Я дам вам парабеллум

На собрании жильцов ташкентской махалли, идущей под снос, застройщики пообещали райские кущи
Арка дома на "полкушке". Фото Сида Янышева

О готовящемся сносе домов в Мирабадском районе Ташкента, неподалеку от гостиницы Grand mir (бывшая «Россия») жильцы узнали примерно две недели назад. А 3 февраля в актовом зале местной школы состоялось собрание с участием собственников жилья и застройщиков, на которое пришел корреспондент «Ферганы». И оно того стоило.

Махалля (жилой микрорайон) «Лолазор», о которой идет речь, находится между улицами Шахрисабз, Миробад, Фидокор и Ойбека и в народе называется «полкушка». Название это имеет свою историю. В конце XIX — начале XX века на месте махалли находились казармы саперного батальона российского гарнизона, поэтому в советское время часть улицы Мирабад называлась Саперная. В махалле до сих пор сохранились два двухэтажных дома 1891 года постройки, которые до октябрьской революции 1917 года были одноэтажными и использовались в качестве батальонных конюшен. Во время Великой Отечественной войны в этих домах был пристроен второй этаж, туда заселили эвакуированных. Вокруг этих исторических домов в пятидесятые годы возвели военный городок для офицеров, которые участвовали во взятии Берлина, а после окончания войны служили в Германии и имели звание не ниже полковника. Потому-то этот микрорайон в обиходе и получил название «полкушка».

Большинство 3-4-этажных домов, которыми застроена махалля «Лолазор», также являются историко-архитектурным наследием города. Построенные в 1950-х годах по проекту Мидхата Булатова, который в 1940-1962 годах был главным архитектором Ташкента, эти дома считаются ярким примером так называемого «сталинского» ампира. Как и другие подобные здания на улицах Шота Руставели, Алишера Навои, Бешагач, Фурката и Буюк Турон, тоже спроектированные Булатовым, эти дома остаются визитной карточкой Ташкента.

Скандальное знакомство

3 февраля к 14 часам в актовом зале средней школы №328 собралось не менее трехсот жителей «полкушки». Тут же выяснилось, что застройщиком и инвестором в одном лице является ООО Muhandis-konsalting» представители которого также пришли на собрание. Кроме них, были и представители некоей турецкой компании, являющейся строительным подрядчиком.

Вначале юрист компании-застройщика Нигора Икрамова (она представилась как юрист и адвокат) предложила собравшимся посмотреть небольшой видеоролик с видами планируемых на месте «полкушки» 9-15-этажных домов. Тут же раздались возмущенные крики жильцов, вспомнивших горький опыт тысяч своих сограждан, уже пострадавших от действий других застройщиков и районных хокимиятов (администраций) (Однако многие ташкентцы, пережив стресс внезапного переселения, через некоторое время хорошо отзываются о новых квартирах. — Прим. «Ферганы»).

— Зачем нам показывать ваши красивые дворцы, расскажите сначала, чего вы вообще от нас хотите, а потом играйте в свои игрушки, — кричали местные жители.

— Вы знаете, что есть положение 97 (речь о постановлении Кабинета министров №97) о сносе жилых домов. В ноябре 2018 года в него были внесены изменения, — сообщила Икрамова. — У нас пока решения хокима (главы администрации) нет. Почему? Потому что, согласно изменениям, мы сначала должны получить у вас согласие (раздаются многочисленные крики о несогласии). Порядок такой: мы составляем договор, и, если вы будете согласны взять жилье «под котлован», вы будете жить здесь…

Собрание местных жителей. Фото Сида Янышева

Тут многочисленные возмущенные крики перекрыли голос выступающей, и слово взял другой представитель компании-застройщика по имени Дильшод (фамилию свою назвать он отказался). Но лишь он начал говорить, вспыхнул скандал. К трибуне вылетела Ирина Богословская, известный в Ташкенте искусствовед, у которой, как прозвучало, три квартиры на «полкушке», — и назвала Дильшода «аферистом», «абсолютно ненадежным человеком», обвинив его во всех смертных грехах, например в краже картин у искусствоведов.

