Царские женщины

Почему Таджикистан ближе к гаремам и зинданам, чем к гендерному равноправию
Таджикские женщины. Фото с сайта Caa-network.org

Таджикистан уже многие годы провозглашает гендерное равенство — в республике принято немало концепций, программ и других документов, призванных обеспечить равноправие полов. Но несмотря на это, женщине в обществе по-прежнему отведена второстепенная роль, и она должна придерживаться определенных прочно укоренившихся в сознании людей негласных правил. Существующие стереотипы и менталитет делают таджикскую женщину в определенной степени безвольной и бесправной. «Фергана» собрала некоторые наиболее распространенные стереотипы о роли женщины, бытующие в таджикском обществе и мешающие представительницам прекрасного пола отстаивать свои права и занимать более активную гражданскую позицию.

Быть президентом — не женское дело

Недавно заведующая орготделом Госкомитета по делам женщин и семьи Таджикистана Махбуба Азимова заявила, что таджикская женщина не должна думать о президентстве, бросая вызов нынешнему главе государства. Примечательно, что это мнение исходит от женщины, причем представителя государственного органа, созданного именно для обеспечения гендерного равноправия. По мнению Азимовой, женщины «должны быть безмерно благодарны главе государства Эмомали Рахмону за его заслуги в повышении роли женщин в обществе».

«Чего нам не хватает? Разве мы должны бросать вызов Лидеру нации, который избран народом и является самым достойным?» сказала чиновница.

Многие общественные активисты назвали это заявление неправомерным и противоречащим демократическим ценностям. Известная правозащитница Ойнихол Бобоназарова, выдвигавшаяся кандидатом в президенты в 2013 году, отметила, что подобные заявления оскорбительны как для всех таджикских женщин, так и для Эмомали Рахмона.

«Конституция Таджикистана гарантирует всем гражданам, независимо от национальности, вероисповедания и пола, возможность претендовать на пост главы государства. Думаю, что заявление чиновницы оскорбительно и для президента, который является гарантом основного закона страны», – сказала она.

Ойнихол Бобоназарова получает из рук Мишель Обамы премию International Women of Courage. Фото с сайта Госдепартамента США

В Таджикистане выдвижение женщины в президенты вопрос не только политический. Видеть главой государства женщину в республике согласен далеко не каждый. Это показали последние президентские выборы 2013 года. Тогда впервые в истории страны кандидатом в президенты была выдвинута женщина — Ойнихол Бобоназарова. Несмотря на весомый авторитет Бобоназаровой в таджикском обществе, против выступили даже многие активисты коалиционных партий, выдвинувших ее кандидатуру. Консерваторы тогда заявили, что им неловко идти в народ и «агитировать за кандидатуру женщины».

Духовенство тогда тоже выступило против этой идеи. Бывший заведующий отделом фетв Совета улемов Таджикистана Кобилджон Боев заявил, что в соответствии с Кораном мужчины являются «царями над женщинами», а значит, руководителем должен быть именно мужчина.

«Если правительство можно было бы передать в руки женщин, Господь назначил бы кого-нибудь из пророков из числа женщин. В хадисах Пророка говорится – если власть перейдет в руки женщин, мужчинам лучше быть тогда под землей, чем на земле», — сказал Боев.

Сохранить честь и брови

Негласные правила поведения таджикской женщине прививают с детства. К примеру, обязательным признаком девичьей чести является сохранение до замужества девственности. В противном случае девушку могут выгнать из дома мужа, что считается большим позором как для нее самой, так и для ее семьи. Есть случаи, когда споры о целомудрии доводили девушек до самоубийства. В 2017 году счеты с жизнью свела 18-летняя Раджаббии Хуршед, которую муж на второй день после свадьбы обвинил в отсутствии девственности. Несмотря на то что девушка с помощью медэкспертиз доказала свою невинность до брака, ее муж продолжал настаивать на своем. Не выдержав этого, девушка покончила с собой, а ее супруг Зафар Пиров был приговорен к семи годам лишения свободы за доведение до самоубийства.

