Задрали уже

Казахстан считает, что играть в кок-бору надо безопасно, а Киргизия — что зрелищно
Всадник на игре в козлодрание. Фото Екатерины Иващенко

Казахстан и Киргизия никак не могут договориться, по каким правилам играть в одну из самых известных игр кочевых народов — кок-бору (так она звучит по-киргизски) или кокпар (по-казахски), она же «улак тартыш» или козлодрание. Обе страны создают свои «международные федерации» и диктуют правила. У одних они мотивируются безопасностью игроков и гуманностью, у других — зрелищностью игры.

Вместо туши — муляж

В середине февраля 2019 года Всемирная ассоциация кокпара на съезде в Астане утвердила официальное изменение правил игры. Согласно им теперь вместо ворот «тай-казан», куда забрасывается туша козла или ее муляж, будут использоваться нарисованные круги. Решение это было аргументировано тем, что реальные тай-казаны слишком опасны для лошадей и игроков и ведут к травмам. На съезде еще раз было подтверждено, что вместо настоящей туши козла должен использоваться муляж.

Отметим, что в Астане присутствовали представители Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Монголии, Турции, Венгрии, Китая, России и Афганистана. А вот киргизские делегаты на мероприятие не приехали.

Тай-казан уже становился причиной разногласий между двумя странами. Очередные киргизские Всемирные игры кочевников проходили в сентябре 2018 года на Иссык-Куле. Тогда казахи потребовали использовать вместо реальных тай-казанов нарисованные круги, а вместо натурального козла — муляж его туши. Это были непременные условия казахов, на которых они соглашались сыграть. Однако требования выполнены не были, и казахская сборная, подумав немного, все же приняла участие в соревнованиях.

Всадники вокруг тай-казана. Фото Екатерины Иващенко

Всадник летит в тай-казан

Кок-бору — древняя и популярная у народов Центральной Азии конная забава, которая традиционно считается развлечением настоящих мужчин. Правда, раньше борьба за тушу козла являлась не столько игрой, сколько подготовкой будущих воинов: молодые люди нарабатывали навыки борьбы верхом и управления лошадьми в экстремальных условиях настоящего боя.

С киргизского «кок-бору» переводится как «серый волк». Раньше вместо козла раздирали именно этого дикого зверя. Джигиты ловили волка, который задирал скотину, перевязывали ему пасть веревкой и таскали, перехватывая друг у друга.

В современной версии всадники борются за тушу козла, которой надо не только завладеть, но, во-первых, удержать, пока ее пытаются вырвать соперники, а во-вторых, забросить в чужие ворота — тай-казан. По словам спортивного журналиста, комментатора этой игры Табылды Асыгалиева, тай-казан — это глиняный холм с углублением в форме казана. При этом углубления должны быть достаточно большими, чтобы в них могла поместиться туша двухлетней лошади.

В составе команды кок-бору 12 игроков. Из них на поле одновременно могут находиться только по четыре человека от каждой команды. Находящиеся в запасе могут заменять играющих в любой момент. Счет ведется на очки, каждая заброшенная в ворота туша приносит одно очко. Кое в чем кок-бору напоминает хоккей: одна игра здесь — это три тайма по 20 минут с двумя перерывами по 10 минут каждый. Перед началом игры каждая команда проходит круг верхом вокруг тай-казана, непременно касаясь его руками, затем здоровается с командой соперника — и игра начинается.

Ограничений по возрасту здесь нет. Единственное условие — все игроки должны быть совершеннолетними. На практике возраст большинства игроков колеблется от 18 до 25 лет: чтобы поднять тушу козла, удержать ее, да еще и забросить на скаку в тай-казан, нужна недюжинная сила и ловкость, которыми обычно обладают молодые люди. Вес козла варьируется от 30 до 37 килограммов. Ему отрубают голову и копыта до сухожилий, после чего он «готов» к игре. Козел, он же «улак», настолько тяжел, что при забрасывании его в ворота вслед за ним иногда летит и всадник, не успевший вовремя отпустить тушу.

