Кто успел, тот и съел

Как уральские бизнесмены решили накормить ташкентских детей
Фото с сайта Ekburg.tv

13 ноября в Екатеринбурге торжественно открыли Генеральное консульство Узбекистана. На мероприятие приехала делегация из Ташкента, которую затем повезли на экскурсию по детским садам двух соседних городов – Полевского и Нижнего Тагила. Поездку организовала уральская аутсорсинговая компания «Кейтеринбург», чтобы показать, как она организовала питание в дошкольных учреждениях региона.

В «уральском туре» участвовали замуполномоченного при президенте Узбекистана по защите прав предпринимателей, глава одного из отделов Министерства дошкольного образования, санитарный врач Ташкента и представители двух министерств – финансов и внешней торговли. Они посетили четыре детских сада, которые обслуживает «Кейтеринбург», школу и завод компании по производству очищенных овощей и рыбной продукции.

Спустя два с половиной месяца после этой экскурсии в Сети появился проект постановления правительства Узбекистана, в котором говорилось, что Министерство дошкольного образования договорилось с «Кейтеринбургом» об организации питания ташкентских детей. Согласно проекту «Кейтеринбург» создаст в Узбекистане совместное предприятие. На первом этапе оно будет поставлять питание в 50 детских садов Ташкента. Контракт планируется заключить сроком на пять лет. В будущем министерство намерено распространить этот опыт на другие регионы республики.

Делегация из Узбекистана посещает комбинат питания "Кейтеринбурга". Фото с сайта Гор.сайт

В пресс-службе российской компании «Фергане» подтвердили, что ведут переговоры об организации питания в ташкентских садах. Отвечая на вопрос, проводился ли какой-либо конкурс между «Кейтеринбургом» и местными операторами, в компании сообщили, что действуют в рамках постановления президента Узбекистана от 09.09.2017 года («О мерах по коренному совершенствованию системы дошкольного образования»). Оно разрешает в порядке эксперимента государственным детским садам столицы заключать с частными компаниями прямые договоры «о доставке продуктов питания и готовых блюд, отвечающих требованиям качества и санитарно-гигиеническим нормам».

Что предлагают россияне?

«Кейтеринбург» планирует инвестировать в каждый детский сад по $8400. Средства будут распределены на ремонты пищеблоков, покупку оборудования, инвентаря и посуды.

Если в детском саду, который обслуживает компания, есть пищеблок полного цикла (т. е. кухня позволяет готовить еду на месте), то в этот сад компания будет завозить только продукты. Блюда, соответственно, станут готовить в самом учреждении. Если кухни нет, в детсад организуют доставку блюд. «Готовить их будут в одном из предоставленных нам детских садов с наличием пищеблока полного цикла», – уточнили в пресс-службе.

Персонал на кухне обещают оставить прежним. Сотрудников обучат корпоративным стандартам работы и предложат перейти в штат компании с сохранением текущей зарплаты.

Продукты «Кейтеринбург» намерен заказывать у местных поставщиков, чтобы, в частности, избежать таможенных проволочек. Желающим сотрудничать предстоит пройти отбор. Ответственность за качество продуктов при этом будет нести сама компания. «За каждым детским садом закрепляется ответственный управляющий, который будет контролировать качество и организацию питания, оперативно решать возникающие вопросы на месте», – сообщили в пресс-службе. Для родителей и сотрудников учреждений организуют обратную связь и обещают реагировать на все обращения, заверяя, что эта система давно отработана.

Что известно о «Кейтеринбурге»?

Эта компания входит в топ-5 российских аутсорсеров общественного питания, ее годовой оборот – 4 млрд рублей, в штате числятся 4 тысячи сотрудников. Компания работает в четырех федеральных округах – Уральском, Сибирском, Приволжском и Южном. Под управлением «Кейтеринбурга» находятся свыше 500 объектов питания, почти половина из них относятся к социальному сектору (детские сады, школы, больницы).