21-летняя Мастона Асо тоже пытается «отмыться» от тяжкого обвинения супруга в порочной связи до брака. Избив молодую жену на второй день после свадьбы, он заставил ее оговорить себя, что она якобы имела интимную связь до замужества. После этого девушка прошла экспертизу, которая доказала обратное, но ее имя уже опорочено, поэтому сейчас она хочет привлечь мужа к ответственности за клевету и ложные обвинения, чтобы восстановить свою честь.

Зачастую споры о девственности становятся предметом судебных разбирательств, когда семья жениха требует вернуть им все расходы на свадьбу. Даже если жениха сбили с толку физиологические особенности девушки, доказанные медицинскими заключениями, это не оправдывает девушку в глазах родни жениха. Проверка на девственность нередко является обязательным условием со стороны семьи жениха еще до свадьбы.

Невеста на таджикской свадьбе. Фото с сайта News.tj

В ноябре прошлого года Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин дал ряд рекомендаций правительству Таджикистана, одной из которых была отмена обязательного медицинского осмотра перед свадьбой, в который входят проверка брачующихся на ВИЧ и генетические заболевания. И хотя проверка на девственность не является обязательной процедурой, многие семьи прибегают к ней перед свадьбой.

В ООН рекомендовали правительству Таджикистана «искоренить практику обязательных медицинских осмотров (так называемых «проверок на девственность») будущих невест и соответствующим образом пересмотреть Семейный кодекс».

Всемирная организация здравоохранения, Управление по правам человека и Структура «ООН-женщины» выступили с совместным заявлением, что считают проверку на девственность унизительной процедурой, которая нарушает права девочек и женщин, угрожая их физическому и психологическому здоровью. «В контексте глобальной кампании в защиту женщин и девочек от насилия мы призываем положить конец этой зачастую болезненной, унизительной и травматичной практике, в которой нет медицинской необходимости», говорится в документе.

К слову, еще одним негласным правилом для незамужних девушек в Таджикистане является запрет на выщипывание бровей. Девушек, корректирующих свои брови до замужества, осуждают не только окружающие, но и их собственные матери. Благо, нарушение этой установки пока к серьезным последствиям не приводило.

Служить семье мужа

После замужества для молодой таджикской женщины существует много других «должна» и «не должна». По распространенному убеждению, девушка должна выйти замуж в очень юном возрасте, не дай бог «засидеться». В 25 лет, а иногда и в 23 она уже считается «засидевшейся», и окружающие начинают выдвигать предположения, что, может, с ней что-то не так. Эти стереотипы очень угнетающе сказываются на тех, кто не вышел замуж «вовремя».

Кстати, до последних лет зачастую родители были против получения своими дочерьми среднего школьного или высшего образования. В семьях считали и до сих пор считают, что главная задача девушки выйти замуж, а образованную могут не выбрать в жены, так как в доме мужа ей нужно служить, а не умничать. Этот стереотип был распространен не только в сельской местности, но и городах, из-за него многие девушки были лишены возможности учиться, получить профессию и достойно жить. После принятия в 2011 году закона «Об ответственности родителей за обучение и воспитание детей» государство усилило контроль за образованием детей и, в частности, девочек. Сейчас родителей могут привлечь к ответственности, если их ребенок не учится в школе.

Женщины слушают выступление главы государства. Фото пресс-службы президента Таджикистана

В Таджикистане принято, что после замужества молодая женщина живет вместе с родителями мужа, его сестрами и братьями и прислуживает каждому из них. Часто в доме сосуществуют несколько семей а значит, и несколько невесток. При этом они обязаны угождать всем членам семьи и терпеть любые их недовольства. На этой почве между снохами и свекровями нередко возникают конфликты, сопровождающиеся насилием в отношении невесток. Побои со стороны мужа, свекрови или золовки, увы, далеко не редкое явление в современном таджикистанском обществе.

Повезет, если у семьи мужа есть возможность приобрести жилье для молодых и воля, чтобы их отделить, но самые младшие сыновья в любом случае остаются жить в родительском доме. Ходить куда-либо, даже в дом собственных родителей, молодая жена может только с согласия не только мужа, но и его родителей. То же самое касается общения с подругами, соседями, другими людьми и возможности работать — на все нужно спрашивать разрешения. Многие мужья работать женщинам запрещают. В основном это исходит из чувства ревности и желания воспрепятствовать общению жены с другими мужчинами. При этом родители девушек учат их терпению. Матери так и наставляют: я терпела, и ты терпи.

