Право почвы

Нерешенность земельного вопроса может иметь политические последствия для Душанбе
Таджикистанские дехкане. Фото с сайта News.tj

Правительство Таджикистана будет отбирать у граждан незастроенные участки земли, на которых в течение трех лет после получения не началось строительство какого-либо объекта. Об этом на пресс-конференции в Душанбе объявил председатель Госкомитета по земельному управлению и геодезии Ориф Ходжазода.

Заявление прозвучало на фоне непрекращающихся новостей об арестах сотрудников Госкомзема и других чиновников за аферы, связанные с земельными операциями. Такое намерение властей, как и продолжающиеся махинации с распределением участков, подтверждает высокую степень серьезности земельного вопроса в стране. Со временем он из социальной плоскости может перейти в политическую — для этого сформированы все предпосылки.

Закономерно, что республика, 93% территории которой составляют горы, при 7% пригодной земли для земледелия и высоком темпе роста населения (около 200-230 тысяч человек в год) стоит перед необходимостью рационального использования земли. Однако за период независимости сложилась весьма неблагоприятная для населения и экономики молодой республики тенденция. До начала 1990-х годов, по официальным данным, сельскохозяйственные угодья Таджикистана составляли 4,2 миллиона гектара, из которых 0,8 млн гектара составляла пашня, а 3,2 млн – пастбища. За период независимости из сельскохозяйственного оборота выбыло более 190 тысяч гектаров посевных земель. Это произошло из-за строительства жилых домов и промышленных предприятий, эрозии и засоления пашни.

Если в 1990 году на долю сельского хозяйства в структуре ВВП республики приходилось около 27%, то в настоящее время этот объем сократился до 21%, а количество людей на гектар пахотной земли составляет уже 2,7 человека, что в 1,5-2 раза больше, чем у соседей по региону. При этом сокращение пахотных земель не привело к удовлетворению потребностей населения в жилье, а наоборот — увеличило их.

Земельные махинации

Законодательство республики предусматривает предоставление каждому гражданину 12 квадратных метров жилой площади. Если семья проживает на меньшей площади, государство должно дать ей бесплатный участок земли. Распределением земли в таких случаях занимаются местные власти, в частности, председатели районов и городов по согласованию с местными комиссиями, которые должны проверить, в каких условиях проживает заявитель, и принять соответствующее решение. Однако, как неоднократно отмечали в самом Госкомземе, из-за халатности властей и комиссий на местах землю часто получают люди, которым она нужна не для улучшения собственных жилищных условий, а для последующей продажи на вторичном рынке.

Несмотря на то что подобные сделки запрещены законом, нарушители умело находят нужные для них лазейки. Очень часто на участке символически закладывается фундамент, и затем он продается как недостроенный дом. Либо покупавший участок продолжает строить дом, не оформляя документы на свое имя. После завершения строительства в нотариальной конторе заключается фиктивная сделка о купле-продаже или дарении нового дома. Подобные махинации за долгие годы превратились в большую коррупционную кормушку как для местных властей, так и для чиновников из Госкомзема, имеющих соответствующие полномочия.

Наиболее нуждающиеся в земле семьи, согласно демографической статистике, проживают в таких густонаселенных городах Таджикистана, как Куляб, Турсунзаде, Гиссар, Бохтар, Восе, Рудаки, Вахдат, Исфара, Истаравшан, Пенджикент, а также в Бободжонгафуровском и Джабборрасуловском районах. Именно в этих местностях в последние годы происходили громкие коррупционные скандалы, связанные с землей. В частности, «Фергана» писала о самозахвате земель в Кулябе влиятельными лицами по сговору с местными властями, которые на незаконных основаниях давали им земли, а затем оформляли решения на имена нуждающихся. Последние, находясь в уязвимом положении, так и не смогли получить свои участки, на которых их богатые земляки уже успели построить дома.

Также были случаи, когда из-за отказа правительства выделять поливные сельскохозяйственные земли семьям давали участки, непригодные для проживания. Примечательный случай, наглядно демонстрирующий коррупционную подноготную, произошел в Гиссаре, где местные чиновники, желая еще больше заработать на продаже земли, сокращали норму площади участков. Вместо положенных шести соток выделяли пять или четыре. В результате талоны на землю получили не 500 заявителей, как было запланировано изначально, а 706 человек. Причем часть этих участков досталась далеко не тем, кто в них реально нуждался. Позже прокуратура отменила это решение местных властей.

