Нефть или бор

Жители казахстанского села борются с властями за оазис с чистой водой
Бор на берегу реки Уил. Фото с сайта Unikaz.asia

На западе Казахстана, где сосредоточены значительные запасы нефти, разразился скандал. Жители села не дают искать черное золото рядом с источником питьевой воды, единственным на весь район. Местные власти пытаются их переубедить рассказами о новых технологиях, но тщетно. Корреспондент «Ферганы» попытался разобраться в ситуации и вспомнил, что похожие протесты уже были в этом регионе несколько лет назад.

Оазис посреди пустыни

Уилский район расположен в Актюбинской области на западе страны. Название местности дала река Уил, которая несет свои воды по пустыне и полупустыне. В этих песках прячется лесной оазис, который и стал предметом раздора. «Изначально наши предки посадили сосновый бор, чтобы остановить опустынивание местности. Бор разросся, и деревья теперь высотой до 15 метров», — рассказывает местный житель Максат Карбелов.

Эта местность, в которой лес соседствует с белым песком, называется Баркын. Летом жители собирают здесь ягоды, некоторые ставят пасеку, добывают мед. В лесу Баркына встречаются вырытые котлованы — это артезианские скважины, которые обеспечивают чистой питьевой водой местных жителей, причем не только районного центра, но и всех сел Уилского района. Некоторые котлованы сельчане используют также для полива.

«Уилский район — засушливый. В прошлом году дождь был, наверное, только два раза. Этот лес — наш оазис. В 1-1,5 метрах под землей артезианская вода, чище, чем бутилированная», — гордится местный житель Алимжан (имя изменено).

К воде потечет нефть?

Осенью 2018 года стало известно, что единственный источник питьевой воды под угрозой. Однажды местные жители обнаружили белый пустырь на том месте, где раньше росли деревья. «Мы заметили, что какие-то работники начали очищать площадку, как поняли позже, для разработок», — рассказывает Максат Карбелов.

Сельчане подняли шум. Выяснилось, что в оазисе тихо-молча начались работы по поиску нефти. Разведку проводило казахстанское ТОО «ФИРМА АДА».

Жители вспомнили, что нефтяники приезжали в Уил еще в 2017 году. Они тогда пообещали, что поисковые работы будут вестись в 40 км от Баркына. На деле вышло иначе, на что встревоженные сельчане пожаловались акиму (главе района). «Мы не хотим допустить экологических загрязнений. Мы не хотим, чтобы всякие химикаты попали в воду, которую пьем. В мире и так дефицит пресной воды, почему нужно губить ее нефтедобычей? И вообще, если посмотреть карту всей Актюбинской области, то можно увидеть, что мест, где есть леса, единицы. Ведь достаточно других территорий в районе», — возмущен Алимжан.

Территория с месторождениями подземных вод составляет менее 4% площади всего Уилского района, и жители недоумевают, почему нефть решили добывать именно здесь. Некоторые из них предполагают, что эту локацию инвесторы выбрали из-за удобства — близости дорог и населенного пункта.

Самые активные уилцы не ограничились жалобами местным властям и обратились в департамент по экологии Актюбинской области. «По обращению жителей Уила нами была проведена проверка деятельности «ФИРМЫ АДА». Был анализ проектных материалов, начиная с контрактов. Установлено, что данное предприятие на планируемом участке каких-либо утвержденных и согласованных с госорганами материалов на момент проверки не имело», — рассказывает «Фергане» замруководителя департамента Ерболат Кожиков.

По словам эколога, в проекте бурения разведочных скважин были указаны одни координаты, а по факту разведку начали совершенно в другом месте, на окраине песков Баркына. «Если они меняют координаты, то должны менять весь проект. Месторасположение в пяти километрах от населенного пункта или в трех имеет большое значение. С учетом близкого расположения грунтовых вод и других факторов меняется исходность проекта. Поэтому при изменении координат, если меняется проектное решение, они должны согласовать (проект) повторно», — поясняет представитель экологического департамента.

Так как компания не имела разрешительных документов именно на ту местность, где собирались бурить, ей вынесли предписание ликвидировать участок и провести рекультивацию.