Как показывают проведенные исследования, в Таджикистане каждая вторая женщина когда-либо подвергалась физическому или психологическому насилию, а 90% женщин испытывают страх перед своими мужьями. Международные организации неоднократно обращали внимание на столь распространенное в Таджикистане домашнее насилие. В частности, осенью прошлого года правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) рекомендовала правительству Таджикистана ввести уголовную ответственность за насилие в семье, в том числе за изнасилование в браке.

Брак не состоялся — выкручивайся сама

Укоренившиеся домостроевские устои часто становятся причинами разрушения семей. Согласно официальным данным, в 2018 году в Таджикистане было зарегистрировано более 11 тысяч разводов, что почти на тысячу выше показателей 2017 года.

После развода женщинам становится еще сложнее. Окружающие склонны винить в распаде семьи именно женщину — мол, сама виновата, не стерпела, вынесла сор из избы. Даже родители зачастую не поддерживают своих дочерей. Ушедшая от мужа женщина с детьми на руках нередко оказывается буквально на улице. Жилье мужа, как правило, оформлено на его родителей или других близких родственников, а принудительное заселение в этом доме по судебному решению сопровождается скандалами.

Рассчитывать на помощь бывшего супруга в воспитании детей тоже не всегда приходится, так как часто мужчины находят разные пути для уклонения от своих обязательств. Уезжая в трудовую миграцию, многие отцы оказываются вне зоны досягаемости для судебных органов. Женщине приходится самой поднимать детей, а если у нее нет образования и специальности, то ей еще трудней. Но даже наличие образования и знания своих прав не всегда помогает женщине защитить себя и детей. Несовершенство законов и коррупция часто способствуют уходу мужчин от ответственности.

Эмансипация не для таджичек

Конечно, не все таджички согласны придерживаться стереотипов и неписаных правил. Наиболее активные девушки и женщины бросают вызовы обществу, за что подвергаются жестокой критике, а порой и угрозам.

В прошлом году в Душанбе была организована выставка молодой художницы Марифат Давлатовой. Она представила на суд общественности свои картины полуобнаженных женщин-таджичек.

Одна из картин Марифат Давлатовой. Фото с сайта News.tj

«Мне нравится ломать стереотипы. Иногда спрашивают, почему я рисую такие «опасные» картины, и просят не рисковать своей жизнью. Но я убеждена, что мы должны покончить со страхом в нашей стране, ведь мы живем в свободном и светском обществе», говорит Марифат.

Однако волна критики и возмущения, поднявшаяся после этой выставки, показала, что ломать стереотипы в таджикском обществе не так просто и даже на самом деле опасно: после экспозиции молодая художница стала получать многочисленные сообщения с угрозами общество оказалось не готово принять ее откровения. Даже министр культуры Таджикистана Шамсиддин Орумбекзода назвал картины Давлатовой «не соответствующими национальному менталитету».

«Не все, что нормально на Западе, приемлемо на Востоке. Хотим мы того или нет, сегодня мы не можем принять некоторые западные ценности, будь то однополые отношения или демонстрация обнаженного женского тела. В этой связи мы, особенно старшее поколение, не можем принять публичный показ обнаженной таджикской женщины», – сказал Орумбекзода.

Аналогичную реакцию вызывают и модели, которые выходят на подиум в облегающей фигуру или, того хуже, оголяющей «запретные» части тела одежде. В свой адрес они также слышат осуждения за несоответствие образу скромной таджикской женщины.

Таким образом, от женщины в Таджикистане общество требует немало: она должна быть целомудренной, покорной, услужливой и не иметь каких-либо амбиций. А любое «несоответствие менталитету» порицается не только простыми обывателями, но и чиновниками, которые должны реализовывать принятые республикой законы в области равенства полов.

Гуландом Зарифи
Читайте также