Верный друг Путина из Сергели

Зачем в Узбекистане благородных псов отправляют на смерть и увечья
Собаки Черный и Али, бой в Янгиабаде. Фото "Ферганы"

Раннее утро. Свежо. Наспех выпив пиалу зеленого чая, житель городка на окраине Ташкента Карим-ака собирается в дорогу. Ехать предстоит на противоположный край города, дорога может занять час. Выйдя во двор, он со свистом подзывает своего любимца Арлана, собаку породы алабай. Арлан радостно виляет обрубком хвоста, нетерпеливо перебирая лапами, тычется холодным мокрым носом в ладони хозяина, пытаясь поймать его взгляд. Арлан чувствует, что день сегодня особенный, ведь его вчера не кормили, да и ночь он провел вне своего вольера, свободно гуляя по двору.

Карим-ака открывает багажник своей старенькой «нексии» и приказывает Арлану залезть в него. Запах бензина и железа собаке не нравится, Арлан отказывается повиноваться. Тогда хозяин, смачно выругавшись, берет его за загривок и с силой подсаживает в машину. Капот захлопывается. В полной темноте тесного душного пространства псу предстоит проделать путь в несколько часов. Провожая мужа, Фатима-опа пожелала супругу доброй дороги и, воздев ладони в молитве, загадала, чтобы они вернулись с победой. Ведь она так важна для их семьи. Если Арлан победит на собачьем чемпионате, слух об этом разнесется по всему старому городу. Люди сами будут приводить своих сук для вязки с Арланом. Щенки от чемпиона очень дорого стоят. А ведь им именно сейчас так нужны деньги: дочь уже просватали, да и младшему сыну нужно оплатить контракт в институте… Машина тронулась, Фатима-опа закрыла ворота.

Прибыли на место, Арлан с шумом втянул ноздрями влажный воздух, наполненный запахами опавшей листвы и незнакомых людей. Пес насторожен, опасность где-то рядом. Хозяин держит его на коротком поводке и дает четкие и резкие команды приготовиться к борьбе. Под улюлюканье толпы Арлан с хозяином выходит на край круга и встречается взглядом с огромным белым псом, напряженно замершим на противоположной стороне круга, готовым напасть. «Гир!» — дает хозяин команду и спускает животное с поводка. Два огромных пса несутся навстречу друг другу, и тяжелый удар в грудь валит Арлана на землю. В следующую секунду острая жгучая боль пронзает его от уха до глаза. Железная челюсть сдавила голову пса. Арлан отчётливо почуял запах и вкус собственной крови. Он встает на ноги, пытаясь освободиться от захвата и сбросить тяжесть тела соперника. Сквозь ватный шум тяжелого дыхания и бешеный стук собственного сердца, сквозь ор толпы Арлан отчетливо слышит крик хозяина: «Гир, Арлан! Взять его!»

Султан и Пират, бой в Сергели, 2018 год. Фото "Ферганы"

Бой считается проигранным, если собака оскалит зубы, подаст визг или повернется задом к сопернику, пытаясь покинуть поле боя. Поединок может длиться 15-20 минут, и если силы равны, собак разводят, дают им отдохнуть и устраивают второй раунд. Окровавленных животных, с всклокоченной шерстью и рваными ранами, оттаскивают друг от друга, ничьих в собачьих боях практически не бывает. Часто после поединка собака заболевает от занесенной инфекции, истощения или инфаркта. С проигравшим животным стараются как можно скорее расстаться, перепродавая ее из рук в руки.