— Я вообще против того, чтобы наши гнезда кто-либо разорял (раздаются аплодисменты и выкрики: «Правильно!»), — заявила Богословская. — Я первая, кто считает, что наше общение — незаменимое. У меня в сумке лежат документы о том, какого исторического уровня люди здесь жили. Они отдавали свои жизни за Среднюю Азию. Здесь жили абсолютно уникальные исторические личности! И вместо того чтобы повесить вот такую огромную табличку — «Охраняется государством», приходят вот эти аферисты, пытаются нас выселить, заставить нас поменять свое насиженное гнездышко с теплыми, совершенно уникальными, потрясающими квартирами на вот это барахло, которое называется многоэтажки».

Тут к сцене вышел председатель местного махаллинского комитета и рубанул с плеча, обращаясь к гостям: «Если у вас работают такие аферисты, нам такой застройщик не нужен!» После его слов около трети собравшихся жильцов встали со своих мест и дружно покинули зал.

Началась полная неразбериха: что-то кричала юрист Икрамова, что-то — Дильшод, с мест выкрикивали зрители. Кто-то из них поддерживал Богословскую, кто-то — застройщиков. Некоторые пытались призвать толпу к порядку, предлагая все же выслушать мнения гостей. Представители турецкой компании-подрядчика не вынесли ора и удалились.

Когда наконец все немного успокоились, Дильшод произнес: «По генеральному плану Ташкента все ветхое жилье идет под снос». Его голос перекрыла новая волна возмущения. Какой еще генплан, почему ветхое? Во-первых, новый генплан Ташкента еще не утвержден, во-вторых, по определению президента страны Шавката Мирзиёева под ветхим следует понимать жилье, в котором прежде всего отсутствует канализация. Но во всех домах на «полкушке», включая двухэтажные 1891 года постройки, канализация имеется, равно как и газ, и водопровод, и горячая вода, и централизованное отопление. Ширина стен в этих домах составляет полметра, все они с легкостью перенесли землетрясение 1966 года, и, если их не трогать, простоят еще по сто лет как минимум.

Люди были возмущены.

Молочные реки, кисельные берега…

После того как собрание подустало от криков и общей неразберихи и люди немного успокоились, слово взяла не представившаяся представительница Muhandis-konsalting.

— В любом случае, согласно постановлению президента (имеется в виду указ президента №5511), дома будут строиться новые — это обязательно, — сообщила женщина. — Поэтому, раз уж мы выбрали этот проект, хотим его вместе с вами обсудить, чтобы было и вам хорошо, и нам. Мы не хотим делать кому-то плохо, это естественно. Обязательно должно быть всем хорошо. Мы должны друг друга понять, потому что нам с вами вместе работать: строить, заселять…

— То есть вы уже все решили? — раздались голоса из зала.

— Вы поймите, в любом случае — наша ли компания, другая — это произойдет, — продолжила выступающая. — Есть проект плана города, по которому уже определено, какие дома идут под снос.

— А кто они такие, эти хозяева нашего жилья? Вот эта верхушка — кто они такие, чтобы нашим жильем распоряжаться? — спросила пожилая женщина.

— Они не делают вам плохо, они хотят улучшить ваши условия…

— А нам ничего не нужно улучшать! Нам и так хорошо! — крикнул мужчина средних лет.

— Вы все будете жить в своих домах, рядом будет строиться новый дом, вы в него переселитесь, дальше начнется строительство другого нового дома. В общем, послушайте наши предложения.

Проект нового микрорайона. Фото Сида Янышева

— Проект рассчитан на 7,28 гектара — как раз именно такова площадь вашей махалли, — перехватил инициативу еще один представитель Muhandis-konsalting Нозир Солиев. — Дома, которые будут здесь строиться, — современные, многоэтажные, монолитные, нового поколения. Это сейсмоустойчивые здания, способные выдержать землетрясение в 9,3 балла. Проектировщики ташкентские и из Москвы. Каждому жителю будет бесплатно предоставлен подземный гараж, независимо от того, есть у него машина или нет, это нас не касается. Вы сможете его продать — это ваше дело. В каждом блоке будет по два лифта вместимостью 12 человек.

Самое главное: дома будут строиться не для кого-то, а для вас — в них будете жить вы, я лично буду раздавать ключи от квартир. Снос и строительство будут поэтапными: сначала сломаем двухэтажные дома и построим на их месте новый дом, вы в него въедете, потом сломаем здание махаллинского комитета — там тоже для вас будут построены два блока. Все дома будут с ремонтом!