Козел выбран для этой игры неслучайно. Дело в том, что у него очень крепкая кожа, которая способна выдерживать сильное напряжение, которое возникает, когда тушу тянут в разные стороны. Обычно одного козла хватает на целый игровой день. Правда, к концу дня у него перебиты позвонки, а туша напоминает огромную отбивную в шкуре. После игры козел идет на куурдак — жаркое из мяса и лука.

Асыгалиев рассказывал, что во время игры нет цели разодрать козла. Наоборот, тушу следует сохранить, ведь мясо козла после кок-бору становится чуть ли не драгоценным, поскольку «заряжено мужским адреналином». Приготовленный куурдак раздают судьям и выигравшей команде, а также почетным гостям соревнования. К слову сказать, считается, что, поев такого мяса, бесплодная женщина сможет забеременеть, а та, у которой раньше получались только девочки, сможет родить мальчика.

И бешбармак, и куурдак

В Киргизии кок-бору так любят, что в прошлом году об этой игре даже был снят фильм «Время стойких».

С кино эта игра связана напрямую. Дело в том, что современные ее правила придумал киргизский режиссер Болот Шамшиев. По его словам, в советское время она была запрещена и проводилась только в частном порядке во время больших праздников на сельских тоях.

— Игра никак не была оформлена, не было четких правил. Всадники на праздниках могли выпить и пойти играть, этой дикой массой они могли поломать заборы, фонари, бывало, под копыта горячих коней попадали дети, — рассказывает режиссер в интервью сайту topsport.kg.

Шамшиев увидел в этой игре новые возможности. С ее помощью, помимо прочего, можно было решать социальные вопросы — она могла бы стать неплохим досугом для молодежи. Режиссер начертил план стадиона, придумал ворота, чтобы можно было соотносить результаты команд. Раньше в кок-бору не было ворот и не было замкнутой территории. Участники игры могли ускакать на несколько километров, то есть они играли только для себя, в то время как, по мнению Шамшиева, в спорте надо играть для зрителя.

Вот таким образом старинная забава превратилась в современный спорт.

— Когда у меня спрашивали, что такое улак, я отвечал: «Хочешь бешбармак — закинь улак в тай-казан, будет тебе и бешбармак, и куурдак». Так я объяснял им суть игры, — говорит Шамшиев.

По его словам, игра создавалась так, чтобы по ее правилам можно было играть где угодно: в Алма-Ате, в Ташкенте, в Пакистане, в Америке.

— Олимпийские игры сразу же развалятся, если не будет единых правил, единых требований судейской коллегии, — замечает режиссер. — Поэтому мне досадно слышать, что федерация кок-бору в Казахстане решила придумать свои правила. Мы не можем никому ничего запрещать, делайте что угодно. Но этим мы разрушаем единое пространство нашей великой игры кочевников. Мы 20 лет потратили на распространение этих правил. Суть не в том, мои это правила или чужие. Важно, что они едины для всех.

Фото Екатерины Иващенко

Нематериальное культурное наследие

По правилам нельзя бить соперника и его лошадь ногами, рукой, стременами. И тем не менее кок-бору — опасное занятие. Игроки рассказывали, что основные травмы приходятся на колени и голову, поэтому большая часть из них носит шлемы, ушанки и другие головные уборы, часто модифицированные. На ногах обычно красуются тяжелые высокие сапоги наподобие кирзовых. Некоторые по собственной инициативе надевают на плечи и колени дополнительную защиту, что делает их похожими на хоккеистов.

Не меньше, чем люди, страдают в столкновениях кони. Нередко лошади получают травмы, ударяясь о ворота, именно поэтому казахи заменили их на очерченные на земле. Вопросами гуманизма обусловлено и использование муляжа козла вместо настоящей туши.