Собачьи бои в Узбекистане

Собачьи поединки проводятся в Ташкенте с ранней осени и до поздней весны — по выходным, на окраинах города, на пустырях, о конкретных местах очередного сбора новость разносит «сарафанное радио». По имеющимся сведениям, в настоящее время бои проводятся в полях Сергелийского и Янгиабадского райнов. Хозяин чемпиона после завершения боя, как правило, «накрывает поляну», празднуя победу с друзьями. В отличие от Казахстана и Туркменистана, где алабаев, как правило, разводят для охраны стад и пастбищ от волков, в Узбекистане укоренилась мода на больших собак, и каждый уважаемый человек в городе считает престижным иметь в своем «дворце» здоровенного цепного пса. Несколько лет назад в столице после окончания боя владелец праздновал победу. Во время застолья между мужчинами возник конфликт с поножовщиной, один из участников посиделок погиб. Случай стал известен среди любителей собачьих драк, и бои «негласно» попали под запрет. Сборища стали разгоняться патрулями милиции. Но вскоре страсти поутихли, и собачьи сражения снова вышли из тени.

На организацию боев в Узбекистане тратят минимум усилий. Ни о каком соблюдении безопасности как для собак, так и для зрителей, и речи нет. Никаких ограждений, в толпе много детей и случайных людей. Тут же в антисанитарных условиях развернута торговля фастфудом и шашлыком. Редкие стражи правопорядка и сотрудники Нацгвардии в своих красных шапочках также наблюдают за истязанием псов. Не ведется никаких учетных записей и протоколов кинологических служб, судьи — сами же владельцы собак. Бои не пытаются «прикрывать» селекционным отбором, они проходят «чисто из спортивного интереса». В Узбекистане эти собаки стали показателем статусности владельца. Иногда перед боями организовываются тотализаторы на крупные деньги.

Возникновение собачьих боев

Свою историю псовые поединки ведут со времен римских гладиаторов. Там звериные бои служили для разогрева толпы перед основными схватками легионеров. Позднее они набрали огромную популярность в Англии, где поначалу стравливали между собой медведей или быков. Однако затем народ понял, что стравливать собак гораздо безопаснее, да и само мероприятие требует меньше места. Поэтому тогдашние пролетарии принялись регулярно устраивать в ямах, которые называли «пит», собачьи поединки. В основном участие в них принимали английские бульдоги и терьеры, которые отличались наибольшей хваткостью и игривостью. Тогда и сформировались самые первые правила боя: победившая собака немедленно оттаскивалась от противника, а проигравшей считали заскулившую или увиливающую собаку. Но от проигравшей собаки не пытались избавиться, а воспитывали для дальнейших боев. Более того, если проигравшая собака получала сильную травму, то хозяин пса-победителя выплачивал штраф.

В Средней Азии собачьи бои тоже получили широкое распространение, к боям допускаются только собаки породы алабай. (Речь идет о среднеазиатской овчарке, которую чаще называют алабаем. Другие названия породы: волкодав, тобет, бурибасар. — Прим. «Ферганы»).

Это одна из древнейших пород, не являющаяся результатом искусственного отбора. Более четырех тысяч лет они использовались главным образом для охраны скота, караванов и жилища хозяев. В тяжелых условиях существования и постоянной борьбы с хищниками они подвергались жесткому естественному отбору. Современные алабаи — это большие собаки, до 80 см в холке и весом от 60 до 100 кг. Они могут иметь различный окрас, как короткую, так и длинную пушистую шерсть. Выносливая, бесстрашная собака, обладающая сильным защитным инстинктом, спокойна и безмятежна с хозяевами и домочадцами. Хорошо ладят с другими домашними животными, будь то кошки или собаки, но очень агрессивны по отношению к чужим псам. Алабаи не считаются бойцовыми, однако, смелые и выносливые, они могут вступить в схватку даже с более крупным противником. Основное их предназначение — охрана и защита. Собаки, неспособные дать отпор двуногому или четвероногому противнику, в Средней Азии практически не имеют шансов на селекцию, бои, на которых владельцы оценивают качества собак, проводят во всем регионе. Но, как справедливо требуют защитники животных, поединки должны проходить по четко установленным правилам, исключающим травмы или гибель собак.

А как в других странах?

