Что узбеку Telegram, то киргизу WhatsApp

Почему для мигрантов так важен виртуальный мир и что они в нем ищут
Фото с сайта Pixabay.com

Социальные сети, как известно, составляют важную часть жизни современного человека. Трудовые мигранты в этом плане не исключение. «Сетки», конечно, имеют в первую очередь прикладной, практический характер: здесь можно узнать, как оформить регистрацию, найти койко-место или продать ставшую ненужной вещь. Но, помимо прочего, это еще и место социализации. Благодаря соцсетям человек уже не так одиноко чувствует себя вдали от дома, тут можно завести новых знакомых и обсудить новости с родины. А еще — помочь работягам, которые попали в беду, предупредить соотечественников об облавах или дать телефон адвоката, который бесплатно защищает приезжих. Таким образом, фраза «соцсети — это новые СМИ мигрантов» сегодня уже не звучит как преувеличение.

— Благодаря соцсетям и мессенджерам, где есть сотни тематических групп, человек едет на заработки в Россию намного более подготовленным, чем 10 лет назад, — считает один из респондентов «Ферганы». — В одной группе ему объяснят, где и как сделать документы, в другой найдут жилье, а в третьей предложат работу.

Главное — не стать зомби

Интересно, что мигранты из разных стран предпочитают разные мессенджеры. Как рассказала «Фергане» руководитель информационно-рекрутингового портала Migranto.ru Светлана Саламова, наблюдение за мигрантами в интернете позволяет выяснить, какие именно соцсети и мессенджеры их привлекают больше.

Светлана Саламова. Фото с личной страницы "ВКонтакте"

— Например, узбекистанцы очень любят Telegram, создают там специальные каналы и тематические чаты. В частности, есть целая группа чатов для переселенцев из Ташкента, живущих сейчас в разных российских городах. В этих чатах общение идет на русском языке: вероятно, сказывается тематика группы. Хотя и в самом Узбекистане есть очень известный местный Telegram-чат, в который попадают вакансии и резюме из специального бота и идет живое общение между работодателями и соискателями. Так вот, и в этом чате общение на 95% также проходит на русском языке — и даже на очень хорошем русском, — говорит Саламова.

Таджикистанцы в этом смысле довольно гибки. Они активно используют как WhatsApp, так и Viber. При этом легко подстраиваются под правила сообщества, переговариваются и на русском, и на родном языках.

Граждане Киргизии, по словам эксперта, больше любят WhatsApp.

— У нашего портала тоже есть там группа. Однажды в нее кто-то добавил ссылку на другую группу, созданную ребятами из Киргизии. Я вошла в нее и уже там нашла кучу ссылок на другие группы. Почти все они были ориентированы на поиск работы или подработки. При этом все — исключительно на киргизском языке. Из этого можно сделать вывод, что киргизы более обособлены, настроены в основном на общение с земляками. Из этих групп я потом много людей привела в нашу группу. Всем объяснила правила: так как у нас в группе люди из самых разных стран, для удобства размещаем посты только на русском языке. Это приняли все, кроме новичков из киргизских групп, — рассказывает Саламова.

И действительно, у киргизов в мессенджере сотни групп. Как заметил один из наших респондентов, «плох тот киргиз, который не создал свою группу в WhatsApp». Стоит зайти в одну из них, а там уже вываливаются десятки предложений «присоединиться к моей группе».

Чаты можно условно поделить на два крупных сегмента. Первый — это работа и связанные с ней подразделы вроде халтуры и подработки; сюда также забрасывается информация о поисках жилья и документах. Второй сегмент можно назвать земляческим, тут чаты структурируются по географическому признаку, например киргизы из Оша, из Баткена, Бишкека, киргизы в Москве, киргизы в России и так далее. Правда, информация и даже конкретные сообщения и там, и там практически одни и те же.

Главная проблема таких чатов заключается в том, что они никак не модерируются, а зачастую превращаются просто в корзину спама. Две трети содержания в них — это разного рода реклама. Предлагают, например, пройти опрос, за который вам могут заплатить деньги, установить на гаджет программы, приносящие прибыль, купить банковскую карту, на которой якобы уже есть 300 тысяч, посетить порносайт или сделать регистрацию — скорее всего, липовую, потому что по новым законам мигранты могут регистрироваться только по месту фактического проживания. И лишь одна треть контента в таких чатах действительно содержит полезные сведения. К слову сказать, по киргизским чатам рассылается столько диковинной информации, что в дело даже вмешалось МВД Киргизии, которое предостерегло своих граждан от «зомбирования» по WhatsApp.