Уральские СМИ писали о нескольких скандалах, связанных с этой компанией. Самый крупный произошел в 2013 году, когда в детском лагере «Таватуй» в 40 километрах от Екатеринбурга с диагнозом «норовирус» на больничные койки попали 117 детей в возрасте от 7 до 15 лет. Сообщалось, что причиной стало несоблюдение санитарных правил на пищеблоке, за который отвечал один из соучредителей «Кейтеринбурга». В самой компании, впрочем, утверждают, что вирус выявили в воде, и что он там появился из-за неисправности системы водоподготовки. В последние годы, заверили в пресс-службе «Кейтеринбурга», контроль за качеством питания изменился: в компании появилась своя санитарная служба, а также внедрили международную систему менеджмента качества ХАССП (по российскому законодательству с 2015 года внедрить принципы ХАССП необходимо всем, кто имеет дело с пищевой продукцией. – Прим. «Ферганы»).

Претензии к компании, однако, не ограничивались качеством поставляемых ею продуктов. В 2015 году родители дошкольников города Качканар Свердловской области пожаловались президенту, что их детей недокармливают в муниципальных детсадах, где контракты на питание были заключены с «Кейтеринбургом». В дошкольные учреждения нагрянула проверка Роспотребнадзора. За нарушение правил хранения продуктов и отсутствие на некоторых из них документов компанию оштрафовали. Однако информацию о том, что дети в садах недоедали, ведомству подтвердить не удалось.

Гендиректор ГК PRO, в которую входит «Кейтеринбург», Андрей Гончаров является соучредителем свыше десятка юридических лиц. В частности, ООО «Комбинат общественного питания», который входит в состав компании и за которым также тянется шлейф из скандалов и судебных разбирательств.

Образцы школьного питания "Кейтеринбурга". Фото пресс-службы администрации Нижнего Тагила

Еще в 2012 году этот комбинат упоминался в связи с отравлением детей в Полевском (его деятельность тогда проверили, но грубых нарушений не нашли). Спустя два года представители комбината пытались засудить местного депутата Анатолия Семенова «за распространение сведений, порочащих репутацию». Поводом для иска стало обращение Семенова в думу Асбестовского городского округа, касавшееся ухудшения качества питания в общеобразовательных учреждениях города.

Любопытно, что представители комбината пытались оспорить в судах не только критику, но и результаты проверок, – в прошлом году компания хотела отменить результаты плановой проверки Роспотребнадзора, по итогам которой ее оштрафовали на 150 тысяч рублей. В судебных документах перечисление найденных в детских учреждениях нарушений заняло несколько десятков страниц.

Несмотря на пятна в репутации, уральский аутсорсер продолжает забирать госконтракты и достаточно успешно продвигает свои услуги в российских регионах, заставляя понервничать предпринимателей помельче. По информации «Реального времени», еще в 2016 году «Кейтеринбург» хотела «зайти» в Удмуртию, занявшись питанием школьников в городе Можга, однако тогда этому воспротивились родители учащихся. В конце прошлого года замглавы администрации Ижевска (столицы Удмуртии) сообщил о неких «инвестиционных предложениях от федеральных компаний», которые готовы взять на себя затраты по переоборудованию пищевых блоков и школьных столовых. Эту новость болезненно восприняли в городе, заявив, что могут справиться своими силами. Впрочем, шла ли речь о предложении «Кейтеринбурга» или какой-то другой компании, изданию выяснить не удалось.

Спрятанные дети и сырое мясо

Когда родители в России выступали против передачи детского питания на аутсорсинг, их аргументы сводились к тому, что в садах и школах, которые обеспечивает муниципалитет, и так нормально кормят, зачем что-то менять. В то же время они небезосновательно опасались, что после прихода частных компаний стоимость блюд может вырасти, а качество, наоборот, ухудшиться. В Узбекистане ситуация несколько иная. Питание в ташкентских детских садах вызывает многочисленные нарекания родителей. Корреспонденту «Ферганы» жители жаловались, что их детям не дают фрукты. Говорили о маленьких порциях, о том, что нет ужина (в числе учреждений, к которым не было нареканий по питанию, были названы лишь детсады №410 и 64). Многие диетические продукты в специализированных ДОУ, в частности для детей с проблемами желудочно-кишечного тракта, со слов опрошенных, появляются на столах только во время проверок. Многие говорили о хищении продуктов. «Воруют все», – резюмировал один из родителей. Бабушка другого ребенка подтвердила, что лично видела, как в саду разгружали йогурты, но, «чтобы они дошли до детских столов, – это большая проблема».