Примером организации собачьих боев по правилам может послужить Казахстан. Хотя там собачьи бои официально не разрешены, но и не запрещены. В Казахстане бои проводит кинологическая федерация, и они вполне легальны. Поединки между животными проводятся исключительно в рамках законодательства РК и не противоречат международным нормам защиты прав животных. Такие чемпионаты иногда приобретают статус международных. Собак привозят из России, Узбекистана, Кавказа, Калмыкии и Туркмении. Начать с того, что ринг для боев огражден сеткой, оборудованы места для зрителей. За боями следят судьи из числа кинологов-заводчиков. Присутствуют и представители местного правопорядка. Все поединки протоколируются, составляются акты о рабочих и экстерьерных качествах собак.

По словам организаторов, такие бои — это зоотехническое мероприятие, когда под контролем заводчиков псы не получают серьезных увечий. Утверждают, что жестокость в собачьих боях сведена к минимуму. Соревнования лишь способ селекции бойцовских псов. Собачьи бои идут практически во всех областях Казахстана и состоят из нескольких этапов, цель которых — выявить лучшего из лучших. Владельцам победителей вручаются ценные призы (автомобили, бытовая техника, ковры и т.д.), денежные призы, а также медали и сертификаты об участии в данном чемпионате и успешном прохождении тестовых испытаний. Крупные чемпионаты снимаются на видео, и лучшие бои тиражируются на видеоносителях и продаются как на рынках Казахстана, так и за пределами республики. И сейчас на YouTube можно обнаружить бесконечное множество видеороликов с собачьими боями в Казахстане.

В Туркменистане алабаи, как и ахалтекинские лошади, считаются национальным достоянием, запрещается их вывоз из страны, а в 2017 году в Ашхабаде был установлен памятник этой породе. В 2017 году Гурбангулы Бердымухамедов подарил президенту Российской Федерации Владимиру Путину на день рождения щенка алабая, которому дали кличку Верный. Алабаи в Туркмении очень популярны, а собачьи бои с их участием возведены чуть ли не в ранг священной традиции, мало какая свадьба или другой праздник, вроде обрезания или стрижки овец, обходится без такого развлечения. Бои проводятся в качестве селекционных мероприятий по улучшению породы, так как в Туркменистане численность волков и лис продолжает увеличиваться, и все еще существует необходимость охранять скот, а ведь именно алабаи с легкостью справляются с этой задачей.

В поддержку собачьих боев в странах Центральной Азии издают журналы и книги, публикуют статьи о поединках, победителях, о лучших представителях породы и об их «профпригодности». Сильнейшие, доказавшие в сражениях с другими претендентами свое превосходство, получают право продолжить род.

В США собачьи бои запрещены официально, и, более того, запрещена подготовка и транспортировка собак для этих целей. Регулярно проводятся расследования незаконных поединков и ликвидируются банды, которые устраивают собачьи бои.

В Японии собачьи бои считаются искусством, и в них участвуют только собаки специально выведенной породы тоса-ину, которая отличается силой, скоростью и низкой чувствительностью к боли. Собачьи бои в Японии считаются особым спортом для собак, который абсолютно не предполагает кровопролития. Животное, которое поранит соперника до крови, получает пожизненную дисквалификацию. Псов здесь дрессируют специальные тренеры с щенячьего возраста. Победители удостаиваются вознаграждений и званий, таких как «сэнсюкэн» — национальный чемпион, «майкэн ёкодзуна» — великий воин, «гайфу тайсё» — титул, который присваивается собаке, показавшей наилучшую технику на поединке. Весь процесс боя похож на ритуал, который проводится, чтобы показать: даже собаки умеют демонстрировать силу, не причиняя вреда ни себе, ни противнику.

А что в Узбекистане?

Разведением алабаев в Узбекистане обычно занимаются далекие от кинологии любители. Как правило, это люди среднего достатка, имеющие дома с земельным участком, считающие разведение алабаев дополнительным приработком. Чтобы начать собачий бизнес, им следует всеми правдами и неправдами приобрести щенка от известного чемпиона. Очередь за ними выстраивается еще до их рождения. Чем больше спрос, тем выше цена, от трехсот долларов и выше. А щенка еще надо вырастить.