Одни следят, другие женятся

Однако наиболее прочно мигранты Центральной Азии осели в «Одноклассниках». Во-первых, потому, что эта соцсеть появилась раньше других, во-вторых, она не такая серьезная и политизированная, как, например, Facebook. Здесь тоже можно найти с десяток групп с одинаковым названием «Кыргызы в Москве». Основное содержание этих групп — объявления о работе.

Больше всего в «Одноклассниках» жителей Узбекистана. Юрист для мигрантов Батыржон Шермухаммад считает, что, поскольку мигранты чаще всего люди со средним образованием, им удобнее и понятнее именно формат «Одноклассников». У его портала Migrant также есть в этой соцсети своя страница.

Батыржон Шермухаммад. Фото из личного архива

— Группу мы стараемся модерировать, а информацию — структурировать по хэштегам. Самые популярные — это #ишбор (работа), #уйбор (жилье), #йуколди (утеря — про потерянные документы), #чегара (пересечение границы), #запрет (обсуждаются вопросы, как снять запрет на выезд), ну и понятные без перевода #патент, #регистрация и #рвп (разрешение на временное проживание. — Прим. «Ферганы»). На первом месте по запросам стоит поиск работы и жилья. Однако постоянно «грузить» участников только такой информацией нельзя — мы ее разбавляем картинками, клипами и другим развлекательным контентом. Могу сказать, что сейчас соцсети работают лучше, чем наши СМИ и МИДы, — уверен Шерматов.

Показательно, что практически у каждой страны или даже города или области (например таджикского Памира или киргизского Оша) есть своя группа помощи. Чаще всего там собирают деньги на лечение и отправку на родину усопших.

— Мигранты склонны помогать. Все понимают, что в России, где почти нет родственников, вся надежда только на таких, как ты. Собираем на все — на лечение, похороны, одежду и продукты тем, кто находится в ЦВСИГ «Сахарово». Попадаются и мошенники, но мы стараемся людей проверять, — говорит Шерматов.

Еще одна важная функция соцсетей — возможность прямых включений, трансляций с места происшествия. Мигранты используют эту опцию во время полицейских задержаний, юристы — для того чтобы «в прямом эфире» ответить на вопросы людей или рассказать о нововведениях в законодательстве.

Самая большая группа узбекских мигрантов в «Одноклассниках» называется «Таянч» («Опора»). Ее модератор Зарнигор Омониллаева рассказала «Фергане», что с момента создания группы в 2013 году ее членами стали 65 тысяч участников.

— Дело в том, что «Одноклассники» раньше вошли в узбекский сегмент, чем другие соцсети, к тому же в интерфейсе сети есть узбекский язык. За годы работы мы смогли создать комфортную платформу для общения. У нас премодерация всех постов: сделано это, чтобы в группе не было ненужной информации — репутация группы для нас очень важна, — говорит Зарнигор.

Некоторых удивляет, что в группе не публикуется информация, касающаяся оформления документов.

— Мы за то, чтобы мигранты адаптировались и сами искали информацию о том, как им нужно легализоваться. К тому же в этой сфере слишком много мошенников. Однако мы всегда оказываем юридическую консультацию, иногда даже по телефону, — объясняет Зарнигор. (Она, кстати, юрист по профессии и лично вызволила из московских УВД не один десяток мигрантов).

По словам модератора, пятерка самых популярных тем в группе — работа, купля-продажа, обмен советами (например, если нужен врач или надо устроить ребенка в детский сад), знакомства и творчество мигрантов.

— Помимо поиска работы, участники группы постоянно что-то покупают и продают — мы как «Авито». Разброс широкий, начиная от телефонов и заканчивая стиральными машинами и автомобилями. Бывает, что мигрант возвращается на родину и продает машину, на которой таксовал, или покупает классом выше. У нас все без обмана и в целом группа очень порядочная.

В группе также популярно такое направление, как знакомства. Зарнигор рассказала, что некоторые люди, познакомившиеся на «Таянче», поженившись, сообщали ей об этом.

— А сколько еще было удачных знакомств, про которые мы не знаем? Наши женщины не менее активны, чем мужчины. Причем не всегда знакомства происходят специально. Люди, обсуждая какую-то тему, обращают внимание друг на друга. А потом в комментариях вдруг проскакивает: «Я давно за вами слежу. Из какого вы города?» Так и завязываются отношения.

Иногда мигранты прямо пишут, что ищут жену или женщину для совместного проживания в России в обмен на оплату жилья и минимальных расходов.

