из дома №36 — последних жителей разрушенного городка. Она продержалась до 19 марта, почти до Навруза, и получила полностью ту денежную компенсацию, которую требовала, — $25 тысяч в сумовом эквиваленте. Она даже смогла забрать со старой квартиры оконные рамы-стеклопакеты и железную дверь, в отличие от многих других жителей, которым не разрешили забрать свою собственность.

Мы надеемся, что их борьба послужит примером другим людям, чьи квартиры и дома могут попасть под снос. Значит, можно бороться и добиваться своего! К большому сожалению, нужно потратить много нервов, пережить чрезмерные стрессовые нагрузки, чтобы добиться того, что тебе положено по закону. Но шаг за шагом ситуация должна меняться.

Ради чего «убили» городок?

Для чего вообще ломали Гидролизный городок? Еще в январе заместитель хокима Ферганы по строительству Шариф Ниязметов причитал: «Инвесторы идут, они приближаются». Этим «заклинанием» он оправдывал сжатые сроки сноса домов, в том числе то, что дом №32 начали рушить, когда жильцы еще не выехали. По словам чиновника, на месте Гидролизного инвесторы из Южной Кореи собирались возвести гостиничный комплекс стоимостью $98 млн. Почему именно здесь? «Такого удобного и красивого места в центре нет. Там хокимият области, большая дорога», – пояснил Ниязметов.

Что касается инвестора, то 25 января корейская компания Chung Construction Design Group зарегистрировала в Фергане иностранное предприятие Chung group – TGDG, которое призвано развернуть в городе масштабное строительство. В пользу того, что именно эта организация займется застройкой территории Гидролизного, свидетельствует то, что представитель компании (в приметном пальто песочного цвета) в окружении местных чиновников посещал Гидролизный городок, знакомясь с особенностями будущей стройплощадки. Он же попал на фото с церемонии регистрации ИП. Однако, несмотря на пролетевшие три месяца, больше в Фергане этих инвесторов никто не видел.

Снос дома в Гидролизном городке. Фото "Ферганы"

Подытожим. 19 марта последние жители покинули городок, после чего их «ветхий» домик, включенный в список аварийного жилья, еще неделю ломали экскаваторы. Разгром завершен. На дворе апрель, но где же инвесторы? Где застройщики? На территории жилгородка, превращенной в пустырь, никакого движения. В городе ходят упорные слухи, что инвесторы отказались, что застройщик не определен, что самого проекта еще не существует. Тогда возникает вопрос — куда так торопились? Ради чего? Кстати, переселившимся на окраину в предоставленные хокимиятом дома обещали в течение месяца улучшить инфраструктуру: запустить рейсовый автобус, маршрутки, открыть продуктовый магазин. Младший сын Татьяны Васильевой Сергей сообщает, что за прошедшие уже три месяца открыли только продуктовый магазин. Транспорт по-прежнему не ходит, и люди по 20 минут добираются до ближайшей остановки автобуса. Дети ходят пешком в школу в центр города, и родители обеспокоены их долгим отсутствием.

Итог очень и очень горький: люди недовольны и чувствуют себя обманутыми по всем пунктам. Принудительное выселение зимой из уютных квартир в центре в необустроенные дома без права выбора и компенсаций — такое и врагу не пожелаешь. Хотя нет, врагам можно.

Иван Буланов
  • Изнасилование в Якутске поставило российский регион на грань социального коллапса

  • Празднование 8 марта в Киргизии спровоцировало затяжной конфликт между ЛГБТ и консерваторами

  • Иранский режим отвечает средневековыми казнями на внешнее давление

  • Шарофиддин Гадоев рассказал «Фергане» московские подробности похищения