Султан и Пират, Сергели, 2018 год. Фото "Ферганы"

Алабаи очень неприхотливы в содержании и уходе. Однако прежде, чем выставить его на бой, он должен достичь полуторагодовалого возраста, набрать как можно больший вес и быть здоровым. А такую собаку на одном хлебе не поднимешь. Сейчас практически на всех рынках Ташкента имеются торговые ряды, продающие мясной сбой для собак. Цены колеблются от 3 до 25 тысяч сумов ($0,36-3) на килограмм такой требухи. В день взрослому алабаю нужно не меньше 1,5–2 кг мяса. Помимо питания, основную затратную статью составляют ветеринарные расходы: прививки, витамины, лечение. В Узбекистане ветпрепараты и услуги ветеринара стоят очень недешево. И люди начинают заниматься этим хлопотным делом отнюдь не от большой любви к собакам. Цель — прибыль: вырастить чемпиона и затем делать деньги на продаже щенков. Никто не заморачивается селекционным отбором. Современные городские алабаи в нескольких поколениях в «глаза не видели» никаких пастбищ с отарами. То есть собака потеряла свое основное предназначение — бороться с хищниками.

Что говорит закон?

Очевидно, что псовые поединки в Узбекистане сложно назвать состоявшимся и цивилизованным видом спорта. Это дешевое развлечение для толпы, которое держится на азарте владельцев собак.

Сегодня в Узбекистане существует только штраф за живодерство в размере двух 2 минимальных зарплат, то есть около $50 (ст. 111 («Жестокое обращение с животными») Кодекса об административной ответственности).

На портале Mening Fikrim (портале коллективных обращений) была опубликована петиция, набравшая более 10 тысяч голосов. Люди подписались под обращением, в котором просили, чтобы государство скорее начало разработку закона о защите животных, усилило ответственность за жестокое обращение с ними, приняло программы по контролю над популяцией собак и кошек, организовало работу по строительству большего количества приютов для бездомных четвероногих. Петиция была передана в парламент, но дальше дело пока не двигается.

В Узбекистане с 2010 года действует некоммерческое общество по защите прав животных Mehr va Oqibat, которое объединило неравнодушных добровольцев. Они рассказывают людям о гуманном обращении с животными, занимаются стерилизацией собак и кошек, в том числе помогая с этой процедурой и малоимущим владельцам. Активисты организовали два центра передержки животных в Ортасарайском и Тузельском районах под Ташкентом, которые содержатся на их деньги. Но главное — Mehr va Oqibat занимаются разработкой того самого законодательства о защите прав животных. Одна из активисток НКО рассказала «Фергане»: «Петиции играют важную роль для общественного резонанса, но пока сам не разработаешь проект и законы, никто этим заниматься не будет. Сам по себе этот процесс непростой. Нашему коллективу не хватает рабочих рук, волонтеров, юристов, ветеринаров, депутатов, которые бы правильно направляли законотворчество. На данный момент мы отправили письма с приложенной петицией в Законодательную палату Олий Мажлиса (парламента) и ждем дальнейших указаний и предложений со стороны органов власти».

Защитники животных не устают повторять, что решение данного вопроса невозможно без вовлечения в процесс широких масс общественности. Как альтернативу частным приютам, следует разработать и принять программы по организации государственных приютов для бездомных животных. Требуется масштабная пропаганда, нужно говорить о проблемах обществ, которые борются за права животных. И этим должно заниматься государственное центральное телевидение и СМИ. В школах рассказывать о гуманном обращении с животными, прививая детям элементарные навыки.

На волне перемен, происходящих в жизни Узбекистана, принятие закона о защите прав животных станет одним из звеньев цепочки по построению современного гуманного цивилизованного государства. Главное, чтобы власти за деревьями разглядели лес и, решая важные социальные проблемы, не оставили собак подыхать на помойках, в подвалах или рвать друг другу глотки на потеху толпы.

Надежда Орлова