Один смог

Житель Алма-Аты судится с городскими властями из-за грязного воздуха
Вид на трубы ТЭЦ-2 в Алма-Ате. Фото Владимира Заикина

Во вторник, 11 декабря, в Бостандыкском районном суде Алма-Аты началось рассмотрение беспрецедентного иска жителя города Альнура Ильяшева к акимату (городской администрации). Юрист Альнур Ильяшев решил через суд потребовать от городских властей исправления экологической ситуации — в Алма-Ате катастрофа с загрязнением воздуха.

Истец просит суд «обязать акимат города в кратчайшие сроки устранить его текущее бездействие в сфере экологической безопасности населения города, обеспечив исполнение в срок до 30 сентября 2019 года предусмотренных «Комплексной программой по снижению загрязнения окружающей среды города Алматы на 2009-2018 гг.» мер в отношении ТЭЦ-2 АО «Алматинские электрические станции» с привлечением соответствующего финансирования из бюджета города и иных источников».

Я спросил 41-летнего юриста Ильяшева, почему он решил судиться с властями.

Альнур Ильяшев. Фото Дмитрия Каратеева

— Надо уже что-то делать, — говорит Альнур. — Тем более сейчас на эту проблему наложилась ситуация с Кок-Жайляу, когда куча денег ($240 млн — прим. «Ферганы») выделяется непонятно на что. Сначала решите первоочередные задачи, а потом финансируйте другие проекты. Возможно, какой-то эффект курорт даст, но после ЭКСПО у меня в этом большие сомнения (в 2017 году в Астане прошла международная выставка ЭКСПО по девизом: «Энергия будущего», которая обошлась Казахстану в $3 млрд, однако после нее серьезного сдвига в сторону «зеленой энергетики» в стране не произошло. — Прим. авт.). Сегодня весь город находится в заложниках у кого-то, кто хочет что-то построить, хотя соразмерные суммы можно было давным-давно направить на установку очистных сооружений.

— Если вы имеете в виду их установку на ТЭЦ-2, основной источник тепловой энергии для Алма-Аты, то акимат считает, что это задача национальной компании «Самрук-Энерго», которая городу не подчиняется.

— Но они [городские власти] могут поднять проблему! Написать письма в правительство, в «Самрук-Энерго». У Байбека (Бауыржан Байбек, мэр Алма-Аты) — почти министерская позиция. И то, что эту проблему поднимаем мы, горожане, — это его недоработка. Почти 10 лет назад принята «Комплексная программа по снижению загрязнения окружающей среды города Алматы на 2009-2018 гг.». Там были расписаны все целевые показатели по воздушному бассейну, и сейчас атмосфера в городе должна была быть более или менее чистой. А у нас с каждым годом всё хуже.

— Не удивлюсь, если вы проиграете этот процесс. Каковы будут ваши дальнейшие действия?

— Этот суд для меня разведка боем. Посмотрю, какие у ответчиков позиции, на что они ссылаются, на кого перекладывают ответственность. В зависимости от этого пойму, что делать дальше. А смысл иска — акцент на проблеме смога и общественный резонанс.

Интересы ответчика, акимата, представляет в суде главный специалист аппарата акима, юрист Надир Омаров.

Мэр Алма-Аты Бауыржан Байбек. Фото Дмитрия Каратеева

Судья Сара Каракузиева удовлетворила ходатайства сторон о вызове в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, представителей различных департаментов городской администрации, а также о присутствии прессы в зале суда и назначила следующее судебное разбирательство на 21 декабря.

Трубы Мордора

Смог — это жестокая карма всех алмаатинцев. Каждый третий горожанин — аллергик. Из-за грязного воздуха Алма-Ата, почти не имеющая больших промышленных предприятий, по уровню респираторных и онкологических заболеваний вырвалась в лидеры по Казахстану вместе с Усть-Каменогорском, крупнейшим индустриальным центром страны.

Главную вину за отравленный воздух чиновники взваливают на полмиллиона «местных» автомобилей и 250 тысяч «приезжих»: по их словам, в 2017 году доля выхлопных газов в общем объеме вредных выбросов в атмосферу составляла 80%. Правда, на днях Бауыржан Байбек снизил эту цифру до 70%.