Но даже и с такими, смягченными, правилами это все равно жестокая игра. Многие российские сайты разместили фотографии окровавленных лошадей на соревнованиях по кок-бору, которые прошли в Москве 23 февраля этого года. Игроки так туго затягивали удила, что рвали животным рты. Неудивительно, что уже 27 февраля председатель Следственного комитета России поручил провести проверку сообщений о жестоком обращении с лошадьми.

Директор Республиканского центра по национальным и конным видам спорта Казахстана Аманжол Хасенов объяснил принятое его страной решение об изменении правил именно вопросами безопасности. По его словам, на совете 14 февраля была найдена золотая середина между безопасностью и зрелищностью.

— Зрелищность зависит от динамики, от скорости. Когда есть динамика, скорость, то люди смотрят на это, — говорит Хасенов.

В то же время, полагает Хасенов, необходимо предохранять спортсменов и лошадей от травм.

Прокомментировать решение Казахстана «Фергана» попросила президента Федерации по кок-бору Киргизии Жыргалбека Саматова.

— Решение Казахстана нас не касается, — заявил Саматов. — С 2001 года существует официально аккредитованная Всемирная федерации кок-бору, куда входит 18 государств и 8 субъектов РФ. Я являюсь генсеком этой федерации. Она организовывала ряд международных турниров по международным правилам, то есть с наличием тай-казана. Все Всемирные игры кочевников также проходили по этим правилам. Весь мир знает игру, которая проходит по нашим правилам.

Многие говорят, что тай-казан является причиной травм участников и лошадей. Комментируя такие утверждения, спортивный чиновник заметил, что «все виды спорта в той или иной мере являются травмоопасными, даже обычный кросс».

— Людям интересна зрелищность, театрализованность, ловкость спортсменов. Кок-бору — это очень зрелищная игра, которая смогла привлечь большую аудиторию. Наша следующая задача — чтобы Федерация вошла в Олимпийский совет Азии, которая проводит Азиатские игры, — рассказал Жыргалбек Саматов.

Он также напомнил, что в 2017 году Киргизия включила кок-бору в список объектов нематериального культурного наследия ЮНЕСКО.

— Игра была включена с наличием тай-казана. Однако мы включили ее в двух вариациях — с тушей козла и муляжом. Сделано это на случай, чтобы не было препятствий для распространения игры на весь мир и включения ее в Азиатские игры и Олимпиаду.

Пока же, как заявил директор Государственного агентства по делам молодежи, физкультуры и спорта КР Канат Аманкулов, киргизская сборная не будет принимать участия в тех играх, где кок-бору будет проходить по правилам кокпара.

Впрочем, вскоре вся история приобрела неожиданный оборот. 27 февраля на курултае киргизской Федерации кок-бору ее члены решили освободить Жыргалбека Саматова от должности главы федерации. Во-первых, потому, что руководство федерации не поехало в Астану на заседание Всемирной ассоциации кокпара, чтобы представлять интересы Кыргызстана. Во-вторых, потому, что Саматов является генеральным секретарем Всемирной федерации кок-бору, а следовательно, не может занимать руководящую должность в киргизской Федерации. После этого новым главой киргизской Федерации кок-бору стал гендиректор ОАО «Северэлектро» Искендер Кадыркулов.

Подводя итоги, можно сказать следующее. В споре о правилах кок-бору Казахстан объясняет свою позицию безопасностью и гуманностью, Киргизия — стремлением к зрелищности. Кто выиграет в этом противостоянии, пока вопрос. И хотя позиция Казахстана выглядит более современной и близкой представлениям цивилизованного мира, но последнее слово, скорее всего, останется за зрителем.

  • От Японии до Шри-Ланки: обзор соперников центральноазиатских сборных

  • Как выживают профессиональные яхтсмены и гребцы Киргизии в мире кайтсерфинга и вейкбординга

  • Кто подставил кыргызстанских хоккеистов

  • Как отыграли центральноазиатские сборные на Кубке Азии