По закону на каждого человека выделяется как минимум по 16 квадратных метров жилья. Но если сейчас у вас, допустим, 52 метра и проживают пять человек, я вам дам 80 метров. Если в старой квартире у вас установлено джакузи, на стенах дорогие обои, то есть то, что вы не сможете забрать, я вам в вашей квартире сделаю такие же обои и установлю такое же джакузи — из своего кармана. А если у вас в нынешней квартире сделан ремонт, например, на 10 тысяч долларов, я вам доплачу эти 10 тысяч, чтобы вы могли самостоятельно сделать такой же ремонт. Кто сейчас живет на первом этаже — получит квартиру на втором этаже, потому что первые этажи у нас будут нежилыми. Кто жил на втором, будет жить на третьем, и так далее.

Если кто-то из вас хочет продать свою старую квартиру, я куплю ее у вас по рыночной цене. Вы сами наймете оценщиков. Если они скажут — 30 тысяч долларов, я вам дам 30 тысяч, скажут 80 — я дам 80, — закончил свою триумфальную речь Нозир Солиев.

По залу пронесся ропот недоверия, и тут к сцене выбежал молодой, лет 35, мужчина и эмоционально, обращаясь к залу, высказал свое мнение:

— Послушайте, моя квартира находится здесь неподалеку, то есть я — за вас. Но есть такой момент: это Узбекистан! Сегодня они с вами разговаривают, а завтра хоким подпись поставит — как в Фергане страдать будем! Читали — в Фергане люди умирают, а власти плевать хотели, сносят все бульдозерами! А почему? Потому что у них — закон. А мы обычные люди. Сегодня мы с ними буксуем, а завтра будем готовы на любые варианты! Поэтому надо вовремя соглашаться!

Собрание закончилось ничем — жители «полкушки» сказали, что «будут думать». Договорились о следующих встречах в ближайшем будущем.

Я подошел к представителям компании-застройщика и задал несколько вопросов. Во-первых, какая турецкая компания займется строительством? На этот вопрос они отвечать отказались, мол, зачем вам их название: сегодня — одни, завтра — другие. Позже удалось выяснить, что те господа, что под шумок слиняли, — представители компании Turas construction.

Во-вторых, меня интересовало, в каких строительных проектах уже участвовала компания Muhandis-konsalting, которая, судя по сайту, занимается продажей и обслуживанием газоотопительного оборудования. На собрании на этот вопрос мне не ответили, но потом по телефону, указанному на сайте, мне подтвердили, что компания с этого года занимается и строительством. Однако узнав, что я журналист, дальше общаться отказались.

Третий вопрос, который меня интересовал, был о размере компенсаций. «Неужто действительно вы готовы выкупить квартиры по рыночной, а не кадастровой стоимости?» — спрашиваю. В ответ интересуются, сколько стоит моя квартира. Отвечаю навскидку: «50 тысяч долларов». И тут Нозир Солиев говорит: «Плачу 60 тысяч!» Ну, думаю, и почему я не живу на этой сказочной «полкушке»?..

Не первые и не последние

Строительный бум в Ташкенте начался два с половиной года назад с возведения помпезного международного делового центра «Ташкент-Сити», ради которого были снесены две огромные махалли, а десятки тысяч людей переселены либо в дома из вторичного жилого фонда, либо в новые, построенные в спальных, далеко не центральных, районах столицы. Кстати, в Ташкенте ходят упорные слухи о том, что ради того, чтобы открыть обзор на деловой центр со стороны проспекта Алишера Навои, вдоль него будет снесено несколько из восьми семиэтажных жилых домов, сданных в эксплуатацию в конце 2012 года.

В июле 2017 года власти Мирабадского района положили глаз на старинный дом №45 по улице Амира Тимура. А в сентябре 2018 года — на огромную махаллю «Байнал-минал» в том же районе. И там, и там люди до сих пор борются за сохранение своих жилищ.

Пожалуй, самой драматичной оказалась участь жителей ташкентского массива Себзар в Шайхантахурском районе, где в ночь с 29 на 30 сентября снесли десятки частных жилых домов. По словам хокима узбекской столицы Джахонгира Артыкходжаева, на их месте будут построены посольства Индии, Китая и Таджикистана.

Не менее шокирующему сносу в июле 2018 года подверглись и частные дома в Ташкентской области. Там на трассе Ташкент — Чарвак власти снесли 28 частных дач. По рассказам нескольких владельцев снесенного жилья, дома уничтожались самым бесцеремонным образом и без официального предупреждения. Просто приехала строительная техника и начала ломать здания, люди даже не успели вынести мебель. Причем это были не аварийные или обветшалые постройки, а основательные, крепкие, построенные несколько лет назад дома, на которые у хозяев, по их словам, были необходимые кадастровые документы.