А вот грех ТЭЦ-2 (в Алма-Ате ее называют «трубы Мордора») они второй год подряд оценивают в жалкие 11%. Этот показатель отмечался и в сообщении Министерства энергетики в сентябре 2017 года, и в выступлении руководителя управления энергетики и коммунхоза Алма-Аты Максута Исахова в ноябре 2018-го.

Кто главный отравитель

Ситуация изменилась в прошлом году благодаря одному человеку — экологическому активисту Павлу Александрову. Он установил по городу два десятка пылемеров, которые определяют содержание в атмосфере частиц 2.5 PM и в режиме онлайн передают данные на сайт Airkaz.org. Это мелкодисперсные наночастицы, которые опасны не только для органов дыхания, но и для кровеносной системы: их диаметр в 30 раз меньше, чем у человеческого волоса, и они беспрепятственно попадают в кровоток.

По нормам ВОЗ, предельно допустимая концентрация частиц PM 2.5 в атмосфере — 25 мкг/куб. м (для Казахстана и России — 35 мкг/куб. м).

Павел составил график среднесуточной загрязненности воздуха в Алма-Ате с марта 2017 по декабрь 2018 года.

На нем прекрасно видно, что всплеск концентрации частиц PM 2.5 в атмосфере города начинается в октябре, когда стартует отопительный сезон, достигает пика в середине зимы, когда холода и ТЭЦ-2 работает на полную катушку, а с весны идет на спад.

ГРАФИК

Пояснения к графику: столбцы – среднесуточные значения в среднем по всем точкам в городе; гибкая линия – скользящая средняя от всех среднесуточных за 10 дней; прямая линия – среднесуточная предельно допустимая концентрация (ПДК), установленная ВОЗ. График Павла Александрова

Скриншоты с сайта Airkaz.org Александров ежедневно публикует в своем Facebook. Вот что, например, он писал 8 декабря: «Вечер субботы. Середина выходных. Уровень загрязнения воздуха в Алматы ужасающий. Многократное превышение ПДК по всем точкам замера». В этот день ПДК (по нормам ВОЗ) был превышен в 10-17 раз. А Казгидромет констатирует: «Высокое загрязнение фиксируется при превышении 10 ПДК (по нормам Казахстана. — Прим. авт.), экстремально высокое — при превышении 20 ПДК».

«Высокое загрязнение» фиксируется в Алма-Ате в период отопительного сезона повсеместно и ежедневно. Жители жалуются в соцсетях на головную боль, удушающий кашель, сонливость или, наоборот, бессонницу. В особо опасные дни Александров рекомендует своим подписчикам надевать защитные маски. А чиновники реагируют на то, что город превратился в зону экологического бедствия, с завидным хладнокровием. То есть никак.

В январе этого года в Сеуле ПДК был превышен всего лишь втрое (содержание частиц 2.5 PM составило 75 мкг/куб. м), и из-за густого смога власти ввели режим ЧС. В Алма-Ате сирена тоже иногда звучит — но только по поводу учебных сейсмотренировок.

«Однозначно один из главных источников загрязнения — это сжигание угля, судя по той информации, которую я собрал, — сказал «Фергане» Павел Александров. — Лично моя оценка — не меньше половины всех выбросов приходится на ТЭЦ-2 и частный сектор. Соответственно, победив ТЭЦ-2 — и это нужно сделать один раз! — мы значительно улучшим ситуацию с воздухом в городе. Почему я на электростанцию бочку качу? Они сжигают каждый год больше двух миллионов тонн грязного угля».

ТЭЦ-2 потребляет экибастузский уголь, имеющий 40-процентную зольность. То есть не сгорает 40% топлива, оно превращается в шлак и улетает в воздух в виде вредных частиц.

Однако в Казахстане мощное угольное лобби, поэтому чиновники отрицают, что ТЭЦ-2 является главным загрязнителем воздуха в Алма-Ате, и занижают долю ее выбросов.

Поначалу, с появлением гражданских пылемеров, Казгидромет показывал данные о загрязнении воздуха раз в 20 ниже, чем у Александрова. Когда этот перепад стал уже очевидно неприличным, государственные метеорологи написали на Павла заявление в полицию. Стражи порядка нагрянули к нему с проверкой. Датчики оказались сертифицированы, и конфликт разрешился, так и не разгоревшись. Теперь Казгидромет демонстрирует более или менее объективные сведения, иногда даже совпадающие с данными Аirkaz.org.