В группе имеются и люди с творческими устремлениями. Им, естественно, нужны читатели, зрители, слушатели — словом, ценители, на суд которых можно представить свои произведения.

— У нас есть поэты, писатели, певцы. Мы поощряем культурную составляющую нашей группы, которая делает ее более интересной. Для людей, которые вынуждены работать на стройках или рынках, это возможность не потерять свою творческую квалификацию, — говорит модератор.

В сообществе возникла также своя группа волонтеров, которые незаменимы, когда кому-то из мигрантов нужна помощь, — тут помогают и добрым словом, и делом, и даже деньгами.

— У нас образовалось некое сообщество, и нам не так важна национальная принадлежность его членов, — объясняет свою позицию Зарнигор. — Группа ориентирована не на узбеков, а на узбекоговорящих, поэтому у нас собрались люди из всех стран СНГ — Узбекистана, России, Туркмении, Казахстана, Киргизии, Таджикистана. Около двух раз в год, например на Навруз и Новый год, мы устраиваем личные встречи «Таянча». Уважительное отношение к каждому участнику, взаимовыручка и личное общение помогают мигранту не чувствовать себя чужаком в России. Внутренняя тревожность, свойственная мигрантам, исчезает благодаря соцсетям и таким вот группам, где не только открыто обсуждают проблемы, но и помогут в трудной ситуации.

Конечно, многие группы открываются и по финансовым соображениям: мигранты стараются заработать на размещении объявлений. Кто-то делает это осознанно и публикует только проверенные сообщения, для других важно не качество, а количество. Цена тут начинается от сотни рублей и может доходить до пяти тысяч за пост в большой группе.

Интернет полиции не боится

Мигранты из Таджикистана не так активны в сети, у них практически нет больших тематических групп. Правозащитник Каримджон Ёров подтверждает, что большие группы таджикские мигранты не создают. Хотя, как и другие представители Центральной Азии, всем соцсетям предпочитают «Одноклассников». Но и тут есть свои нюансы. Например, «ВКонтакте» более популярна среди студентов, а в русскоязычном по преимуществу Facebook общаются люди с хорошим образованием, интересующиеся политикой и ситуацией в обществе в целом.

Каримджон Ёров. Фото с сайта News.tj

— Я открыл группу в ОК, потому что на Facebook мне пишут редко. Все мои родственники сидят в «Одноклассниках», а их игнорировать ты не можешь, — рассказывает Ёров. — Что касается интересов, то на первом месте стоят вопросы, как сделать регистрацию и вернуться в Россию, если ты в черном списке. Но в целом просят совета по самым разным вопросам, вплоть до того, что делать, когда на родине отбирают землю, и как оформить развод, если ты в России.

Мессенджеры, помимо прочего, используются как инструмент для звонков на родину. Но тут, как говорится, коса нашла на камень. Понятно, что мессенджеры лишают телефонных операторов части прибыли. Несмотря на это, в большинстве стран они воспринимаются нормально. Однако в Таджикистане налоговый комитет потребовал от операторов мобильной связи рассчитать стоимость минуты разговоров абонентов через мессенджеры и платить налоги с переговоров через Сеть. Сегодня интернет в республике стал одним из самых дорогих в мире, а телекоммуникационным компаниям все труднее работать на таджикском рынке.

Трудовые мигранты не обошли стороной и YouTube. Более того, несмотря на несколько архаичный интерфейс видеохостинга, среди молодежи сейчас считается модным засветиться именно там. Если соцсети стали новыми СМИ для мигрантов, то YouTube — их новым телевидением. Основные темы в этом сегменте — умение разговаривать с полицией и оформление документов. Впрочем, тут есть свои проблемы. По мнению юристов, блоги ведут люди не очень грамотные, которые готовы давать и непроверенную информацию — лишь бы набрать подписчиков.

Сидят мигранты и в Instagram. У каждой большой группы из «Одноклассников», как правило, есть свой аккаунт и там тоже. Однако в целом эта соцсеть считается не так информативной, как развлекательной, — в ней хорошо посидеть после работы, полистать картинки.

Подводя итоги, можно сказать, что соцсети для нынешнего мигранта — это целый виртуальный мир, без которого уже сложно представить себе существование в мире реальном.

Читайте также
  • Почему узбекистанцы не устанут отдавать деньги мошенникам из частных агентств занятости

  • На стройках Катара из-за жары сотнями умирают трудовые мигранты. Власти эмирата обещают исправить ситуацию

  • Готовы ли мигранты в РФ платить новую цену за трудовые патенты?

  • Националисты в России больше не отмечают день рождения Гитлера, но мигранты продолжают гибнуть от их рук