Сельчане победили, казалось

Акимат Уилского района, казалось, прислушался к жителям, распространив пресс-релиз о том, что поручил «ФИРМЕ АДА» прекратить работу в данном месте, продолжив разведку на других объектах. Однако в том же релизе значилось: «…при исследовании ТОО используются новые технологии, которые не нанесут ущерба окружающей среде и запасам пресной воды, для разъяснения законности исследований, проведению разъяснительной работы со старейшинами, учителями и жителями района создана рабочая группа, а также общественная группа мониторинга для контроля разведывательно-исследовательских работ». Эта часть сообщения осталась незамеченной, хотя в ней таилась важная информация. Жители праздновали победу и вздохнули с облегчением. Они также благодарили районного акима за то, что тот отстоял их позицию (что в Казахстане происходит нечасто).

Реки и озера вблизи Уила

Инвесторы собрали оборудование и уехали. Их уход разозлил главу Актюбинской области Бердыбека Сапарбаева. В январе на расширенном заседании акимата он поднял с места акима Уилского района Дастана Сагирова. «Вам не нужны нефть, газ. Почему вы не проводите разъяснительную работу среди населения? — обратился к нему чиновник. — Если в Уиле не будет газа, нефти, завтра экономика ваша не поднимется, жизнь населения не улучшится. Почему аким района не может разъяснить это народу? Обязанность акима вести разъяснительную работу, организовать исследования. Будет вред для питьевой воды или нет? Попадет нефть в подземные воды или нет? Этого ни вы не знаете, ни те, кто шумят. Вот, кричат, завтра начнут бурить, воду кончат. Надо приглашать специалистов, говорить с ними. (...) Где работа акима? Ты молодой аким, но работа не похожа твоя на работу молодого акима», — высказал недовольство Сапарбаев.

«Исполним», — виновато ответил Сагиров.

Глава Актюбинской области, глядя на молодого чиновника, заявил, что сам поедет в Уилский район и поговорит с людьми, то есть покажет мастер-класс, как нужно общаться с народом.

В конце января Сапарбаев действительно приехал в Уил и встретился с населением. В начале своего выступления глава региона напомнил сельчанам, что нельзя поддаваться лени и иждивенчеству, надо трудиться, призвал разводить скот, так как государство оказывает огромную помощь тем, кто занимается скотовод­ством, и порекомендовал увеличить объемы орошаемых земель, чтобы выращивать овощи и продавать в соседний Мангистау. После этого аким перешел к главному. «Мы должны исследовать то, что находится под нашей землей: нефть, газ или еще что-то. Мы в первую очередь печемся о вас, чтобы не загрязнить воду, которую используют жители поселка. До этого времени неправильно выполняли работы. Теперь мы даем задание правильно провести разведочную работу с новой технологией, которая не должна никак повлиять на вашу воду», — заявил Бердыбек Сапарбаев.

Он также привел в пример другие страны, которые берут нефть из океанов, не загрязняя их, и поставил вопрос перед сельчанами: почему бы и нам не использовать такую технологию? «Для улучшения и развития экономики Уилского района, уменьшения уровня зависимости от областного и республиканского бюджетов мы должны использовать богатства недр нашей земли. Ведь мы не сможем далеко уехать, занимаясь только сельским хозяйством. Поэтому поймите нас правильно: повторяю, мы должны найти безопасную технологию, которая не несет вреда человеку и воде», — заключил Сапарбаев.

Одним — прибыль от нефти, другим — туберкулез и онкология

Местные жители с главой области не согласны. «Мы не можем рисковать, даже если этот риск будет 1%. Власти успокаивают, что будут специальные технологии, которые не допустят загрязнения подземных вод. Но всегда есть человеческий фактор, я не уверен, что все работники всегда будут соблюдать технику безопасности. И еще: у нас и так ничего нет, кроме этого леса, кроме этой воды, вокруг только пустыни», — говорит Алимжан корреспонденту «Ферганы».

Сельчане в целом не против нефтеразведочных работ на территории района. Но их тревожит, что бурить планируют слишком близко, всего в пяти километрах от районного центра. «Мы только против разработки на территориях с подземными водами и лесом», — подчеркивает Алимжан.