Сектор газа

Нельзя сказать, что с загрязнением воздуха в Алма-Ате совсем не борются. В начале осени прошлого года президент Нурсултан Назарбаев поручил мэру Бауыржану Байбеку совместно с фондом национального благосостояния «Самрук-Казына» (в его состав входит нацкомпания «Самрук-Энерго») перевести ТЭЦ-2 на газ до 2020 года и завершить газификацию частного сектора.

Весь этот год градоначальник рассказывал доверчивым СМИ, что газифицированы 96% частных домов, а до конца 2018-го ожидается полная и окончательная победа голубого топлива.

Но, как известно, дьявол кроется в деталях. Газовые трубы в частный сектор подведены, но люди отказываются от этого блага цивилизации. Подключение стоит порядка $1 тыс., да и топить газом куда дороже, чем углем или покрышками, смрадная гарь от которых порой заползает с низины до верхних предгорных районов города. И здесь встает вопрос о субсидировании подключения и отопления из городского бюджета — вместо финансирования необязательных проектов, о чем и говорил Альнур Ильяшев.

Требуют быть услышанными

23 ноября в ходе «правительственного часа» в казахстанском сенате вице-министр энергетики Сабит Нурлыбай заявил, что предварительное технико-экономическое обоснование (ПредТЭО) по переводу ТЭЦ-2 на газ уже готово. Правда, не сказал, где его можно посмотреть.

Один из предлагаемых вариантов — не реконструкция старой ТЭЦ, а строительство новой станции с парогазотурбинными установками, и это самый что ни на есть экологический проект. И по казахстанским законам, и по Орхусской конвенции ООН о доступе к экологической информации он должен обсуждаться с общественностью, начиная с самых ранних этапов. Сейчас экологические активисты Алма-Аты требуют проведения общественных слушаний по проекту перевода города на газовое отопление.

В 2018 году в Алма-Ате громко заявили о себе две гражданские инициативы, получившие общереспубликанский резонанс. Первая — «Требуем реформы МВД!» — родилась после убийства средь бела дня в центре города 25-летнего фигуриста Дениса Тена, любимца всей страны. Он застал на месте преступления двух воров, которые хотели снять с его машины зеркала заднего вида, и те смертельно ранили его ножом. Вторая инициатива — «Сохраним Кок-Жайляу!».

Эти два движения роднит то, что в них объединились люди разных национальностей, политических взглядов, возрастов и профессий. Такого в Казахстане не было давно, очень много лет. Обычно возникают точки раскола — на почве необходимости изучать государственный язык, перехода казахского на латиницу, отношения к Евразийскому экономическому союзу, к России и Украине и т.д. Казахстанский общественный ландшафт за последние лет двадцать весь покрылся такими трещинами.

Нарождающийся протест против смога и ТЭЦ-2 несет в себе еще более мощный сплачивающий потенциал. В смоговом аду все горожане, независимо от национальности или политических предпочтений, живут ежедневно — спят, работают, любят, ругаются, растят детей, ходят на базар… И болеют, и часто умирают — тоже из-за смога.

Нарисуем — будем жить

Тем временем власти словно живут в параллельном мире и в упор не хотят замечать тектонических сдвигов в общественном сознании. Мэр Алма-Аты продолжает публично говорить о «всенародной поддержке» курорта «Кок-Жайляу». МВД реформирует обмундирование. Городской акимат настаивает, что на долю ТЭЦ-2 приходится лишь девятая часть выбросов в атмосферу. На реальные контакты на постоянной основе с энтузиастами-общественниками, работающими не за страх и деньги, а за совесть, никто не идет. И уж тем более чиновники не воспринимают их как равноправных партнеров в обсуждении и решении жгучих проблем.

В общем, делается все необходимое, чтобы гроздья гнева созрели как можно быстрее.

Вадим Борейко
  • В какой школе Таджикистана дети равны учителям

  • Погубит ли аренда природные заповедники Узбекистана

  • Почему узбекский МИД не заметил критику ЮНЕСКО сохранности Шахрисабза, Бухары и Самарканда

  • Как молодая семья таджикского музыканта попала в «Вилаят Хорасан»