Масштабное воровство – не только продуктов, но и бюджетных средств – в детских садах подтвердили и в Министерстве дошкольного образования. По итогам прошлого года аудиторы ведомства обнаружили хищения на 11 млрд сумов ($1,3 млн).

Сотрудники ведомства регулярно находят тайники со спрятанными продуктами, о чем даже сняли видео.

«При каждой проверке аудиторами МДО проводится тщательная инвентаризация. Недостача с большой долей вероятности указывает на факт хищений. Проще говоря, продукты уже украдены и до детского котла они не дойдут. Излишки же образуются при манипуляциях с документами: например, продукты списали, но не бросили в котел, а спрятали в тайник, где их и нашел аудитор», – пояснил начальник службы внутреннего аудита.

О некоторых особо запущенных случаях даже сообщали в новостях. Например, минувшей осенью в детском саду №197 Шайхантахурского района Ташкента в день проверки со склада списали 56 килограммов мяса, но на кухне их найти не удалось. Впоследствии выяснилось, что каждый день половину положенного воспитанникам мяса забирала мать заведующей. В том же саду аудиторы нашли 12 неучтенных детей, которые вообще не должны были посещать это учреждение. На время проверки их спрятали в кладовой, навесив на дверь замок. Родители этих детей оплачивали взносы напрямую руководству сада.

Ну и многие, конечно, помнят январскую историю, когда детский сад №206 Юнусабадского района Ташкента внезапно посетила министр дошкольного образования Агриппина Шин. Узнав о визите, повар, которая готовила «на второе» гороховую кашу и не доложила туда четыре килограмма мяса, запаниковала и бросила их в кастрюлю с готовым блюдом. А поскольку министр заинтересовалась причиной отсутствия обеда и лично появилась в столовой, повару пришлось срочно подать то, что у нее получилось. В итоге ее и завскладом уволили, своей должности также лишилась заведующая, медсестре объявили выговор.

Два года назад президент Шавкат Мирзиёев разрешил привлекать к организации питания в детских садах сторонние организации, однако этой возможностью воспользовались единицы. Несколько детсадов в столице, Бухаре, Самарканде выбрали по конкурсу (кто лучше приготовит контрольное блюдо) поставщиков из числа местных предпринимателей. Этим и ограничились. То есть хоть сколько-нибудь серьезных конкурентов у российской компании в Узбекистане попросту нет.

Что говорят эксперты?

Профессор, декан Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Сергей Календжян, к которому «Фергана» обратилась за комментарием, считает, что для «Кейтеринбурга» выход на рынок Узбекистана сопряжен с большим риском. С другой стороны, это шанс для компании показать свою эффективность. «Они доказали свою компетентность в России и теперь будут делиться опытом в дружеской стране», – отметил профессор. Со слов Календжяна, около 15 лет назад, когда он защищал первую докторскую и написал книгу по аутсорсингу в России, работа вызвала много вопросов у членов диссертационного совета и редакторов. Были люди, которым не нравилась идея аутсорсинга и название. «Сейчас это признанный мощный инструмент развития предпринимательства, – подчеркнул он. – Многие критики аутсорсинга имеют зачастую собственные интересы и поэтому ищут только негативные примеры. Позитива, конечно, больше в сотни раз. Рост конкурентоспособности и эффективности невозможен без аутсорсинга. Обязательно надо добиваться результата, который выгоден обеим сторонам».