Что еще происходит в последнее время на земельно-квартирном фронте в Ташкенте? Под угрозой сноса трехэтажный дом №78, находящийся на улице Набережная канала Анхор, 1957 года постройки. Вот уже на протяжении трех лет по квартирам этого дома ходят люди из хокимията и предлагают жителям квартиры в новостройках. Правда, еще не сданных.

«Сегодня пришли бравые люди из хокимиата, зам и замчики. И даже кто-то в форме, для сохранения порядка, — писала на своей странице в Facebook пользователь Саша Иванюженко. — Показали нам наш новый дом, красивый, но недостроенный, на Хамидке (метро Хамида Алимджана). Сказали, а вы идите на съемные квартиры, а мы пока тут сломаем, там починим. Соседи чуть не сломали хокимиатским барабанные перепонки и диафрагмы. Так орали. Что по закону зимой (…) даже собаку хокимият из дома не имеет права выгонять, а тут целых людей, кстати, с собаками и котами. И диванами. Хокимиатские начали было дерзить, соседи воодушевились, поскольку все скучно живут, а тут вот. (…) В общем, сказали, как почините все, приходите. Мы отсюда уедем только в собственные квартиры».

Еще история. «30 января жителям дома № 99 (тоже 1957 года постройки. — Прим. авт.) по улице Юсуфа Хос Ходжиба (бывшей Педагогической) принесли уведомление от 20 января о том, что этот дом решением хокимията Яккасарайского района от 2017 года будет снесен. При этом в том же 2017 году жильцов дома принудили взять кредит, — пишет в общедоступной группе Facebook «Ташкент — СНОС» пользователь Galbad Venus. — Мы сделали ремонт кровли и фасада, оплачивали этот кредит два года». После того как жильцы дома №99 получили уведомление о сносе, они обратились к хокиму и спросили, что взамен. Им ответили, что предоставят бесплатные машины для перевозки скарба, жители снимут квартиры, а через год-полтора им дадут жилье, пересказывает Galbad Venus.

Двор дома 21 по улице Навои. Фото Сида Янышева

А это про нашумевшую в социальных сетях историю про дом «с башенкой»:

«Чуть рядом со стройплощадкой «Ташкент-Сити» стоит жилой дом (№21 по ул. Навои. — Прим. авт.). Тот самый «дом с гастрономом» на Навои, знакомый многим старым ташкентцам, — пишет известный ташкентский журналист Юрий Черногаев. — Перед Новым годом жильцам здания некие «риелторы» стали настоятельно «рекомендовать» продать свои квартиры. По цене совершенно несуразной, но — «а вдруг снесут? Вон рядом целый квартал разрушили…» Хорошо еще, что люди сообразили и подсчитали: на выкуп квартир «риелтор» потратит сумму в 105 раз меньше той, за которую потом продаст землю под домом».

На пресс-конференции, прошедшей 31 января и посвященной «Ташкент-Сити», хоким Ташкента Джахонгир Артыкходжаев сказал: «Я за то, чтобы сохранить исторический облик города и сохранность исторических зданий. Мы хотим сохранить историческую часть таких улиц, как проспекты Алишера Навои и Шота Руставели, и не сносить исторические здания». При этом он добавил, что «дома реконструируют под гостиницы», а «людей выселят куда-нибудь».

На той же пресс-конференции хоким назвал и стоимость одного гектара земли без построек в районе «Ташкент-Сити» — $2 миллиона за гектар (об этом написал на своей странице в Facebook Юрий Черногаев; в январе Акмал Бурханов, депутат парламента Узбекистана, называл другие цифры: $5-10 тысяч за сотку, т. е. $0.5-1 млн за гектар. — Прим. «Ферганы»). Сколько будет стоить земля на «полкушке» — неизвестно, но возможно, еще дороже…

  • В Алма-Ате 10 июня задерживали несогласных с итогами президентских выборов и тех, кто попал под руку

  • Политолог Досым Сатпаев – о том, почему победа Токаева на выборах может оказаться пирровой

  • «Таджик Эйр» рискует остаться без пилотов и стюардесс

  • В поисках причин массового отравления фастфудом в Ташкенте