И это только один из случаев незаконного распределения земли, попавших в СМИ. В действительности подобных примеров немало.

Государство пытается бороться

Об огромных масштабах коррупции в сфере землепользования известно всем, вплоть до высших эшелонов таджикской власти. Эмомали Рахмон не раз подвергал критике Госкомзем, называя его одним из самых коррумпированных органов республики. За этими заявлениями периодически следовали чистки в ведомстве.

Ежегодно в Таджикистане возбуждаются десятки, а иногда и сотни уголовных дел по земельным махинациям. В последние месяцы также были задержаны или объявлены в розыск несколько чиновников по обвинениям в подобных преступлениях. Самому высокопоставленному из них Абдухалилу Ёрматову, председателю Комитета землеустройства Худжанда в результате коррупционных схем по контрактам, связанным с выделением земли, удалось заработать около $5 млн. Чиновник скрылся от следствия и сейчас находится в розыске.

Очевидно, что подобная борьба со следствием, которую сейчас можно наблюдать в Таджикистане, не возымеет должного результата: санкции в отношении чиновников-коррупционеров вряд ли решат вопрос справедливого распределения земли в стране. Планы правительства о возврате незастроенных участков, вероятно, также входят в ряд мер по противодействию аферам, однако и эти шаги далеки от системного решения проблемы. В данном случае существует риск того, что малоимущие семьи, не имеющие средств для застройки своих участков, могут их лишиться, и инициатива даст обратный эффект.

Китай не дремлет

Тем временем ограниченная таджикская земля находится под пристальным вниманием китайских фермеров. В стране, начиная с 2012 года, применяется практика передачи в аренду китайцам земли на долгосрочной основе на 49 лет. Информация о некоторых китайских предприятиях просочилась в СМИ. В частности, фермерская организация ОАО «Цинян Инхай» арендует 280 гектаров в южных районах Таджикистана, а «Чунтай Дангара-Син Сил Текстиль» располагает 15 тысячами гектаров земли для выращивания и переработки хлопка.

Примечательно, что практически все сделки о предоставлении земель китайцам совершаются в закрытом режиме. Минсельхоз Таджикистана не предоставляет информацию ни об условиях соглашения об аренде земли с китайской стороной, ни о стоимости аренды, отмечая лишь, что все соглашения подписаны в рамках законодательства страны, а арендуемые земли находятся в состоянии деградации и нуждаются в капиталовложении.

Объяснение такому подходу лишь одно: власти опасаются, что вопрос окажется чрезмерно чувствительным для безработной части населения, проживающей в сельских местностях и ориентированной на аграрный сектор. Эта категория, в отличие от китайцев, не имеет финансовых возможностей и поддержки от государства.

Необходима реформа

Специалисты не первый год указывают на то, что в Таджикистане необходимо пересмотреть земельное законодательство с целью создания легального рынка земли, где в рамках закона и прозрачным образом можно будет приватизировать участки, находящиеся на балансе государства, а на вторичном рынке покупать право на владение частными участками. Это будет стимулировать и фермеров, которые начнут относиться к своей земле как к частной собственности, а не как к арендуемой, которой они могут лишиться в любой момент. Дехканин не будет вкладываться в землю, беречь ее от деградации, зная, что доставшийся ему участок государство может изъять, найдя какие-то нарушения или просто при надобности. Пока же, согласно закону, земля в Таджикистане находится в исключительной собственности государства и дается лишь во временную аренду.

Неравный доступ к земельным участкам, коррупционная составляющая в этой сфере и наличие китайского фактора могут существенно политизировать земельный вопрос не в пользу властей Таджикистана. Для оппонентов таджикского режима как внесистемной оппозиции, так и радикальных группировок это более чем весомый аргумент, говорящий о несправедливости существующей политической системы и распределения ресурсов в республике.

Хасан Мухибби
  • Кто будет учить таджикистанцев, оставшихся из-за войны без среднего образования

  • Политическое безволие может столкнуть лбами Киргизию и Таджикистан

  • В Таджикистане повышают цены на интернет и вводят новые ограничения на пользование мобильной связью

  • Как НПО Таджикистана выворачивают западные проекты наизнанку