Календжян считает, что в России достигли больших успехов в этой сфере, но не все разделяют его оптимизм. Несколько лет назад НИУ «Высшая школа экономики» подготовила доклад об аутсорсинге питания в муниципальных детских садах России, где говорилось, что учреждения столкнулись с рядом проблем. В частности, ожидалось, что поставщик услуг, располагая профессиональными кадрами, современным оборудованием и единым для всех меню, сможет сократить расходы детсадов и улучшить качество питания. В реальности же наблюдалось подорожание питания: затраты на одного ребенка в день в среднем увеличились в полтора раза. Не решалась также проблема низкого уровня оснащенности и содержания пищеблоков. В непростое положение попали заведующие, лишившиеся контроля над организацией питания. Качество блюд также оказалось не на высоте.

Социолог, ассоциированный научный сотрудник лондонской Школы восточных и африканских исследований (SOAS) Алишер Ильхамов осторожно отнесся к инициативе властей. «Решение об эксклюзивных отношениях с российской компанией очень напоминает историю с еще одним монополистом – "Автотестом"», – рассуждает он. Сама идея заключения контракта с аутсорсером на правительственном уровне вызвала у эксперта ряд вопросов.

«Во-первых, сама практика аутсорсинга в такого рода услугах бюджетным организациям, получившая большое распространение в России за последние несколько лет, вызвала там шквал критики из-за большого числа отравлений детей некачественным питанием, допущенных этими фирмами.

Сама по себе идея передачи определенных видов услуг для исполнения фирмам, которые специализируется в соответствующей сфере, возможно, и хороша. Но на практике часто все обстоит по-другому. Не думаю, что в Узбекистане все пойдет иначе. При этом в случае отравлений претензии родители будут по-прежнему предъявлять администрации детсадов. Это только внесет напряженность во взаимоотношения между ними. На мой взгляд, администрация детсадов или школ, если принимают детей у родителей, должны полностью нести ответственность перед ними, как за качество ухода и образования, так и за питание. Если и делегировать функции обслуживания питания, то право выбора компании и заключения соответствующих контрактов должны быть переданы в сами администрации детсадов или, на худой конец, в районные администрации, не быть монополией центральных органов.

Во-вторых, у меня есть сомнения в том, что следует рассматривать «Кейтеринбург» в качестве инвестора, и что этот контракт подпадает под постановление правительства о поддержке иностранных инвестиций. Не знаком с деталями контракта, но в моем понимании расчеты за ее услуги должны будут оплачиваться из бюджета. А если из расчета взимания платы с родителей, то все равно следует ожидать, что оплата будет осуществляться через бюджетную организацию, а не напрямую родителями этой компании. Если это так, то в таком случае этот вид контракта подпадает под категорию госзакупок, покупки услуг, а не под категорию инвестиций. В любом случае, возникает вопрос, а почему выбрали именно эту фирму, проводился ли открытый и конкурентный тендер. Я не смог найти на сайтах правительства Узбекистана каких-либо убедительных признаков того, что проводился такой тендер. Обычно отсутствие таких тендеров или сокрытие информации о том, каковы условия тендера, кто в нем участвовал и тому подобное создают высокие риски коррупции, в частности закулисных сделок», – сообщил Алишер Ильхамов «Фергане».

Судя по всему, о контракте на питание с «Кейтеринбургом», хоть он пока и обозначен лишь в проекте постановления Кабмина, можно говорить как о свершившемся факте. Так как честность узбекских чиновников вызывает у экспертов некоторые сомнения, остается лишь надеяться, что российская компания заранее изучила рынок, где она собирается стать монополистом. В любом случае внимание к ней – как со стороны ташкентских родителей, так и журналистов – будет приковано самое пристальное.

Читайте также
  • В Узбекистане женщина выбросила младенца из окна, решив, что у нее в третий раз родился больной ребенок

  • Что раздражает жителей Подмосковья при встрече с трудовыми мигрантами

  • Киргизские школьники вынуждены учиться в контейнерах, юртах и заброшенных домах. Но можно заплатить «Газпрому»

  • Почему президент США передумал пускать талибов в свою резиденцию