«Баркын — уникальное создание природы длиной в 20-25 километров, шириной в 8 километров, оазис, где среди песков растут сосны, другие деревья и кустарники. От Каспия до Урала нет такого. Считаю, что эту местность нужно взять под защиту как национальный парк», — рассуждает местный житель Максат Карбелов.

Жители Уила опасаются, что у них повторится ситуация, которую уже долгие годы наблюдают в соседнем Темирском районе. Эта местность раньше славилась красивой природой. Потом там начали добывать нефть, открыли месторождения, построили нефтяной городок. От добываемой нефти в домах жителей Темирского района деньгами не запахло, зато запахло чем-то похожим на сероводород, а в питьевой воде появилась примесь нефти. «До этого у них была такая же чистая вода. Там такой же лес на песчаных барханах. Сейчас, если ведро с водой оставить на сутки, сверху вода покрывается тонкой масляной пленкой. А ветер, дующий со стороны нефтевышек, вызывает раздражение глаз и кожи. Лес начинает отмирать из-за того, что вода из верхних слоев почвы отступает вниз. Мы не хотим допустить такой же ситуации, а это самый вероятный исход. Мы хотим сберечь экологию и чистую воду», — беспокоится Алимжан.

После встречи с акимом области Сапарбаевым возмущенные жители обратились с письмом в редакцию независимой газеты «Диапазон» (одна из немногих в регионе, которая освещает эту тему с первых дней).

Территория, покрытая лесами разной плотности

«На взгляд акима области, проблема Уила заключается в том, что люди выступили против нефтяной разработки в районе. Прозвучало это своеобразным упреком: район на дотациях, а инвесторам дали от ворот поворот. Государству нужна нефть, много нефти. Оно не думает о том, что народу нужна природа, чистая вода, чистый воздух для последующих поколений. Заманивая рассказами о богатой жизни, о том, что жители района получат рабочие места, будет скоростной интернет, забывают, что при добыче нефти природный баланс будет нарушен даже при самых высоких технологиях! Обвиняя народ в нежелании трудиться на земле и со скотом, забывают, что нужны условия для чабанов и аграриев. Это должно быть продумано на высоком уровне с учетом интересов и потребностей простого народа. (…) Но самая главная проблема Уила — защита Баркына и чистой воды! Нефть рано или поздно закончится. И лишь отдельные лица получат прибыль от ее продажи. А мы, уилцы, останемся в безводной пустыне с умершей речкой, пыльными бурями, туберкулезом и онкологией», — приводит газета текст письма.

Похожий конфликт

Экологи признают потенциальный вред от нефтедобычи вблизи населенной местности.

«Любая производственная деятельность прямым или косвенным образом воздействует на окружающую среду. Но об уровне опасности никто не сможет сказать без определенных исследований», — отмечает представитель актюбинского департамента по экологии Ерболат Кожиков. Сейчас разработки близ Уила приостановлены. После той проверки никаких документов по возобновлению работ на данном участке в департамент не поступало, добавил он.

«Но мы опасаемся, что, учитывая позицию областного акима, разработки на этой территории возобновятся», — встревожен Алимжан, который сообщил, что сейчас жители собирают подписи против нефтедобычи на Баркыне.

Территория с залежами пресной воды

К слову, опасения не напрасны. Аким Актюбинской области Бердыбек Сапарбаев имеет опыт продвижения своих идей вопреки мнению народа. В начале июня 2016 года он публично заявил о безвредности добычи калийных солей неподалеку от Актобе, после чего горожане подняли шум и создали петицию против данного проекта. Тогда Сапарбаев пригрозил привлекать к ответственности тех, кто подписывает петицию. Чем закончилась та история, неизвестно, так как буквально спустя два дня религиозные радикалы устроили в Актобе теракт, напав на оружейные магазины и воинскую часть, и народное недовольство «затерялось» на фоне этих событий.

Обострится ли еще больше нынешний конфликт — предсказать сложно. Однако ясно одно: обе стороны не намерены идти на уступки. Но как долго малочисленные сельчане смогут отстаивать источник питьевой воды без поддержки мирового или хотя бы казахстанского экологического сообщества?

Фараби Алибиев
Читайте также